Новости

Антиценностная зачистка

В Ираке развернулись полномасштабные гонения на христиан. Тысячи жителей изгоняются из домов за отказ предать свою веру, разрушаются храмы и монастыри. События в Ираке стали в один ряд с трагедиями христиан в Сирии, Египте и других странах Ближнего Востока. Не имеющие аналогов со времен Нерона гонения молчаливо поддерживаются Западом.

ИГИЛ боевики

Убийство культуры

Все крупные конфликты, в которых принимает участие Запад, имеют одну общую черту. Точнее, таких черт несколько – обилие жертв, мощная информационная кампания, скрывающая истинные цели вмешательства и т.д. Но один аспект является поистине «родовой чертой» таких конфликтов. Все войны, которые ведутся Западом или за спиной которых он стоит, сопровождаются уничтожением культурного наследия, причем как материального, так и нематериального.

Например, из Ирака только в 2003–2004 гг. было вывезено более 130 тыс. культурно-исторических ценностей. По данным министерства туризма и древностей страны, 90 тыс. из них находятся в США, но американцы категорически отказываются их возвращать. Подробности этого культуроцида ужасают. Прямо на раскопках Вавилона командование оккупационными силами распорядилось устроить военную базу «Альфа». С территории, где бесценен каждый камень, где десятилетиями воссоздавался облик древнего города, взлетали самолеты и вертолеты, здесь маневрировали танки, выкапывались траншеи, а солдаты забирали себе бесценные экспонаты в качестве сувениров. Пытавшихся протестовать музейных работников избивали и бросали в тюрьмы, включая печально известную Абу-Грейб. Аналогичному разграблению был подвергнут Национальный музей в Багдаде и десятки мест раскопок.

Ирак не исключение. В Ливии после свержения Муаммара Каддафи также были разграблены музеи с бесценными экспонатами, а основанные финикийцами древние города Сабрата и Лептис-Магна пострадали в результате бомбардировок. Вслед за самолетами НАТО за разрушение памятников истории принялись выкормленные Западом боевики, объявившие войну всем культовым объектам за исключением суннитских.

Печальный список пополнила Сирия, где банды, явно связанные с зарубежными заказчиками, устроили настоящую охоту за культурными ценностями. Разграблению подверглись древние города Пальмира, Апамея, Серджилла и Аль-Бара. Огромный культурный урон нанесла «арабская весна» и Египту, где был полностью разграблен Каирский музей.

Может показаться, что человечество намеренно лишают истории, подрубают его корни, чтобы превратить в пыль, носимую ветрами глобализации и не имеющую ни достоинства, ни идеалов, выходящих за рамки рыночных псевдоценностей. Не так давно мир уже проходил такое. После вторжения в СССР фашистская Германия начала планомерный вывоз и уничтожение культурных ценностей. Архитектурные памятники Петергофа и Павловска, Псково-Печерский монастырь и новгородский собор Святой Софии… Захватчики хотели лишить советский народ не только свободы, но и культуры, истории, гордости своими традициями. Как видим, действия претендентов на мировое господство поразительно схожи. Оно и неудивительно: чтобы лишить народ воли к сопротивлению, его нужно отсечь от почвы, убить в нем «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». Только теперь в зоне досягаемости этих убийц оказался весь мир.

Устроенная в последние годы «зачистка» коснулась не только памятников материальной культуры. Не менее опасной тенденцией является уничтожение целых культурных пластов, самобытнейших обществ, чьи традиции берут начало даже не века – тысячелетия назад! Яркий пример тому – трагическая судьба христианских общин Ближнего Востока. Речь идет о многочисленных течениях, объединяемых общими терминами «Древние восточные церкви» и «Восточнокатолические церкви». Среди них, например, есть Ассирийская церковь Востока – одна из древнейших христианских общин, зародившаяся в I в. н.э. среди населения Междуречья. Отличительной чертой Ассирийской церкви является то, что она признает лишь два первых Вселенских собора, а ее расхождение с остальными ветвями христианства произошло еще в начале V в. Другими словами, традиции этой церкви, да и остальных Древних восточных церквей, остаются практически неизменными на протяжении полутора с лишним тысяч лет! Среди этих традиций – характерные для раннего христианства жертвоприношения животных, соблюдение субботнего покоя и даже обрезание, практикующееся, к примеру, в Коптской православной церкви.

Уникальность этих общин поражает тем сильнее, что им удалось выжить на протяжении веков в условиях не всегда мирного окружения. Арабский халифат, вторжения монголов и Тимура, Османская империя, казалось, не должны были оставить и памяти о ближневосточном христианстве. Однако, не считая отдельных инцидентов, общины пользовались широкой автономией и свободой богослужения. В результате в традиционно исламском Ближнем Востоке численность христиан до недавнего времени составляла почти 20 млн человек. Из них около 8 млн проживали в Египте, 2 млн – в Сирии, около 1,5 млн – в Ираке.

Трагедия миллионов

Мы не зря употребили фразу «до недавнего времени». За последние несколько лет по ближневосточному христианству был нанесен сильнейший в его истории удар. Парадокс в том, что уничтожение уникальнейших культур происходит при молчаливом покровительстве Запада, силами, выкормленными Западом и во имя целей, выгодных Западу. При этом редкий западный обыватель даже краем уха слышал об этой трагедии миллионов людей. СМИ и политики «демократического» мира старательно обходят ее молчанием.

Самый яркий пример последних месяцев – наступление группировки «Исламское государство Ирака и Леванта». Крупнейшим успехом боевиков стал захват второго по величине иракского города Мосула, являвшегося одним из главных центров иракского христианства. Здесь располагаются храмы Ассирийской, Халдейской католической, Армянской апостольской, Сирийской православной церквей, а численность христианского населения Мосула при Саддаме Хусейне достигала 30%. Едва захватив город, боевики объявили о намерении разрушить все христианские культовые сооружения, многим из которых больше тысячи лет. Угрозы уже приводятся в исполнение. Осквернен собор Святого Ефрема, сожжена ассирийская церковь III в., разрушены надгробия, одно из которых, по преданию, возведено над могилой ветхозаветного пророка Ионы. Из основанного в IV в. монастыря Мар Бехнам Сирийской православной церкви изгнаны все монахи.

Христианам Мосула экстремисты выдвинули ультиматум: либо покинуть город, либо принять ислам, либо платить джизью – специальный налог, который в Средние века выплачивали христиане и иудеи, живущие в мусульманских странах. Минимальная планка налога была установлена боевиками в 250 долларов на человека ежемесячно – сумма, неподъемная для подавляющего большинства жителей. Но и эта альтернатива в итоге была ликвидирована. Христианам, отказавшимся отречься от веры, приказали под страхом смерти покинуть город до 19 июля. В итоге по состоянию на 22 число в Мосуле осталось чуть больше двадцати христианских семей. Их приютили соседи-мусульмане, но будущее гонимых жителей остается туманным. Остальные христиане в спешке бежали из города, причем боевики позволили им взять с собой только ручную кладь. Как заявил патриарх Халдейской католической церкви Луис Сако, впервые за две тысячи лет в Мосуле нет христиан. Поистине жуткое признание!

Эти события стали лишь очередным актом в трагедии иракских христиан. Если до вторжения американцев и их союзников в стране проживало около 1,5 млн представителей различных христианских общин, то теперь осталось 450 тыс. по одним данным или 150 тыс. – по другим. Остальные эмигрировали в соседние Сирию и Иорданию, либо переселились в Европу.

Гонения на христиан, равно как и на адептов всех других несуннитских религиозных течений, заставляют сильно сомневаться в версии о том, что костяк ИГИЛ составляют бывшие офицеры саддамовской армии. Вопреки навязываемому нам убеждению, что при Хусейне страна жила в условиях жесточайшей диктатуры одного клана, в высшем руководстве были представлены все крупные этноконфессиональные группы. Вице-президентами Ирака были курды Таха Ясин Рамадан и Таха Мохи эд-Дин Мааруф. Пост министра иностранных дел занимал ассириец по национальности и христианин по вероисповеданию Тарик Азиз. Спикером парламента являлся шиит Саадун Хаммади. Последнего, кстати, называли в числе возможных преемников Саддама Хусейна. А когда после оккупации страны американцы опубликовали список 55 самых разыскиваемых функционеров Ирака, то оказалось, что 35 из них были шиитами. То есть представителями религиозного направления, которое, по укорененному мифу, всячески преследовалось властями. Иракское общество отличалось веротерпимостью, что, конечно, не исключало жесткой политики в отношении экстремистских группировок.

Распад страны на враждующие конфессии произошел исключительно «благодаря» оккупации. Тотальный кризис разрушил экономические, административные и идеологические скрепы. Образовавшийся вакуум благоприятствовал деградации общественных отношений: общенациональное, государственническое самосознание уступило место племенному, общинному, узкоконфессиональному. Американская военная администрация, в свою очередь, умело играла на этих противоречиях, способствуя их углублению. Трудно представить поэтому, что сохраняющие верность саддамовскому Ираку офицеры пошли на поводу у новоявленных варваров.

Между тем репрессивная политика исламистских боевиков прекрасно известна Западу, который, однако, не спешит объявлять ИГИЛ и провозглашенному им халифату войну. Напротив, экстремисты тайно снабжаются с территории Турции, а Запад продолжает поддерживать сирийскую оппозицию, причем эта помощь в итоге оказывается в руках ИГИЛ как самой мощной оппозиционной группировки.

Кстати, в Сирии эти прикормленные Западом боевики преследуют представителей неугодных им религиозных течений вот уже четвертый год. В результате количество убитых христиан приблизилось к полутора тысячам, а численность бежавших из страны – к 600 тысячам. На этих страшных страницах новейшей истории Сирии – и судьба христианской деревни Садад, где боевиками группировки «Ан-Нусра» были убиты 45 человек, включая женщин и детей, а все церкви осквернены. И трагедия городка Маалюля, где боевики устроили настоящий разгул террора, убивая всякого, кто отказывался принимать ислам. И драматический исход из Хомса 138 тысяч христиан… Но на Западе это называется не террором и не геноцидом, а «справедливой борьбой с преступным режимом Башара Асада». Точно так же поддерживаемые Западом «Братья-мусульмане» развернули в Египте кампанию против христиан-коптов. Систематическое разрушение древних монастырей и церквей закончилось с отстранением движения от власти, но радикалы по-прежнему убивают христиан.

Враги рода человеческого

При этом нужно понимать, что экстремистские группировки в Ираке, Сирии и других странах Ближнего Востока очень далеко отстоят от традиционного ислама. В последнем христиане именуются «людьми Писания», т.е. людьми, следующими заповедям, изложенным в Ветхом Завете и Евангелии, которые трактуются исламом как божественные откровения. «Наш Бог и ваш Бог – один, и мы покоряемся только Ему», – сказано в Коране. Та же джизья, которую взяли на вооружение боевики ИГИЛ, в Средние века вовсе не отличалась такой обременительностью. Платившие ее христиане и иудеи освобождались от закята – налога для мусульман. Кроме того, джизью не платили женщины, дети, пожилые и инвалиды. Неудивительно поэтому, что ислам и христианство мирно уживались на протяжении столетий.

Нынешний радикальный ислам, находящийся под сильнейшим влиянием салафизма, напрочь отвергает все исламские традиции, выходящие за рамки Корана, и выступает против любых проявлений терпимости к «неверным». Но именно этот резко усеченный вариант ислама, закрепившийся в Саудовской Аравии и Катаре, пытаются навязать всему мусульманскому миру. И неоценимую помощь в этом салафитам оказывает Запад.

Почему это происходит? Современный Запад – это радикальная антиценностная цивилизация. Единственной ценностью (вернее, антиценностью) провозглашен здесь индивидуализм, ложно трактуемый как «свобода личности», в то время как все нравственные нормы и культурные традиции объявляются ограничением свободы. На деле индивидуализм оборачивается самым настоящим порабощением: когда круг ценностей ограничивается потребительством и стремлением к развлечениям, человек превращается в легко манипулируемого биоробота.

Радикальный ислам и призван расчистить ценностное поле Ближнего Востока, уничтожив не только традиционный ислам с его богатейшим культурным наследием, но и другие конфессии региона – христианство, верования друзов, езидов и т.д. Выступая сегодня в роли тарана, салафизм и сам рано или поздно станет жертвой атаки со стороны потребительской квазирелигии.

На первый взгляд не может не поражать столь жестокое отношение к единоверцам Запада, считающегося частью христианского мира. Все становится на свои места, если уяснить один факт: Запад давно перестал быть христианской цивилизацией. Христианство так же враждебно Западу, как и традиционный ислам, и коммунизм, т.е. все системы, в основе которых лежит этика и ценности, не сводящиеся к потребительству и стяжательству. Но есть здесь, наверное, и некий психологический феномен. Давно замечено, что во время войн самой изощренной жестокостью отличаются не сами враги, а свои, перешедшие на сторону врага. И дело не только в желании заслужить доверие новых хозяев. Предатель в глубине души сознает свое падение и мстит тем, кто нашел в себе силы остаться верным родине. Возможно, и Запад аналогичным способом мстит тем, кто не поддался искушениям разврата, не поклонился золотому тельцу, а готов хранить верность идеалам даже перед угрозой смерти. Это серьезное предупреждение России, которая тоже стоит в очереди на антиценностную зачистку. Грядет борьба, и к ней нужно быть готовым.

Сергей КОЖЕМЯКИН
Источник: «Советская Россия»

1 комментарий

  • Владимир

    04 ноя 2014

    Ответить

    Западная цивилизация перестала быть христианской, совершенно верно. Но и мы идем по этому же пути. Украина - быстрее, она уже тоже оттогает христианство. Мы, к сожалению, идем по той же дороге, но медленнее. Нас развращают с помощью той же неолиберальной идеологии, в первую очередь развращают молодое поколение. Нравственно разлагается и православная церковь - нынешние церковники больше озабочены собственным материаьным благополучием, а не служением Богу. И чтобы нас не постигла участь Украины, нам срочно нужна собственная идеология, основанная на христианских нравственных и духовных ценностях. Столь же необходима и санация нынешней церкви, иначе она превратится в секту.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы