Актуально

Сергей Строев

Провокация вокруг «Матильды». Как реагировать коммунистам.

i (1)65

В первые месяцы скандалов вокруг фильма «Матильда» я полагал, что в данном случае мы имеем дело с самой банальной, чисто рекламной уловкой. Допустим, вы сделали или ещё только собираетесь сделать некий весьма посредственный и ничем не примечательный по своим качествам продукт (не важно: книгу, фильм, театральную постановку, выставку и т.д. и т.п.). Никакими художественными талантами ни вы, ни, соответственно, ваше произведение не блещете. Как его раскрутить, чтобы люди на него пошли и заплатили вам денег? Обычный способ – это провести массированную рекламную кампанию. Но на неё придётся потратить уйму денег. Причём, что немаловажно, из своего собственного кармана. Конечно, хотелось бы этого избежать. Чтобы, например, рекламную кампанию вашему произведению провёл кто-то другой за свой собственный счёт. Для этого существует несколько хорошо известных и проверенных приёмов, главным из которых является организация крупного и громкого скандала. Делается это довольно просто. Вы целенаправленно оскорбляете либо общество в целом, либо какую-то его часть. Получаете в ответ волну возмущения, и, соответственно, мощнейшую рекламную кампанию своего продукта, причём исключительно силами и средствами оскорблённой стороны. Не важно в данном случае, что вас ругают, важно, что о вас и вашем произведении волей-неволей говорят. А, значит, привлекают к нему внимание, делают его важным медийным событием. Если громко и много ругают, какое-то количество заинтересовавшихся вы в любом случае получите. Типичный троллинг с коммерческой целью. Главное при этом не перейти грань и не получить для себя негативных последствий, превышающих коммерческую выгоду от раскрутки посредством скандала.

Поначалу ситуация вокруг съёмок и предстоящего проката «Матильды», на мой взгляд, вполне вписывалась именно в такую чисто коммерческую провокацию. Настолько, что, наблюдая за реакцией возмущённой православной общественности, я каждый раз задавался вопросом: неужели люди не понимают, что своими протестами, что называется, только «кормят тролля», то есть способствуют раскрутке и коммерческому успеху возмутившего их фильма? Многие из моих знакомых и вовсе были уверены в том, что Поклонская с Учителем действуют сообща и просто вместе разыгрывают своего рода спектакль. Я в такой версии сомневался с самого начала, но полагал, что это обычное использование «втёмную». В любом случае средств против троллинга пока что придумано только два: игнорирование и «бан». Для того, чтобы «забанить», нужно иметь административную власть. Ни у меня, ни у возмущённых православных активистов такой административной власти нет. Соответственно, остаётся вариант игнорирования. То есть просто не вестись на провокацию, не помогать «троллю» привлекать к себе внимания и не интересоваться им самому.

Однако по мере раскрутки скандала его масштаб явно начал выходить за рамки чисто коммерческой провокации. Провокация стала явно приобретать политическое значение. Впрочем, подобные политические провокации правящий режим тоже устраивает регулярно. Взять, к примеру, «мост Кадырова» или памятные доски Колчаку и Маннергейму. Цель всегда одна: стравить разные части общества между собой. Например, стравить «красных» и «белых». Или, как это часто делается при строительстве нового храма, стравить православных активистов с активистами-градозащитниками. Приём тоже известный и отработанный. Учитывая, что «Матильда» снималась в том числе и за государственный счёт, а также то, насколько явно она лоббируется министром культуры Мединским, эта поделка, в общем, тоже хорошо вписывается в общей ряд государственных провокаций типа доски Маннергейму. Принцип «разделяй и властвуй» придуман давно, но теми же римлянами, что характерно, он применялся по отношению к завоёванным народам, а никак не к своему собственному. Российская власть по отношению к Русскому народу явно применяет политику оккупанта. Впрочем, ничего другого ей и не остаётся. Не имея никакой положительной программы развития, которую оно могло бы предложить обществу и консолидировать его, оно вынуждено постоянно создавать информационные поводы, переключающие недовольство населения с себя (то есть власти) на другие группы того же самого населения. Причём очень важно, чтобы конфликт каждый раз не имел конструктивного разрешения, то есть строился не вокруг альтернативных содержательных программ или проектов будущего, а исключительно вокруг знаков, символов, оценок прошлого и т.п.

Опять-таки в ситуации подобной политтехнологической разводки, когда мы не имеем инструментов административной власти, чтобы её пресечь, оптимальная стратегия состоит в полном и упорном игнорировании провокационной повестки и в настойчивом продвижении своей собственной конструктивной тематики и своего конструктивного дискурса. Но только до тех пор, пока масштабы политической провокации исчерпываются очередным «спусканием пара». Если же ситуация перерастает масштаб этого самого «спускания пара» и переходит в реальное противостояние, результатом которого будет существенное изменение баланса политических сил, мы уже не можем оставаться сторонними наблюдателями.

Между тем, похоже, что ситуация действительно начинает выходить за рамки обычного «спускания паров». Участившиеся информационные вбросы на тему т.н. «православного экстремизма» и «православного терроризма», навязчивые сравнения и сопоставления православных протестующих с террористами ИГИЛ, попытка связать протесты против фильма «Матильда» с прокатившейся по стране волной виртуальных террористических атак вылились во вполне конкретную угрозу расправы с рядом православно-консервативных движений и информационных ресурсов. В частности, в этом ряду стоит донос (в форме депутатского запроса) некой депутатши-единоросски О.В. Пушкиной генеральному прокурору Ю.Я. Чайке с обвинениями православного интернет-портала «Русская народная линия» в экстремизме и подстрекательстве к терроризму. Зная на горьком опыте, что в современной РФ подобные обвинения не ограничиваются праздным кликушеством, а зачастую ведут к реальным репрессиям и расправам, мы вынуждены определиться со своим отношением к происходящему и занять по отношению к происходящим событиям ту или иную политическую позицию.

Начнём с фильма. Фильм «Матильда» пока не вышел в прокат, соответственно, его не видели ни его противники, ни его сторонники, ни мы. Что мы знаем об этом фильме? Известно, что в фильме изображается роман между наследником престола, будущим российским императором Николаем II и балериной Матильдой Кшесинской. При этом изображается некий «любовный треугольник» из цесаревича Николая Александровича, его невесты и затем жены Александры Фёдоровны и Матильды Кшесинской, выставляемой его любовницей. Судя по выпущенному трейлеру, фильм содержит непристойные сцены. Роль цесаревича Николая Александровича играет Ларс Айдингер, известный своим участием в крайне непристойных постановках. Фильм, по крайней мере частично, финансируется за счёт российских государственный субсидий, то есть за счёт средств налогоплательщиков.

Учитывая, что император Николай II и его супруга императрица Александра Фёдоровна канонизированы Русской Православной Церковью в лике святых, их изображение в качестве героев подобного фильма, РАЗУМЕЕТСЯ, является прямым оскорблением чувств верующих. Причём в данном случае совершенно нет надобности разбираться в том, был ли в реальности у цесаревича Николая Александровича роман с Кшесинской или его не было вовсе, или, если он был, выходил ли он за рамки чисто платонических отношений. На этот счёт есть разные версии, но как бы то ни было, В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ изображение сугубо интимных сторон личной жизни исторических деятелей есть крайняя степень пошлости и непристойности. Даже если речь идёт о достоверно имевших место отношениях. Например, крайней пошлостью является фильм «Адмиралъ», в котором сложная, многогранная и противоречивая личность Александра Васильевича Колчака – офицера, полярного исследователя, мастера минного дела, и, наконец, участника Гражданской войны, лидера Белого движения и диктатора, несущего ответственность за массовый террор на подвластной ему территории – сведена к образу «героя-любовника», причём со смакованием и эстетизацией наиболее неприглядной стороны его личной жизни. Частная, а, тем более, интимная жизнь исторических личностей является их сугубо личным делом, и её публичная демонстрация в любом случае является точно такой же бестактностью и непристойностью, как непрошенное копание в интимной жизни любого другого человека. Тем более достойны осуждения вольные авторские фантазии на эту тему там, где нет достоверных фактов. И уж, совсем это недопустимо в отношении фигур, ставших для той или иной части общества сакральными.

Безусловно, в отношении царя Николая II в обществе существуют разные, в том числе полярные мнения. Лично я – не буду этого скрывать – отношусь к нему как к исторической фигуре весьма и весьма критически и был отнюдь не в восторге от факта его канонизации Русской Православной Церковью. Тем не менее, факт есть факт, решение о его канонизации Церковью принято. Если мы рассчитываем строить с Церковью отношения взаимоуважения, доверия и сотрудничества, то мы должны с уважением отнестись и к принятому решению о канонизации Николая II и его семьи. Это не значит, что мы обязаны изменить свои оценки в отношении Николая II как исторического деятеля. Однако, во-первых, любое, даже весьма критическое мнение и отношение, всегда можно выразить в корректной и неоскорбительной форме. А, во-вторых, зададимся вопросом: так ли актуально сегодня по прошествии ста лет настаивать на публичной дискуссии и выносить свои нелицеприятные оценки в отношении давно умершего человека? Не будет ли и тактичнее, и политически целесообразнее по возможности воздержаться от публичных баталий на эту тему, коли для части нашего народа (а это так) Николай II является почитаемым святым? Так ли в данном случае важно публично высказать своё мнение об «исторической правде», если эта «историческая правда» в данный момент раскалывает и разобщает нашу нацию, причём раскалывает и разобщает по вопросу, не имеющему принципиального значения для практических действий и решений в настоящем и обозримом будущем? Не лучше будет оставить полемику по данному вопросу академическим историкам в рамках сугубо научных дискуссий?

Но даже если мы встанем на точку зрения необходимости жёсткой и принципиальной позиции в выражении своих исторических оценок, допустим, имело бы смысл спорить, если бы речь шла об историческом фильме, который бы показывал Кровавое воскресенье и столыпинские расправы над крестьянством, то есть давал бы историческую критику царизма. Но в данном случае мы видим вовсе не историческую критику, не социально значимую историческую правду и не дискуссию о состоятельности или несостоятельности российского самодержавия. Мы видим, с одной стороны, требование «свободы самовыражения» (причём за счёт русских налогоплательщиков!!) современных деятелей либерального искусства, настаивающих на своём праве трясти бельём исторических личностей и выносить на всеобщее обозрение свои домыслы об их интимной жизни. С другой стороны, мы видим вполне законный протест против этой пошлости. Речь в данном случае вовсе не идёт об оценке конкретной исторической фигуры. Деятелям «современного искусства», в сущности, совершенно всё равно, чьё нижнее бельё выставить на обозрение – Николая или Ленина, Колчака или Сталина. Речь идёт совершенно о другом – об элементарной защите общественной нравственности.

Это, впрочем, одна сторона дела. Но есть и другая сторона – политическая. Если в данной ситуации, когда оскорбляются чувства значительной части православных верующих, мы займём позицию недопустимости осквернения знаковых, символических, сакральных для той или иной части Русского народа исторических образов, то потом у нас будут все резоны и моральное права указать той же Н.В. Поклонской на этическую недопустимость и политическую вредность её высказываний о Ленине. Если же мы сейчас займём позицию поддержки свободы либерального глумления только потому, что нам не нравится царь Николай II, то в следующий раз, когда дойдёт до очередного поливания либералами грязью уже советской истории, мы едва ли сможем рассчитывать на поддержку и понимание со стороны православно и монархически настроенных патриотов.

Раскол общества, спровоцированный фильмом «Матильда», прошёл таким образом, что по одну сторону противостояния оказались наиболее консервативные, православно-патриотические круги, исповедующие, условно говоря, народное Православие и народный монархизм. На другой стороне оказались ревнители либеральных «прав и свобод», эстетический и социальный идеал которых в конечном счёте сводится к пресловутому «хрусту французской булки» и праву высшего сословия крутить романы с балеринами. Это важно. В обоих случаях мы имеем некий «идеальный» образ старой дореволюционной России. Но для одних это образ народной монархии и святого целомудренного Царя, а для других – это образ «красивой жизни» для элиты, свободной от моральных ограничений. Вот, собственно говоря, и вопрос: кто нам социально и культурно ближе?

Да, мы, разумеется, не монархисты. Вопрос о трактовке Николая как «Царя-искупителя» вообще нет смысла рассматривать, потому что он вызывает острые и напряжённые дискуссии даже внутри самой Церкви. Вопрос в данном случае в другом: в анализе природы социальных и политических сил, оказавшихся по ту и по другую сторону. Полагаю, при всей разнице политических взглядов и исторических оценок православно-монархические силы для нас – коммунистов – являются социально близкими и опираются на те же самые социально-классовые и социально-культурные слои, на которые опираемся и мы. Все наши споры – это по сути «семейные» споры, споры в рамках одного и того же народа, одной этнической, культурной и социальной общности, одной цивилизационной матрицы. Либералы же, напротив, представляют собой абсолютно чуждый нам элемент, по меньшей мере, с социально-классовой и культурно-цивилизационной, а зачастую и с национально-этнической точки зрения. Это особый «малый народ», в подавляющем большинстве настроенный откровенно русофобски и космополитически. Это, разумеется, вовсе не значит, что всякий, кто выступает сейчас на стороне «свободы слова» для авторов фильма, является нам врагом. Многие введены в заблуждение серией провокаций с «поджогами кинотеатров» (совершённых, вероятнее всего, вовсе никакими не «православными экстремистами», а как раз их противниками с целью дискредитации и демонизации Русской Православной Церкви в целом и её консервативного крыла в особенности), многие просто поддались созданной СМИ обстановке истерии. Но в целом расклад сил именно таков.

Особенно важно сейчас поддержать редакцию «Русской народной линии» – одного из крупнейших и наиболее влиятельных консервативно-православных сайтов в России, который всегда отличался взвешенным, спокойным, если не сказать благожелательным отношением к советскому прошлому и готовностью к сотрудничеству с современными русскими коммунистами. В частности, считаю уместным отметить, что, например, мне редакция сайта РНЛ предоставляла возможность публикации даже в тех случаях, когда моя позиция существенно и явно отличалась от позиции самой редакции. В этом смысле защита «Русской народной линии» и для меня лично, и для нас всех является важным рубежом защиты нашей собственной свободы слова в условиях нарастающей жёсткой «либеральной» диктатуры и цензуры.

 

Комментарии (6)

  • Сергей

    19 сен 2017

    Ответить

      Если "любовный треугольник" существовал, но до венчания царя, то ничего предосудительного здесь нет.  Если в фильме показано, что он был и после венчания, а на самом деле его уже не было, на чём настаивает РПЦ и члены царской фамилии, то надо фильм запретить к показу, а с Учителя взыскать 200 миллионов рублей (государственных сред, потраченных на съёмку фильма). Фантазии по отношению к подлинным историческим личностям недопустимы.  Если Учитель сможет доказать, что "любовный треугольник" был  и так показано в фильме, то средства не взыскивать, но запретить к показу, поскольку провоцирует рознь. Однако в этом случае часть вины в случившемся ложится на РПЦ, которой нельзя было канонизировать Николая II.

  • андрей

    21 сен 2017

    Ответить

    Цитата: «Провокация вокруг «Матильды». Как реагировать коммунистам».
    Ответ: а никак не реагировать.
     
    Пора уже коммунистам заняться своим непосредственным делом, соответствующим их названию, а не охать по «православным» «бабьим сплетням» Негодных же и бабьих басен отвращайся, а упражняй себя в благочестии» (1 Тим. 4:7)).
     
    Оглянитесь вокруг – народ уже разуверился в вас (а через вас – и в великой идее коммунизма), потому, что вы уже мало похожи на коммунистов. Пора вам уже вернуться к истокам той великой идеи справедливости, равенства, братства, на которой и стоит социализм и коммунизм. Хватит проталкивать в качестве эталона социализма – капиталистический Китай, хватит заигрывать с бизнесменами и «гарантом», хватит оправдывать частную собственность и примирять «красных» с «белыми», хватит убеждать нас, что монархисты наша «семья», хватит вместо борьбы за справедливость зазывать нас трусливо прятаться в ковчегах, пустыньках и монастырях.
     
    Вспомните главное: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?
     Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным?
    Какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом.
    И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас»
    (2 Кор. 6:14-17).
     
    Вспомните – кто вы есть (или какими бы должны быть).
     
    Лучше проанализируйте, почему из коммунистической партии в девяностых повыползало столько предателей, которые сейчас правят страной и душат народ? Проанализируйте и примите все возможные меры, чтобы этого ни в коем случае не произошло вновь.
    Будите от невежества и мракобесия народ, лечите от мещанства, а не затаскивайте его обратно в мракобесие (а данная статья как раз таки к этому и ведет, как и вся мышиная «православная» возня вокруг «Матильды»).
     
    А православным верующим вместо их эгоистической озабоченности в «оскорблении чувств верующих» пора подумать о тех чувствах, которые испытывает к ним сегодня Христос, глядя на жалкое зрелище, которое представляет собой современное православие. Ведь сегодня из семи смертных грехов, с которыми должны бы дружно бороться в обществе христиане, и прежде всего – со стяжательством и гордыней, которые сегодня насквозь разъели наше общество (и в том числе – православное) в православии «остались» лишь борьба с абортами, с «Матильдой» и с Октябрьской революцией.
    Помните, товарищи коммунисты: «Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном. Боязливых же и неверных …  и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою» (Откр.  21:7-8). Вы же сегодня, товарищи коммунисты – не побеждающие, а боязливые, ищущие компромиссов со всеми кому не лень.

  • Дмитрий Н

    21 сен 2017

    Ответить

    Это уж точно - нельзя было РПЦ канонизировать Николая Второго. Думаю, современные православные церковники здорово опростоволосились с тем, что сделали из Николая (по прозвищу «Кровавый») икону - этим они показали, что в своей злобе к Ленину, большевикам и социализму утратили всякое чувство меры и здравый смысл.  Истинный святой - Ленин - для них злодей, а вот Николай - личность совершенно серая - «святой» только потому, что пал жертвой революции, точнее - ненавидимых ими большевиков.
     
     
    При этом расстрел царской семьи произошел вовсе не по воле Ленина со Свердловым, скорее - вопреки ей (и это доказано), а произошло это вследствие трагического стечения обстоятельств (а значит, не по воле ли того самого Бога, чьим именем церковники обвиняют Ленина в этом расстреле?) Но мало ли невинных, причем - именно верующих, людей было расстреляно  в кровавое воскресение 9 января 1905 года на улицах Петербурга с «одобрения мер» Николаем Вторым?  Тем более, они шли к нему как к «помазаннику Божьему», а получили в ответ пули  да казачьи плетки, при этом никого из них их церковь в святые что-то не записала  Таков «святой»!
    Вот, кстати, высказывание Ванги об этом «святом»:
    «… но она утверждала и другое: «Вернется старая Россия». Правда, под словом «старая» Ванга не подразумевала старые порядки и прежний строй в его нерушимой целостности. О Николае Втором, когда речь коснулась последнего русского царя, она отзывалась нелестно и жестко:
    - Нехороший человек.
    - Почему?
    - Уничтожал людей. Из-за него уничтожено великое множество людей»
                            (В.М. Сидоров. «Людмила и Вангелия»)

  • Сергей

    23 сен 2017

    Ответить

    Цитата: Истинный святой - Ленин - для них злодей, а вот Николай - личность совершенно серая - «святой» только потому, что пал жертвой революции, точнее - ненавидимых ими большевиков".
    Не людское это занятие делать кого-либо святым. Не дано знать людям кто свят, а кто будет проклят в будущем. Если же люди берутся за несвойственное им занятие, то святыми у них становятся деспоты, у которых руки по локоть в крови.
    Только будущее, как правило очень отдалённое, может определить для людей степень святости той или иной исторической личности, поскольку всё в руках Бога.
     
     

  • андрей

    26 сен 2017

    Ответить

     «Не преклоняйтесь под чужое ярмо…» (2 Кор. 6:14).
     
    Хотелось бы несколько расширить свой предыдущий комментарий в связи с продолжающими «страстями» вокруг «Матильды» и позицией в этих «страстях» если не всех, то определенной части коммунистов.
     
    В вышеприведенной статье многократно мелькает слово «провокация».
    Но – откуда оно взялось?
    Хочется напомнить, что впервые слово «провокация» произнесла Н. Поклонская после серии хулиганских выходок наиболее радикально настроенных  «православных» религиозных фанатиков: взрыв кинотеатра в Екатеринбурге, поджоги автомашин возле офиса адвоката режиссера Учителя.
    За Поклонской слово «провокация» эхом подхватил вышеупомянутый православно-монархический сайт «РНЛ». А уже оттуда это слово и перекочевало в вышеприведенную статью С.Строева.
    Однозначно, что Поклонская произнесла слово «провокация» после того как она осознала,  что ситуация с раскачиванием лодки (активная фаза которой началась пару-тройку лет назад именно с нее) по защите «святого» царя и «оскорбленных чувств верующих» - вышла из-под контроля, и наиболее фанатичные из ее последователей «защитники православия» начали «громить врагов».  Ею это было сделано для того, чтобы откреститься от этих религиозных фанатиков, и чтобы снять с себя ответственность за предшествующую данным событиям ее двухгодичную активную пропаганду «святости» убиенного «кровожадными большевиками» царя и призывами к «крестовому походу» против советского периода истории.
     
    Так была провокация или нет?
    Провокация была, но не та, о которой говорит в своей статье С.Строев.
    Та провокация, на которую я хочу обратить внимание – несравненно большего масштаба и несет в себе несравненно более страшную угрозу для будущего построения социализма в стране по сравнению с «провокацией» Поклонской.
    Эта провокация началась давно. И последовательно, шаг за шагом, разыгрывалась на протяжении всего постсоветского периода, неся явно антисоветский и антисоциалистический характер.
     
    Кратко, в хронологическом порядке перечислю события этой провокации.
    В 1981 году, т.е. накануне перестройки, РПЦЗ (Русская православная церковь зарубежом) признала царя Николая II мучеником.
    В 2000 году уже РПЦ признает его «страстотерпцем», что подавляющим числом русских православных воспринимается, как «святой».
    В 2007 году РПЦ и РПЦЗ провозгласили об объединении (акт о каноническом общении), после чего и без того немалые антисоветские и антисоциалистические настроения в РПЦ только усилились.
    В 2014 году полуостров Крым был присоединении к России, что позволило сегодняшней буржуазной власти переключить внимание народа страны с внутренних проблем на события, происходящие на Украине, и поднять свой, уже было начавший падать в глазах народа имидж, используя его патриотический настрой.
    В тот же период появляются и герои Крымской весны – Н. Поклонская, С.Аксенов и другие. После победы в Крыму, на празднике Победы 9 мая при прохождении «Бессмертного полка», участники которого несли портреты своих дедов-победителей в Великой Отечественной войне, Поклонская, вопреки логике этого события, несла икону «святого» царя Николая.
    Позже – за героизм в Крыму, и возможно за ее поведение  9 мая, власти перевели ее в Госдуму РФ.
    Последующие годы нахождения в Думе Поклонская активно продолжала продвигать идею о «святом» царе и необходимости покаяния в его убийстве коммунистов. (Примерно в этот же период «замироточил» каменный бюст царя Николая в Крыму, о чем восторженно всех оповестила Поклонская). В этот период сайт «РНЛ» с огромной радостью и одобрением знакомил «православную общественность» о теперь уже православно-монархическом «героизме» бывшей героини Крыма. Появляется множество публикаций на этом и других сайтах на тему ожидания нового православного царя, «который выведет страну из сегодняшнего хаоса». И, как ни странно, этим царем все чаще и чаще множество авторов называют фигуру действующего президента. И все это подается под соусом «сословного социализма со смешанной экономикой».
    Наконец  после 2-3 летней информационной обкатки этой идеи с православным царем в интернете и СМИ, в которой ведущую роль играл сайт «РНЛ», в начале 2017 года – сначала идею о царе Владимире озвучивает в Думе шут Кремля Жириновский, а чуть позже – сакральные герои Крыма: Поклонская и Аксенов. К этому моменту относится и начавшаяся борьба Поклонской с фильмом «Матильда», порочащим честь «святого» царя, и «оскорбляющая чувства православных верующих», совершается 60-ти тысячный крестный ход в годовщину дня смерти царя в Екатеринбурге, на котором присутствует с десяток архиереев РПЦ и РПЦЗ.
     
    А что же главы Кремля и РПЦ на все это?
    Да ничего – довольны, так как очевидно, что они именно этого и добивались.
    И казалось вот-вот – и эта идея будет озвучена официально, но …
    Но, что-то в этой грандиозной, многоходовой антисоветской и антисоциалистической провокации пошло не так.
    И что же это «что-то»? А то, что огромная часть населения страны, и прежде всего люди помнящие СССР – не приняли идею православного царя с восстановлением «православного монархизма а-ля «до 1917 года» «на ура».  
    Правильно оценивший создавшуюся ситуацию Кремль, начал сигналить члену своей партии «Единая Россия» Поклонской, что нужно немного временно с этой идеей притормозить. Сначала через единопартийца И. Роднину, затем через некоторых батюшек. Но Поклонская  не унималась – и ситуация вышла из-под контроля, проявившись взрывом и поджогом. И после этого у «православной» активистки появилась мысль – озвучить мысль о «провокации».
     
    Так все и происходило. Любой, кто интересовался происходящим в нашей стране, это помнит. (А если и забыл, то все вышеперечисленное без труда можно найти в Интернете).
     
    Какой же из вышеприведенного можно сделать вывод?
    А тот, что вышестоящие силы в РПЦ на протяжении всего этого времени, лицемерно прикрываясь лозунгами о преемственности и отсутствии идейных противоречий разных периодов истории страны, прикрываясь идеями примирения красных и белых, апеллируя к христианским добродетелям: милосердию и любви, - на самом деле за эти годы создали мощный институт пропаганды антисоветизма и антисоциализма.
    Сегодняшняя православная церковь – увы, это царство буквы церковных правил, законов и обрядов, но не царство духа Христовых заповедей. Сегодняшнее «народное Православие» (как охарактеризовал его С.Строев) к огромному сожалению представляет собой «кумиропоклоничество букве под сенью креста», как назвал его еще до революции Н.Неплюев. А если это определение Н.Неплюева спроецировать на сегодняшние «страсти» по «Матильде», то его абсолютно обосновано можно назвать – Николаепоклонством под сенью креста.
    Думаю, что всем людям мечтающим о социализме, пора начать осознавать тот факт, что сегодняшняя РПЦ во многом опаснее для построения социализма, чем либералы (речь идет о явных, не скрывающих свои идеи за словами о патриотизме, либералах). 
    Если откровенные либералы – это пятая колонна, а скрытые либералы – первая колонна, то сегодняшняя РПЦ – вторая колонна. И от пятой колоны, первая и вторая колонны отличаются именно своей скрытностью и лицемерием.
     
    Поэтому думаю коммунистам призывать народ к спасению сайта «РНЛ» - абсолютно не к чему. С ними у людей, разделяющих идеи социализма, не может быть «семейных сор». С ними могут быть только непримиримые идеологические противоречия.
    Сегодня всем людям, мечтающим о социализме, надо защищать идею построения общества на основах справедливости, равенства, братства, которая близка и понятна как атеистически мыслящими социалистами, так и трезвомыслящими христианами, которые видят смысл христианства не в букве, а в духе. В таком союзе идейных противоречий нет. Такое, базирующееся на союзе атеистов и христиан, идейное течение, в основе которого положена социальная справедливость, как раз и является духовным или идейным социализмом. Ведь дух – это мысль, это идея. И это примерившееся состояние атеистов и христиан, когда высокие духовные религиозные смыслы и идеи в течении человеческой истории постепенно становятся светскими – собственно и является позитивной секуляризацией, к которой призывал А. Молотков.

  • Сергей

    26 сен 2017

    Ответить

        В разграничении атеистов и христиан есть некоторая неопределённость.  "Атеистами" часто считают тех, кто не ходит в Церковь, не соблюдает обряды, не согласны с её нынешним отношением к вопросам общественного устроения, но верят в Христа, в Бога и сообразуют свои действия с учением Христа.  Вот этих "атеистов" присовокупляют к тем, кто не верит ни в Бога, ни в чёрта и дают им общее название атеисты.
     
      С атеистами второго рода, которые не верят ни во что, построить разумное общество невозможно. Поэтому их надо ассимилировать на этапе построения социализма и превратить их (как минимум) в "атеистов" первого рода.   Тогда получается, что такое общество отчасти секулярное, но в действительности христианское.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы