Актуально

 

w9aRvDL4uSQ-768x461Алексей Сахнин

Левые и политический кризис в России

(Февральские тезисы)

 

История не повторяется. Сейчас на дворе февраль 2021, а не 1917. Политический кризис, который разворачивается на наших глазах не косплеит историю русской революции. Связь между февралем и октябрем в этом году будет только календарная. Ключевой факт, с которого должен начинаться анализ происходящих событий, это пропорция между числом людей, принявших участие в январских протестах (150-200 тысяч человек) и количеством тех, кто смотрел многочасовые трансляции с этих демонстраций в интернете (более 20 млн человек). Эти цифры говорят о том, что политический климат в России радикально меняется: вокруг нас уже миллионы недовольных, которые ищут выход из тупика, в котором оказалась страна. Главной социальной силой протеста является уже не столичный средний класс, а массовые слои – учителя, студенты, рабочие, прекарно- и самозанятые, мелкие предприниматели. Те, кто до недавнего времени антиправительственные протесты не поддерживал. Это подтверждается и тем, что протестная мобилизация в регионах была сильнее, чем в Москве, и данными социологов, которые зафиксировали, что около 40% демонстрантов участвовали в уличных протестах впервые.

Но что-то удерживает абсолютное большинство недовольных от участия в уличных акциях либеральной оппозиции. Люди из команды Навального говорят, что это страх перед полицейским насилием и репрессиями. И отчасти это верно, людям действительно страшно. Но это не единственная (а, возможно, и не главная) причина. Очень многие не присоединяются, потому что не видят себя и своих интересов в политическом движении, на флагах которого написано только одно имя – Алексея Навального.

Многие участники протестов говорили журналистам и социологам, что они выступают не только против политического авторитаризма, но и против невероятного социального неравенства и безысходной бедности, в которой живет большинство наших сограждан. Социальные требования в протестное движение принесли с собой выходцы из рабочего класса и бедных слоев общества. Алексей Навальный сознательно и эффективно работал над тем, чтобы завоевать доверие таких людей, обращаясь к волнующим их вопросам и проблемам. За последние годы до неузнаваемости изменился сам язык, на котором он обсуждает политику. Если раньше его критика коррупции полностью укладывалась в либеральную идеологему об «эффективности» и мобилизовывала лишь симпатии среднего класса, то в последние годы главным посланием Навального стало именно социальное неравенство.

Пока ситуация похожа на ту, что мы видели в Белоруссии в прошлом году: на каждом предприятии уже есть сторонники оппозиции, но большинство рабочего класса все еще не доверяют либеральной оппозиции, несмотря на ее заигрывания с социальными проблемами.

У этого недоверия есть основания. Навальный был и остается либеральным политиком, который в разные годы был связан с разными представителями правящего класса (от скандальной встречи в немецких Альпах с олигархами в 2012 г., до нынешних финансовых отношений с Чичваркиным и Зиминым, которые он не скрывает).

Навальный последовательно создавал свою политическую машину – ФБК, региональные штабы, систему сбора донатов, медиа-сеть, многочисленные проекты – не как демократическое движение, в котором участники могут влиять на решения лидеров. Наоборот, движение Навального остается авторитарным и лидерским. Все решения принимаются в узком кругу лидеров и спускаются сторонникам сверху вниз. Поэтому часто судить о настоящей стратегии этого движения, о реальных мотивах тех или иных действий можно примерно также, как о логике кремлевской олигархии – гипотетически. Но все же некоторые основания для понимания логики и политической стратегии созданного командой Навального движения у нас есть.

Ключ для этого дал глава штаба политика Леонид Волков, который в одном из интервью говорил, что задача либеральной оппозиции предложить крупному бизнесу и политической элите России «публичную оферту». Ее суть в том, что либеральная оппозиция сможет обслуживать интересы правящего меньшинства лучше, чем это делают «сумасшедшие православные силовики» и клептократы Владимира Путина. Она обеспечит улучшение отношений с Западом, большую защищенность бизнеса от произвола и тд. Но главной частью этой оферты Волков называет гарантию того, что «режим частной собственности» и существующая структура распределения национального дохода не будет пересмотрена. Для этого по его словам нужно убрать всякий намек на неподконтрольный «русский бунт», всякое участие левых сил и политиков в процессе смены власти в стране. Другими словами, Волков предлагал сценарий переворота, в котором протестной улице остается декоративная роль.

Для либеральной стратегии тотальный контроль за улицей и полная политическая монополия являются принципиальным условием достижения успеха. Только оно позволит завоевать доверие и активную помощь правящего класса. Именно поэтому для Навального и его команды совершенно недопустимо расширение политической коалиции, даже если бы оно позволило радикально увеличить масштабы уличной протестной мобилизации. Полное политическое господство Навального в протестном движении это главный фактор его относительной слабости и узости его социальной базы. Но даже те тысячи людей, которые выходят по зову Навального и его сотрудников на улицы не получают никакой самостоятельной роли. Они не участвуют в выработке стратегии и тактики движения, и уж тем более в определении его политических целей и программных установок.

Какое бы сильное недоверие к Навальному ни испытывали левые, нужно твердо понимать, что не он, а действующая власть несет ответственность за социально-экономический тупик, в котором оказалась страна, за нищету, бесправие, неравенство и полицейщину, терпеть которые все труднее. Правящий режим не способен ни на какие реформы, а значит, кризис будет только нарастать и углубляться. Все больше людей будет вовлекаться в открытую борьбу. А это значит, что отгородиться от нее не получится. Действовать придется, но нужно делать это не реактивно, позволяя событиям и другим силам вовлекать себя в водоворот хаотических событий. Нужно выработать ясную стратегию, которые левые силы могут в складывающейся ситуации предложить рабочему классу и трудящемуся большинству страны. Стратегию, которая ведет не к усилению классового неравенства и деградации экономики, не к укреплению диктатуры привилегированного меньшинства, кто бы не сидел на троне, а к назревшим и перезревшим переменам в интересах большинства.

Слабость левых и их растерянность перед происходящими событиями заставляет некоторых из них делать эскапистский выбор: «это не наша борьба». Надо сказать правду: такая позиция представляет собой лишь благопристойное оформление акта о собственной капитуляции. Классовое сознание и социалистическая политика создаются не через изучение книг и прошлого (хотя без этого они тоже невозможны), но через классовую и политическую борьбу в настоящем. Отказ от борьбы сейчас означает демобилизацию рабочего класса, отказ от его собственной политической субъектности, даже если этот шаг объясняется самыми радикальными фразами и ссылками на революционные авторитеты из прошлого. Те, кто отвернется от борьбы в настоящем, навсегда останется в прошлом – это будут реликтовые секты, отделенные от актуальной классовой борьбы непроходимой пропастью, которую они создают своими руками. Отказ от участия в политике во имя чисто «теоретической» или абстрактно «пропагандистской» деятельности это не подготовка кадров для «коммунистической армии» будущего, а банальное дезертирство.

Быстрая политизация общества в ходе нарастающего кризиса раскалывает левых по тем же линиям, что и всех остальных. Есть те, кто более или менее открыто готов встать на защиту существующего социального и политического порядка, как «меньшего из зол». Такой «красный путинизм» тоже отталкивается от ужаса перед собственным бессилием. Он основан на тезисе о том, что почти все массовые протесты последних десятилетий в мире вели, как правило, к верхушечным переворотам, а для трудящихся означали новый виток антисоциальных реформ, расслоения, деиндустриализации, культурной архаизации и политической реакции. Страх перед наступлением сил империализма, которое кажется необратимым, парализует таких «левых консерваторов», подавляет их волю и способность к самостоятельной политической позиции. Тактика «реакционных левых» ведет к двум неизбежным последствиям. Во-первых, она противопоставляет их собственной социальной базе. Чем меньше массы «готовы жить по-прежнему», чем острее кризис и обнаженные им противоречия, тем дальше антилиберальный консерватизм от линии фронта классовой борьбы, от чаяний масс. Во-вторых, «красный путинизм» означает отказ от будущего, от всякой социальной альтернативы. Эти левые связывают себя обязательствами с порядком, который заведомо обречен. Они становятся заложниками наиболее консервативной, косной и не способной к маневру части правящего класса.

Если одну часть общества (и левого движения) события прижимают к действующей власти, то другую – к либеральной оппозиции. И этот политический выбор носит такой же реактивный, «хвостистский характер», как и красный путинизм. Многотысячные протесты эмоционално захватывают и обещают неопределенные перемены. Полицейская жестокость, политические репрессии, шокирующее социальное неравенство и прочие свинцовые мерзости современной России делают присоединение к протестному движению эмоционально и психологически очень привлекательным. Нельзя не возмущаться тем, как суды штампуют приговоры за инакомыслие, а пропагандисты-миллионеры оправдывают это с помощью тупых манипуляций. Но политический выбор не может диктоваться только эмоциями. Участие в движении предполагает ответственность за его политическую программу.

Участие левых в движении Навального не даст им никаких возможностей для «внесения социальной повестки» или тем более для формирования собственного фланга внутри протеста. Раздавая листовки на митингах (скорее всего несанкционированных), левые активисты будут разговаривать с единицами или с десятками людей, а не с сотнями тысяч и тем более не с миллионами. Они не смогут ни определять, ни влиять на повестку дня, требования или тактику этого движения. Их участие не станет, таким образом, презентацией собственной политической субъектности. В лучшем случае, они смогут убедить какое-то количество людей просто присоединиться к чужому движению без каких-либо обязательств.

Единственный путь для сознательного политического участия в жизни страны – это, наконец, сформулировать собственную внятную стратегию перемен. Не набор абстрактных лозунгов или программных брошюр. А алгоритм действий, ведущий к переменам в интересах большинства. Нужно чтобы у каждого человека в нашем атомизированном обществе был ответ на вопрос о том, что он лично может сделать, чтобы приблизить эти перемены.

Такая стратегия невозможна без собственной политической мобилизации. Она должна разворачиваться и в интернете, в конкретных трудовых и социальных конфликтах, но и в главном пространстве в котором разворачивается кризис – на улице. Левые должны предложить миллионам недовольных собственную площадку, собственное движение. Собственную протестную кампанию.

Левые организационно слабы, но это не повод впадать в отчаяние. Двадцать крупнейших левых блогов в ютубе сегодня объединяют аудиторию примерно в 6 млн. человек. Проблема, что эта аудитория вовлечена в споры о прошлом, об эстетике и теории, но не в дискуссию о происходящем здесь и сейчас. Я убежден, что в момент политического кризиса, у нас всех вместе нет более актуальной повестки, чем разговор о тактике и стратегии. Я не могу диктовать левым блогерам и инфлюенсерам сюжеты их роликов, но уверен, что вместо Троцкого и Бродского сейчас нужно обсуждать протестные митинги и наши действия. Если такая дискуссия начнется, мы вряд ли сразу выработаем общую позицию, но в кои-то веки сможем размежеваться (но и объединиться) по содержательным вопросам, а не по отношению к событиям 100-летней давности. Мое первое конкретное предложение – начать такую непростую дискуссию на всех доступных нам площадках. Ее промежуточным итогом может стать форум левых сил, который сумеет подвести итог и предложить обществу «дорожную карту» борьбы за демократические и социальные преобразования.

Второй шаг, который, на мой взгляд, необходимо сделать, это «смотр сил». А так ли верны наши представления о собственной слабости? Что произойдет, если большая часть из нас – блогеров, активистов, организаторов – обратится к тем, кто нас слышит с призывом собраться на улице? Возможно, для начала в рамках санкционированной акции. Кто отзовется? В ситуации стремительной политизации, таких людей может быть больше, чем нам кажется. Что если хоть небольшой процент тех, кто смотрел трансляции с январских протестов, но не присоединился к ним, увидят наш призыв и сочтут его более приемлемым, чем призыв штаба Навального? Что если среди зрителей левых блогов и аудитории коммунистических пабликов, процент тех, кто готов участвовать выше, чем в огромной аудитории либерального телеканала «Дождь»? Даже относительный успех такой мобилизации мог бы придать огромный импульс левому движению. Даже если мы в мгновение ока не станем силой равной либеральной оппозиции, мы отвоюем пусть небольшой, но свой кусочек «политической почвы». Мы установим флаг, вокруг которого можно собирать армию.

Вопрос с чего начать – важный, но все же тактический. Возможно, для «смотра сил» подошла бы одна из ритуальных уличных кампаний КПРФ, вроде митингов 23 февраля. Их ритуальная форма и пустота идейно-политического содержания речей с трибуны в условиях кризиса может стать пренебрежимым пустяком, если нам удастся наполнить эту пустую форму новым содержанием. Например, вывести на улицы собственную аудиторию, которая на прежние церемонии зюгановской компартии не выходила. Если мы увидим, что такие люди есть, что уже сейчас есть тысячи тех, кто готов выходить на улицы и бороться под красными знаменами, у нас появится собственная почва под ногами.

 

Подводя итог, еще раз хочу перечислить свои практические предложения:

– в кратчайшие сроки провести дебаты о тактике и стратегии левых сил. Транслировать их на максимальную аудиторию.

– наметить перспективу форума левых сил, который мог бы создать левую коалицию и принять участие в развивающихся событиях в качестве самостоятельной силы

– провести экспериментальный «смотр сил» на улице, возможно используя для этого организационные возможности КПРФ или ее радикального крыла.

 

Источник

Поделиться

Комментарии (2)

  • Ответить

    По поводу Навального всё ясно. Это типичный буржуазный деятель, рвущийся к власти. Такой вывод можно сделать, обратив внимание на его прошлую деятельность. Тогда предельно ясным станет происходящее теперь. Кто знаком с прошлым Навального, должен знать, что он средней руки мошенник, на котором клейма ставить негде. Все его фирмы-прокладки в уголовных делах "Кировлеса" и "Ив Роше", где он присваивал десятки миллионов рублей, -  это способ извлечения денег из ничего. За такой бизнес в СССР расстреляли бы как афериста без лишних разговоров.  В буржуазном мире это находится на грани преступления и предпринимательства, поэтому одним позволяют заниматься такой деятельностью, а другим могут запретить и возбудить уголовное дело, в зависимости от отношения властей к конкретному предпринимателю. Здесь неважно политическая подоплёка, возбуждённых против Навального дел, или экономическая. Важно то, что Навальный в своей деятельности впоследствии занимался тем, что собирал  компромат на таких же, как он. Теперь стало очевидно, что его используют в своих целях ещё западные спецслужбы и политики.
     
    Навальный - воплощение буржуазного духа и его идеологии, поэтому выступать с ним в протестах недопустимо. Некоторые люди говорят, что надо выступать вместе с Навальным, чтобы повалить власть, а уж потом будет легче провести реформы в обществе. Навальный как политик пустышка, но его надо использовать, как «лом» для прихода к власти совсем других политиков. Позвольте, но если вы выступаете в протестах, где центральной фигурой является Навальный, то в случае переворота, к власти придёт именно он со своей командой. Что может означать приход к власти буржуазного откровенно прозападного политика? Всё что угодно. Вплоть до полного разоружения России, развала её на удельные княжества с введением колониальной администрации по схеме Украины.  Естественно, что будет запрещена коммунистическая партия, идея и пропаганда её. В таких условиях о социалистических преобразованиях в России можно будет забыть на очень долгие времена. Да и самой России может уже не быть.
     
     
    Что делать социалистам и коммунистам? В данное время социалистам необходимо не участие в митингах, где уже никто не думает, а толпа непредсказуема в своих решениях. Нужна пропаганда идеи нового социализма в широких слоях населения в информационном пространстве. Главным образом - через Интернет, так как другие средства будут практически недоступны. Чтобы продвигать такую идею, надо организовать сплочённую социалистическую партию из единомышленников, которая разработает действенную настоящую программу социалистических преобразований, где четко сформулирован образ будущего общества, его экономического и политического устройства и средства достижения всего этого. Партия должна иметь независимый от государства источник финансирования, который будет пополняться за счет членов партии и всех сочувствующих ей. Для этого, можно создать новый профсоюз. После того, как программа будет создана и распространена в общественном сознании среди широких масс, возможны станут и действия, намеченные в этой программе. Только при поддержке большей части народа можно поменять буржуазный курс России и вывести её из тупика.                 

  • Ответить

    Экономическая и политическая
    ситуация по России в целом и в Приморском крае в частности.
     
     
    По мнению некоторых Участников ДЗНС в каждом обществе (в каждой стране) существует Базис и Надстройка.
     
    Основу Базиса составляют Секторы экономики. В каждом Секторе экономики существуют свои экономические уклады, которые функционируют на основе различных форм собственности, которая присуща этому Сектору. 
     
    Как правило, в экономике каждой страны всегда можно определить минимум ТРИ основных Сектора:
    - отмирающий сектор;
    - господствующий сектор;
    - зарождающийся сектор.
     
    Основу Надстройки в любой стране составляют Политические партии, каждая из которых защищает свой Сектор экономики, свою форму собственности и свои предприятия.
     
    Представители Политических партий с помощью органов Законодательной и Исполнительной власти страны формируют в высших эшелонах Государственной власти свои «секторальные органы власти», которые стоят на защите своего Сектора.
     
    В Российской Федерации на сегодняшний день условно можно выделить ТРИ Сектора экономики, которым присущи свои формы собственности.
    - государственный отмирающий сектор – на основе различных форм государственной (общей) собственности на средства производства;
    - коммерческий господствующий сектор – на основе различных форм частнокапиталистической (долевой) собственности на средства производства;
    - общественный (гражданский) зарождающийся сектор  – на основе общедолевой собственности.
     
    В Российской Федерации с принятием новой Конституции РФ (1993 г.) официально стал функционировать и укрепляться Коммерческий сектор.
    Главным секторальным органом, защищающим и развивающим Коммерческий сектор, в системе Государственной власти в России стала Администрация президента.
    Основной идеологией Коммерческого сектора стала «либеральная (буржуазная) демократия», которая не допускала вмешательство Государственной власти в экономику страны.
    Значимым политическим инструментом развития Коммерческого сектора стал «глобализм», а существенной идеей – «либеральный монетаризм».
     
    С 1993-го года по 1998-й год на основе Указов Президента РФ и принятых Госдумой РФ (под давлением Администрации президента РФ) некоторых законов Государственный сектор экономики подвергся приватизации, а его Производительные силы и Производственные отношения стали систематически и планомерно разрушаться. Причем в список приватизации попадали в основном госпредприятия, которые приносили прибыль. 
    Госпредприятия и Общественные организации, которые не приносили прибыль, но были необходимы стране, потому что удовлетворяли некоторые социальные потребности населения, благодаря принятым законам (ФЗ-7 и ФЗ-82) были преобразованы в «госкорпорации» и «госкомпании».
     
    С появлением госкорпораций и госкомпаний было приостановлено не только разрушение Государственного сектора, но и появление нового экономического уклада.
     
    С принятием законов «Об общественном объединении» (ФЗ-82) и «О некоммерческих организациях» (ФЗ-7) в России стал зарождаться некоммерческий/негосударственный экономический уклад. Это уклад, в свою очередь, начал формировать новый Общественный (гражданский) сектор экономики.
     
    Главным экономическим укладом Государственного сектора экономики является государственно-монополистический капитализм или просто – государственный капитализм.
    Существенными Производительными силами государственного капитализма являются: государственные компании и государственные корпорации.
    Основным механизмом создания Производительных сил государственного капитализма является национализация.
     
    Главным экономическим укладом Коммерческого сектора экономики является акционерно-монополистический капитализм (акционерный капитализм).
    Существенными Производительными силами акционерного капитализма являются: транснациональные кампании, акционерные кампании, народные предприятия, малый и средний бизнес (фермерские хозяйства и индивидуальные предприниматели).
    Основным механизмом создания Производительных сил акционерного капитализма является приватизация.
     
    Главным экономическим укладом Общественного (гражданского) сектора экономики является некоммерческий/негосударственный экономический уклад.
    Существенными Производительными силами некоммерческого/негосударственного уклада являются: общественные объединения граждан (ОО),  некоммерческие организации (НКО) и социально-ориентированный некоммерческий (СО НКО) бизнес.
    Механизмами создания Производительных сил некоммерческого/негосударственного уклада являются инициативное бюджетирование и регистрация СО НКО, как исполнителей и поставщиков социальных услуг.
     
    В настоящее время СО НКО действуют на общедолевой собственности, получают безвозмездно муниципальные помещения и освобождаются почти от всех налогов.
     
    С 1999 года в России, при Администрации президента стал более эффективно оформляться в качестве самостоятельного подразделения аппарат Совета Безопасности, который получил статус Управления Президента. Совет Безопасности фактически превратился в «секторальный орган власти» и встал на защиту государственной (общей) собственности, укрепляя тем самым Государственный сектор экономики.
    Главной идеологией Государственного сектора стала «конвергенция», которая требовала вмешательство Государственной власти в экономику страны.
     
    В статье «Размышления о публичной власти в нашем отечестве. Продолжение 57» я уже писал, к чему привели «реформы В.Путина» в первый срок его правления. Здесь кратко повторю свои выводы.
     
    К 2008 году в экономике России прочно утвердился де-юре  акционерный капитализм, но де-факто – государственный капитализм.
    В политике, де-юре провозглашен парламентаризм (разделение ветвей власти) и субсидиарная система управления (слабая роль госвласти), а де-факто – авторитаризм (соединение ветвей власти в исполнительных органах) и авторитарная система управления (сильная роль главы государства в решении всех экономических и политических вопросов).
    В избирательной системе Российской Федерации законодательно закреплены одновременно, и мажоритарная (одномандатная, капиталистическая) система выборов, и пропорциональная (по партийным спискам, социалистическая) система выборов.
     
    Таким образом, «путинский режим» представляет собой не что иное, как «рыночный социализм», построенный на основе теории «конвергенции» и на идее «господства государственного капитализма».
    В экономике и политике России до сих пор фактически идет слияние, сближение элементов Социализма и Капитализма.
    Главным политическими инструментами развития Государственного сектора в ту пору стали «патриотизм» и «суверенизация государства».
     
    С 2009 года Государственный сектор стал неуклонно развиваться и тем самым стал вытеснять с внутреннего и внешнего рынка Коммерческий сектор экономики.
     
    Изменения в Базисе страны, естественно, породили и изменения в Надстройке.
     
    Российская номенклатура и российские бюрократы, разделившись на два клана ещё в эпоху Перестройки, теперь начали ужесточать свою междоусобную войну. 
     
    В первый клан вошли представители Либеральной номенклатуры и бюрократы-либералы, которые стали защищать Производительные силы и Производственные отношения Коммерческого сектора. Их идейным оружием стали «либеральная демократия», «глобализм» и «либеральный монетаризм». Ядро Либеральной номенклатуры представляли: Е. Гайдар, А. Чубайс, Б. Немцов, Г. Греф, А. Кудрин, А. Силуанов, Э. Набиуллина и примкнувший к ним в 2016 году Д. Медведев.
     
    Во второй клан вошли представители Социалистической номенклатуры и бюрократы-государственники, которые стали защищать Производительные силы и Производственные отношения Государственного сектора. Их идейным оружием стали «конвергенция», «государственный суверенитет» и «государственный капитализм». Ядром Социалистической номенклатуры стали: Е. Примаков, В. Геращенко, Ю. Маслюков, С. Нарышкин, Н. Патрушев, М. Мишустин, А. Белоусов, Ю. Борисов и примкнувший к ним в 2018 году В. Путин.
     
    С 2009-го года по 2019 год не только в России, но и во многих странах мира либеральная демократия, глобализм и либеральный монетаризм под действием собственных экономических законов развития (конкуренция и обобществление производства) стали переживать один кризис за другим. И если экономический кризис 2008-го года  поставил под сомнение либеральный монетаризм, то политический кризис 2018 года разрушил веру в либеральную демократию и в глобализм.
     
    В 2019 году с подачи В. Путина Правительство РФ возглавил М. Мишустин, а в состав Правительства вошли А. Белоусов, Ю. Борисов и другие представители Социалистической номенклатуры.
    Бюрократы-государственники практически сразу же объявили, что Россия меняет свой экономический курс с «либерального монетаризма»  на «укрепление государственного капитализма».
     
    Выступая (виртуально) на Всемирном экономическом форуме в Давосе (27 января 2020 года) В. Путин заявил буквально следующее: «Мы видим кризис прежних моделей и инструментов экономического развития. Сегодня такие механизмы уже, по сути, исчерпали себя, не работают. Их ресурс практически исчерпан…. Все это делает стимулирование экономики традиционными инструментами по сути невозможным».
     
    Многие эксперты, проанализировав «давосскую речь-21» В. Путина, справедливо пришли к единому мнению, что отказ от либерального монетаризма и переход к государственному капитализму исходит лично от Президента РФ.
     
    И тут необходимо вспомнить слова В. Ленина, который неоднократно говорил, что государственный капитализм есть «преддверие социализма» и «ступенька к социализму».  
     
    Таким образом, можно уверенно сказать, что экономику России с 2019 года бюрократы-государственники поставили на социалистический вектор развития.
     
    Это, кстати, подтверждают и некоторые поправки, внесенные в Конституцию РФ.
    Например, самая главная поправка о «публичной власти» и о «создании Госсовета», который станет самостоятельным, независимым от Администрации президента РФ органом власти.
     
    Фактически Госсовет будет превращен в новый «секторальный орган власти», который и будет определять экономическую и социальную политику развития Государственного сектора экономики.
     
    О том, что Россия сегодня выбрала Социалистический вектор развития, подтверждает и создание в России новой Социалистической партии.
     
    Об этой новой политической силе на всю страну сообщил 23 февраля 2021 года официальный канал «Новости на Первом Канале» на Ютубе.
    Более того, диктор отметил, что этому событию свою оценку дал и Президент РФ, выразив надежду на то, что новая Социалистическая партия достойно проявит себя на предстоящих выборах в Государственную думу.
     
    Из этого нетрудно сделать вывод, что не только курс на Государственный капитализм, но  и создание Социалистической партии исходит лично от Президента РФ.
     
    В Приморском крае (ПК) тоже почувствовали «ветер перемен» и изменение экономического и политического курса. В органах власти начались подвижки.
     
    Покинул свой пост заместитель председателя Правительства ПК Александр Костенко, определявший политику региональный власти все последние 20 лет.
    Покинул пост министра природных ресурсов и охраны окружающей среды правительства ПК Игорь Степаненко.
     
    В Администрации города Владивостока один из начальников управления арестован, а другой – застрелился в собственном кабинете.
     
    Ходят слухи, что скоро будет переизбран и глава администрации города Владивостока.
     
    В начале 2021 года через Заксобрание ПК успешно были внесены изменения в Устав ПК, касающиеся перенастройки избирательной системы.
     
    На выборах 2016 года 20 депутатов Заксобрания ПК избирались по пропорциональной системе (по партийным спискам) и 20 депутатов – по мажоритарной системе (по одномандатным округам). Причем избирательные округа были нарезаны так, что некоторые депутаты избирались от 3-4 районов.
     
    Система «фифти-фифти» при избрании и «многорайонная нарезка округов» на прошлых выборах способствовала тому, что некоторым депутатам для переизбрания было достаточно достичь договоренностей с партийным руководством в Москве, а свою некачественную работу в Муниципальных образованиях оправдывать тем, что они не в силах решить проблемы сразу в нескольких округах.
     
    В 2021 году на выборах в Заксобрание ПК будут избираться 30 депутатов-одномандатников, и только 10 – депутатов-списочников.
    И многие эксперты утверждают, что подобные нововведения подрывают в первую очередь позиции «Единой России», КПРФ и ЛДПР, которым доставались дополнительные проценты при распределении мандатов «по партийным спискам» и с применением подсчета количества мандатов методом Империале.
     
    Зато данные новшества дают преимущество на предстоящих выборах «вновь созданным» и «малым» партиям.
     
    В этой связи многие эксперты сходятся во мнении, что такая позиция Социалистической номенклатуры и бюрократов-государственников во главе с губернатором преследует именно качественные изменения, как при выборах в Государственную думу, так и при выборах в Заксобрание ПК, где центральное место займут именно депутаты-одномандатники, более близкие к избирателям.
     
    Исходя из этого, некоторые эксперты уверены, что в Приморском крае после осенних выборов на левом фланге появится новая политическая сила в лице «прокремлевской социалистической партии».
     
    Следовательно, в крае будут востребованы идеи Социализма.
     
    Появятся легитимные, поддержанные федеральной и региональной властью, общественные площадки, на которых будут публично проходить обсуждения, дискуссии и дебаты по поводу идей «нового социализма».
     
    Социологические исследования показывают, что некоторая часть населения Приморского края поддерживает социалистические идеи.
    При этом не надо забывать, что на выборах Губернатора в 2018 году фактически победил коммунист А. Ищенко.
     
    Опираясь на это, Региональный штаб ДЗНС ПК во главе с куратором О. Звонаревым, создали при штабе Рабочую группу (РГ) «Активисты ДЗНС Приморья».
     
    Участникам созданной РГ поставлена сверхзадача, начинать учиться, как правильно и грамотно вести дискуссии на Тему: «Социалистические реформы и преобразования в Приморском крае до 2024 года».
    Обучаться, как правильно и грамотно, опираясь на диалектический способ мышления и на диалектическую логику, вести обсуждения и полемику по экономическим и политическим вопросам «нового социализма».
     
    И сегодня, на мой взгляд, для всех Участников ДЗНС как никогда становится актуальной знаменитая формула В. Ленина: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике. Таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности!».
     
     
    Владимир Шумсков.
     
    г. Владивосток.
     
    26.02.2021 г.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы