Актуально

image6602815Вячеслав Макарцев

Это доктринёрство, Геннадий Андреевич!

КПРФ намеревается бороться с идеализмом и религией путём «укрепления идеологической дисциплины»

 

КПРФ готовится к своему очередному съезду, первый этап которого состоится 24 апреля. Центральные партийные СМИ, сайт КПРФ уже опубликовали Политический отчёт ЦК КПРФ XVIII съезду партии, с которым выступит Геннадий Андреевич Зюганов. На сайте КПРФ, где этот доклад опубликован, читаем: «Сегодня публикуется доклад Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова на первом этапе съезда с целью его обсуждения как коммунистами, так и сторонниками партии». Поскольку автор этих строк давно уже является сторонником КПРФ, хотелось бы сделать несколько критических замечаний.

Но вначале отмечу то, что в докладе не вызывает сомнений. Во-первых, безусловно, что без социализма Россия не выживет среди обломков рушащегося на наших глазах мироустройства. Во-вторых, определённые заслуги КПРФ в стабилизации обстановки в стране после лихих девяностых несомненны. В-третьих, реальная и выверенная программа выхода из того социально-экономического тупика, в котором оказалась Россия по вине «прорабов перестройки» и ельцинистов, есть только у КПРФ. Большинство же других партий и движений предлагают лишь несколько подретушированный набор всё той же идеологии тотальной конвергенции с капитализмом, обернувшейся на деле крушением СССР и обрушением выстраданного общественного уклада, страшным социальным расслоением и появлением давно изжитых язв общества.

Но есть и настораживающие моменты в политике КПРФ, проявившиеся в последнее время. На них и остановимся. Так, в докладе на октябрьском Пленуме ЦК 2019 года, Геннадий Андреевич Зюганов сказал следующее: «Партия не может терпеть в своих рядах тех, …кто навязывает коммунистам идеал религиозного социализма…». До сих пор лидеры КПРФ избегали упоминания религии в таком ключе: «не может терпеть в своих рядах». И не важно, что речь здесь идет о «конкурирующей фирме»: рана, нанесенная народам России непродуманной и жёсткой, а временами и жестокой религиозной политикой в духе «незабвенного» Евгения Дюринга, особенно в первые десятилетия советской власти, не зажила, а если её тревожить вот таким вот образом, то и не заживёт никогда. Да, в Русской Православной Церкви полным-полно оголтелых антисоветчиков, которых такого рода заявления радуют: мол, смотрите, коммунисты «своих долбят», а как тогда они будут вести себя с чужими, если вновь придут к власти?

В последнем докладе звучат те же самые нотки: «Наши идейные основы целенаправленно торпедируют и извращают. Их искусно пакуют в обёртку социализма «гуманного», «справедливого», «нового», «демократического», «религиозного»». Чуть далее Геннадий Андреевич усиливает свой воинствующий пыл: «Наш съезд должен взять курс на решительное укрепление идеологической дисциплины. Продвижение идеалистических взглядов в КПРФ недопустимо ни в каком их виде. Наша партия всегда была открыта для вступления верующих, но при условии – твёрдо соблюдать идеологическую дисциплину. Идейной всеядности у нас быть не может».

Помилуйте, Геннадий Андреевич, а причём здесь ваша партия? Вы же провозглашаете своей целью завоевание законным путём власти в России, в которой множество народа – неважно 60 % или 70 % – относят себя к верующим. То есть Вы официально заявляете от лица своей партии, что будете продолжать ту же самую политику, что привела к гонениям на веру, к разрушениям храмов, к грубейшим нарушениям свободы совести? Разве не была «открыта для вступления верующих» РСДРП(б)? И разве «идеологическая дисциплина» не заковала их в кандалы безропотного послушания и не сделала глухими и слепыми к нарушениям закона в области прав верующих? И вы, коммунисты, всерьёз рассчитываете с таким идеологическим багажом на победу на выборах? Или вы, члены ЦК, всерьёз полагаете, что ваши идеологические и политические противники не заметят это «новшество» и не «отработают» по нему, на выборах в том числе? Понятно, что это делается якобы ради того, чтобы «сомкнуть ряды» лево-патриотической коалиции. Так она ещё до выборов уже «трещит по швам»… Как говорится, не в коня корм: анархистов, а таково большинство леваков, не вошедших в КПРФ, в рамках договорённости не удержишь ничем – это их природа.

Но, допустим, ваша партия победит, но где гарантия того, что весь ужас гонений на веру не повторится вновь? И что вы будете делать с сотнями православных гимназий? А с храмами в воинских частях? А с договорами между структурами РПЦ и местными властями?

И другая сторона вопроса. Люди, в большинстве своём воспитанные в христианстве, в благочестивых семьях, совершили социалистическую революцию в России и возвели фундамент социализма. И то, что они, по крайней мере, до совершеннолетия, оставались христианами, нисколько не мешало им становиться «борцами за народное счастье», то есть коммунистами. И даже, думается, более того: христианство всячески способствовало этому. Очень хорошо по этому поводу сказал Николай Бердяев: «Ненависть русских коммунистов к христианству заключает в себе противоречие, которого не в состоянии заметить те, чье сознание подавлено коммунистической доктриной. Лучший тип коммуниста, т.е. человека целиком захваченного служением идее, способного на огромные жертвы и на бескорыстный энтузиазм, возможен только вследствие христианского воспитания человеческих душ, вследствие переработки натурального человека христианским духом. Результаты этого христианского влияния на человеческие души, чисто незримого и надземного, остаются и тогда, когда в своем сознании люди отказались от христианства и даже стали его врагами. Если допустить, что антирелигиозная пропаганда окончательно истребит следы христианства в душах русских людей, если она уничтожит всякое религиозное чувство, то осуществление коммунизма сделается невозможным, ибо никто не пожелает нести жертвы, никто не будет уже понимать жизни, как служение сверхличной цели, и окончательно победит тип шкурника, думающего только о своих интересах. Этот последний тип и сейчас уже играет не малую роль и от него идет процесс обуржуазивания».

И разве это предсказание Николая Бердяева не сбылось? Разве не шкурники разрушили СССР и растащили по кусочкам фундамент социализма? Посмотрите: люди, воспитанные в христианстве (и в других традиционных конфессиях) построили социализм, а люди, воспитанные в атеистических организациях – пионерии, комсомоле, партии – его разрушили. Случайностью это быть, ну, никак не может. Здесь пытаются оправдаться, мол, предала верхушка партии… Лукавство это: едва ли ни большинство тех, кто были воспитаны указанными атеистическими организациями, так или иначе поддержали демонтаж социализма.

Другой вопрос, почему это произошло? Ответ, как представляется, может быть один: вместе с религиозной верой был «выплеснут» и «ребёнок», то есть уничтожен или, по крайней мере, заклинен, механизм «воспитания нового человека». Тысячелетиями лучшие люди всех племён и народов трудились над осуществлением этой задачи, но пришли большевики – и всё порушили на радость евгениям дюрингам.

Нетрудно заметить, что кризис социализма в СССР был напрямую связан с уходом из активной социально-экономической жизни поколений, воспитанных Православием и приходом в неё атеистических. Так, первый кризис, известный как «Хрущёвская оттепель», случился в конце пятидесятых – начале шестидесятых, когда стали «уходить на заслуженный отдых» поколения, до совершеннолетия воспитывавшиеся в традиционных верованиях, а во взрослую жизнь вливалось поколение, родившееся в тридцатых годах – во время самых масштабных кровавых гонений против веры. В девяностые, когда поколение «шестидесятников», то есть родившихся в тридцатых годах прошлого столетия, заняло высшие ступени во властной пирамиде и взяло в свои руки рычаги власти – всё и посыпалось. Тогда же в активную общественную жизнь вошли поколения, родившиеся в пятидесятых и шестидесятых, то есть в годы масштабных хрущевских гонений, которые хотя и не были столь кровавыми, как в тридцатые, но отличались тем, что в них был задействован весь административный аппарат власти. И круг замкнулся…

Вот Вы, уважаемый Геннадий Андреевич, приводите в своём докладе слова Иосифа Сталина: «Марксизм не признает неизменных выводов и формул, обязательных для всех эпох и периодов. Марксизм является врагом всякого догматизма». Так почему же вы, коммунисты, так цепляетесь вот за эту догму: «…Мы никак не можем считать религию частным делом по отношению к нашей собственной партии. Государству не должно быть дела до религии, религиозные общества не должны быть связаны с государственной властью. Всякий должен быть совершенно свободен исповедовать какую угодно религию или не признавать никакой религии, то есть быть атеистом, каковым и бывает обыкновенно всякий социалист». Неужели Вы, Геннадий Андреевич, не видите здесь противоречия? Если партия, которая не считает религию частным делом по отношению к себе самой, становится правящей, то есть начинает верховодить государством, то она распространяет своё неприятие религии на всю жизнь общества. Она по факту становится коллективным Евгением Дюрингом.

Владимир Ильич Ленин где-то замечает: «…Решительно противодействовать разделению рабочих… на атеистов и христиан, решительно бороться против такого разделения». Давайте же посмотрим «без гнева и пристрастия» на то, что мы имеем после семидесяти лет советской власти по этому вопросу. Разделила ли оголтелая атеистическая пропаганда трудящихся СССР и России на атеистов и верующих? Не видеть этого разделения невозможно: тысячи мучеников канонизированы Церковью, десятки тысяч разрушенных храмов, мечетей, пагод восстановлены и приведены в божеский вид. Вы полагаете, уважаемый Геннадий Андреевич, что историю этого дюринговского безумия верующие забыли? Да им этим буквально вдолбили в голову, что социализм – это всегда жесточайшие гонения на веру. И вот, в таких условиях, ЦК КПРФ призывает партию к курсу на «решительное укрепление идеологической дисциплины», то есть к курсу на воинствующий материализм. Если это не доктринёрство, то что оно такое, по-вашему?

У Вас что, других «православных экспертов», кроме того, с которым советовались по поводу «религиозного социализма», нет? Или на нём свет клином сошёлся? Православие, уважаемый Геннадий Андреевич, огромно, как небо, и даже наш Патриарх для нас, православных христиан, – это не Папа Римский в вопросах веры. И не всё так однозначно с отождествлением христианства и идеализма.

Православный богослов Феликс Карелин (1925–1992), о котором известный церковный деятель Александр Щипков говорит как о человеке, который «в качестве генератора идей… оказал на развитие Русской Церкви колоссальное влияние», так рассуждает на эту тему в работе «Теологический манифест»: «Сообразность человека Богу – таков основной принцип святоотеческой антропологии, прямо вытекающей из Откровенного учения: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, и по подобию Нашему… И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их»» (Быт. 1: 26-27). «Раскрывая библейское учение о сообразности человека Богу, – продолжает Карелин, – Святые Отцы усматривали присутствие Божественного образа во всём духовном составе человека: в его бытии, разуме, свободе, в трихотомии человеческого духа (ум, слово и эрос ума к слову), в двух модусах существования человеческой души (в себе самой и в душевных энергиях, животворящих человеческое тело, – за счёт этой особенности человек, по мнению Св. Григория Паламы, даже более сообразен Богу, чем Ангел), в нравственном чувстве человека и в его творческих способностях. Охватывая всего человека в целом и пронизывая собой весь человеческий состав, его дух, душу и тело, Божественный образ является столь же всеобщим и неотъемлемым свойством человека, как и сотворенность человека «из праха земного»» (Быт. 2: 7). «Даже первородный грех, помрачивший человека и разлучивший человека с Богом, несмотря на всю его катастрофичность, не лишил человека Божественного образа. Но если человек сообразен Богу в принципе, – отчеканивает свою богословскую мысль Феликс Карелин, – то это означает, что и Бог по существу человечен, чточеловечность есть такое же онтологическое свойство Бога, как и Его абсолютность. Недаром Премудрость Божия, веселившаяся на кругах творения, засвидетельствовала о Себе: «радость моя была с сынами человеческими»» (Притч. 8: 31).

Вы понимаете, уважаемый Геннадий Андреевич, о чём здесь идёт речь? «Перевожу» с богословского на доступный язык публицистики: Бог – это Святое, никем не сотворённое, на удивление Единое, вне космическое (вне нашего космоса) Общество, совершившее «скачок из царства необходимости в Царство Свободы», достигшее такого могущества, что победило смерть, преобразило природу своих Членов-Энергий в светоносную, пробудилось в Вечность, и затем сотворило наш космос, наш мир, нас, по Своему образу и подобию. Об этом почти прямо говорит Иисус Христос, когда апостол Филипп требует от него «покажи нам Отца»:«Иисус сказал ему: столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь, покажи нам Отца?» (Ин. 14: 9). Да и слова апостола Петра о том, что христиане призваны к тому, чтобы «соделались причастниками Божеского естества» (2 Пет. 1: 4), нельзя понимать иначе, чем быть принятыми в Божественное Общество. Какой безумец примется утверждать, что и земное общество – это не дух, что его «материю» можно взвесить, измерить, потрогать, что, познав анатомию его членов, познаешь и его? И, скажите, где вы, коммунисты, окажетесь со своей борьбой с «религиозным идеализмом» в таком случае?

Это серьёзнейшая ошибка советских коммунистов, что они, борясь с «религиозными предрассудками», прибегли к «зряшному, пустому отрицанию» религии, не поняв, что без её тысячелетних духовно-нравственных «разработок» вопрос «воспитания нового человека» не может быть разрешён в принципе. В противном случае получается «перестройка» и ельцинизм, а также Содом и Гоморра европейских «новых левых». Это даже намного хуже, чем, скажем, если бы коммунисты, придя к власти, уничтожили бы все фабрики и заводы, потому что на них жирел капитал…

Почему коммунистам не брать пример с единственного чуждого доктринёрства коммуниста Александра Лукашенко, сохранившего, как Вы верно замечаете в докладе, основные достижения советского социализма? Посмотрите, как он высказывается по этому вопросу в беседе с митрополитом Минским и Заславским Вениамином, Патриаршим экзархом всея Беларуси, состоявшейся 2 ноября 2020 года: «У нас очень модно говорить, что церковь отделена от государства. С первых дней своего президентства я говорил и повторяю неустанно: церковь, особенно православная, – основная скрепа нашего государства, особенно сейчас, когда мир вообще обезумел и потерял духовность. Как может быть церковь отделена от государства, читай: вне государства быть? Не может. Это опора, один из основных стержней государства, идеологических, если хотите».

Логика президента Беларуси убедительна: 1) Церковь – это организация, способствующая духовному и нравственному воспитанию граждан; 2) государство не может существовать без духовного стержня, поскольку без него оно рухнет в пропасть безнравственности, что и демонстрирует смердящий в либерализме Запад, губящий и растлевающий всё и вся на планете Земля; 3) отделить Церковь от государства – это толкать его в бездну.

Практика, которая является, как утверждают сами коммунисты, критерием истины, на примере СССР показала, что социализм не мыслим вне высочайшей духовности, вне стремления к нравственному совершенству. Вы полагаете, что советский народ не видел, как в последние десятилетия многие райкомы комсомола чуть ли ни в полном составе выезжали на оргии «на природу»? А потом те же самые райкомы «в тесном строю» уходили «на фронт» в отрядах «борцов за капитализм»…

Моральные пигмеи, по недоразумению считающие себя коммунистами, обвиняют Александра Лукашенко в «буржуазном перерождении». Это человека, который остановил распродажу народного богатства Беларуси, закабаление трудящегося человека олигархическим капиталом… Разве в истории советской России не было НЭПа? Неужели так трудно понять этим догматикам, что это был единственный путь в условиях краха социализма, развала СССР, агрессивного господства американского империализма?

Идея отделения Церкви от государства родилась в рамках либерализма, враждебного не только социалистической идее, но и вообще малейшему движению в сторону духовно-нравственного совершенствования. И по сию пору существуют наивные исследователи, полагающие, что существовал когда-то и «правильный либерализм». Не было такого: либерализм изначально был исполнен духа человеконенавистничества и жажды «раздавить гадину». Другое дело, что по духовной слепоте и доверчивости к нему раньше часто примыкали и довольно неплохие в нравственном отношении люди, которые и скрадывали его человеконенавистнические черты. Сегодня уже многим стало окончательно ясно, что из себя представляет идеология либерализма: это и оголило его гнилое и мерзкое нутро. Но разве коммунисты обязаны слепо следовать за постулатами этого опасного учения?

Никто не спорит с тем, что среди священников попадаются разные люди, что не все верующие – образец нравственности. Но другого общественного института, который хранил бы многовековой опыт «воспитания нового человека», нет и не предвидится. А потому воинственный пыл надо остудить и прекратить идеологическое заигрывание с либерализмом.

Не «религиозные социалисты» страшны социалистической идее, а доктринёрство, нежелание отойти от догм. Разве это мало, что люди, хотя и имеющие другие взгляды на духовно-нравственные процессы, поддерживают изменение социально-экономического базиса общества в сторону социалистического переустройства? Зачем надевать узду на творческий дух, формирующий надстройку общества, загоняя его в прокрустово ложе мёртвой догмы?

 Вячеслав Степанович Макарцев, правовед, православный публицист

 

Источник 

 

 

 

Поделиться

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы