Актуально

802201_originalАнатолий Несмиян

Пожал в рейхстаге

 

Инициатива прокуратуры Москвы о признании Фонда борьбы с коррупцией — структуры Навального — экстремистской, безусловно, отвечает тактике текущего момента. Здесь и резкое обострение отношений с США на грани буквально их разрыва, и общее внешнеполитическое положение, которое можно охарактеризовать как «крысу, загнанную в угол». Здесь и внутриполитическая ситуация, которая развивается вполне по всем историческим канонам.

Как ни прискорбно это признавать, но современная Россия Путина во многом повторяет исторический путь, который прошла Германия Гитлера. С определенными, конечно, отличиями, причем эти отличия имеют существенный и принципиальный характер. Однако базовые причины, вынуждающие режим в спешном порядке насаждать в стране откровенно фашистский режим, во многом схожи.

Ликвидация легальной оппозиции и вывод ее за рамки закона — одна из черт фашизации путинского режима. Признание единственного структурированного реально оппозиционного власти ее противника экстремистской организацией мало чем отличается от запрета социал-демократической и коммунистической партий Германии после поджога рейхстага. Режим Гитлера не мог позволить себе тратить ресурс на внутреннюю политическую борьбу, у него была вполне конкретная цель — мобилизация страны для выхода из Версальской системы, навязанной Германии державами-победительницами. Здесь как раз и кроется несовпадение по целям между Путиным и Гитлером: для Путина важно наоборот, зафиксировать текущее состояние системы. Зафиксировать и заморозить. Закатать в бетон. А в условиях критической нехватки ресурса в связи с продолжающейся деградацией страны, экономики, управленческой системы тратить его на внутриполитическую борьбу признано нецелесообразным.

Кстати, тот факт, что, к примеру, в отличие от Германии, компартию России и ее разнообразные клоны никто запрещать не собирается, лучше всего говорит о том, что нынешние левые вообще никакой оппозицией фашистскому режиму не являются, а наоборот — являются его частью.

Однако важнейшим и ключевым отличием фашизма Путина от фашизма Гитлера является полная, даже абсолютная, безыдейность российского аналога. Отсутствие идеологии в России обусловлено не следованием за нормами конституции, запрещающей идеологическую монополию (о конституцию столько раз вытерли ноги, что говорить о ее соблюдении как-то нелепо), а тем, что идея — это всегда образ будущего. Для касты воров, правящих Россией, будущего нет и быть не может — их ментальность понимает только категорию настоящего. Парадокс, но классическая установка вора: «украл-выпил-в тюрьму» психологически продолжает и сейчас действовать внутри этой касты, которая органически не способна к проектированию будущего. «Органически» — не метафора. Вполне возможно, что у людей, склонных к криминальному образу мысли и действия, на «аппаратном» уровне заложены способности, делающие их успешными именно в криминальном «модус операнди» и неуспешными во всех остальных. Поэтому путинское ворье проявляет таланты в разворовывании страны, но построить даже на имеющихся советских разработках что-то новое — вроде той же «Арматы» — для них уже не по плечу. Они не про это.

Исторически можно найти аналоги клептократических диктатур. Собственно, один из ближайших партнеров кремлевского режиа — Венесуэла — сегодня как раз управляется наркокартелем «Дель Сол», созданным венесуэльскими генералами Рамоном Давиле и Орландо Вильегасом (звезды -»солнце»- на погонах и стали причиной того, что картель получил название «Картель солнц»). Однако в случае России количество явно перешло в качество. Еще ни у одной мафии в мире не было доступа к оружию массового поражения и практически бесконечных природных ресурсных запасов, которые оцениваются в 20% всех мировых. У российской мафии такой доступ есть.

Однако чудес не бывает. Мафия не может создать устойчивую систему государственного управления. Поговорка «мафия бессмертна», как и любая функция, имеет свою область определения. Мафия, существующая внутри государства и имеющая с государством непреодолимые противоречия — это одно. Мафия, которая стала государством — это принципиально иное. Бессмертие мафии обеспечено непрерывным процессом борьбы с государством и обществом. Как только она превращается в государство, оно неизбежно погибает. И в этом смысле слоган «Есть Путин — есть Россия» на самом деле вполне жизненный. После Путина нынешней России уже не будет. Она умрет вместе с лиговско-тамбовской братвой, которая в итоге и доведет страну до полного и окончательного краха. Будет ли у нее какое-то новое будущее — вопрос, на который ответить сейчас невозможно. Скорее всего, «на выходе» мы получим что-то совершенно иное. То, что уже никогда не сможет называться Россией. Плохо это или хорошо — тоже вопрос, и тоже отдельный.

В любом случае чудес не бывает. Процесс уничтожения страны правящей мафией уже запущен. Раковая опухоль — это и есть аналог мафии, которая захватила страну. У раковой опухоли нет никакой программы, цели, задачи. Она просто размножается за счет ресурса организма и убивает его. И умирает вместе с ним.

Фашизм — это последние судороги перед коллапсом. Никакие иные методы управления уже не работают. Даже имитационные, как это было еще совсем недавно. На имтиацию уже ресурса. Системный кризис, который перешел в катастрофу, безжалостен — он всегда начинается, когда свободный ресурс системы исчерпан. И система может существовать только за счет того, что будет отсекать от скудеющего ресурса свои части. Именно поэтому Путин ограбил пенсионеров, высосал досуха социальную сферу, убивает сегодня малый бизнес — правящее воровское сословие задыхается от нехватки ресурса, который еще недавно был в избытке. Поэтому от него отключают всех прочих, начав с беззащитных.

Террор, как метод управления, становится единственной возможностью для удержания «стабильности». Любая демократия, даже сугубо имитационная — это всегда баланс интересов. Она всегда более затратна, чем примитивная диктатура, но зато и более устойчива. Но на это нет средств, нет ресурса. Поэтому и террор.

По сути, мы уже попали в воронку катастрофы, которая ускоряется, и которая неизбежно сойдется в сингулярность, куда в итоге и сколлапсирует вся система.

В любой звезде ее устойчивость обеспечивается равновесием между гравитацией и излучением. Когда температура в связи с выгоранием топлива падает, излучение уже не в состоянии балансировать силу тяжести, и звезда «схлопывается». Путин вынужденно «подмораживает» социальную температуру общества, собственно, любая диктатура может управлять только обществом с принудительно сброшенной социальной температурой. Но это же и становится причиной будущего скорого коллапса.

Гитлер начал внешнюю экспансию, решая ту же самую задачу — созданная им жесточайшая фашистская диктатура требовала активного сброса накапливаемого социального напряжения, которое и было брошено в огонь войны. Исламские фашисты Ирана так же сожгли революционное поколение в ирано-иракской войне, не имея ему применения в развитии страны. Война для Путина становится тоже единственным инструментом управления после того, как в стране будет установлена окончательная фашистская диктатура. И в этом плане агрессивность путинского режима, безусловно, будет только расти.

Однако для клептократической диктатуры, ключевая проблема которой заключается в стремительной и нарастующей деградации, война станет ее могилой, так как сегодняшняя Россия в вопросах управления скатилась на уровень откровенно диких африканских стран. Не с ее сегодняшним управлением воевать с кем бы то ни было. Но деваться российским фашистам уже особо некуда. Они в полном и кромешном тупике.

 

Источник

Поделиться

1 комментарий

  • Ответить

    Красноречивая никчёмность. Так я обычно называю подобного рода статьи. Путин и его окружение - это функция установившегося буржуазного строя в России. Не будет Путина, будет какой-нибудь Шмутин с тем же результатом или даже ещё хуже. Буржуазный строй - это всегда диктатура капитала и политического класса, только в отдельных странах в силу их особенностей эта диктатура выглядит особенно отвратительной. Капитализм трещит по всем швам и во всех отношениях во всём мире, однако это не отменяет истину: пока толстый сохнет, худой сдохнет. Поэтому критиковать лишь политическую систему и её лидеров обречённой капитализмом страны, не предлагая достойной альтернативы развития, - занятие совершенно пустое и бессмысленное, в какую бы изящную форму эту критику ни облекали. Глупость всё это. Суета сует.     

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы