Актуально

Р. Вахитов. О геополитических законах и исторических параллелях

Поздно вечером 21 февраля (на азиатской части территории России была уже ночь 22-го) президент РФ выступил с телеобращением к гражданам. В нем глава государства сделал то, что от него ждали с 2014 года – признал народные республики Донбасса.

Донецко-Криворожская республика1

8 долгих лет Кремль колебался, взвешивал аргументы и контраргументы… А все это время в Донбассе, увы, стреляли… Если бы признание произошло раньше, с дружескими визитами в Москву приезжал бы в роли главы ДНР живой и невредимый Александр Захарченко. На параде победы в Москве стояли бы в первых рядах зрителей, а может, и шли бы в колоннах армий республик Донбасса живые «Моторола» и «Гиви».

Впрочем, лучше поздно чем никогда – могли бы вздохнуть патриоты. Но, к сожалению, обращение было приправлено ложкой густого антикоммунистического дегтя.

Безусловно, советники президента рассчитывали, что рейтинг лидера, как и в 2014 году, после присоединения Крыма, сразу пойдет вверх, тем более что он сильно пострадал от пенсионной реформы в 2018 году. Но зачем все это надо было приправлять очередными наветами на Владимира Ильича Ленина и большевиков? Разумных объяснений этому нет. Ведь фигуры Ленина и Сталина становятся все более популярными в российском обществе (и огромная «заслуга» в этом – экономического либерального «блока» руководства России). В 2021 году «Левада-центр» провел очередной опрос о «пятерке выдающихся российских политиков» по мнению граждан нашей страны. Владимира Путина назвали во главе этой пятерки 15% опрошенных, Владимира Ленина – 30%, а Иосифа Сталина – почти 40%.

Далее, очень странно это выглядело в присутствии глав ДНР и на глазах миллионов жителей Донбасса. Дело в том, что еще 4 февраля 2015 года парламент ДНР провозгласил свое государство преемником Донецко-Криворожской республики, существовавшей в Донбассе в 1918-1919 годах. ДКСР имела в своем названии эпитет «советская» и возглавлял ее большевик Артем – член той партии, вождем которой был Владимир Ильич Ленин. Резко критиковать Ленина и большевиков в присутствии главы государства-преемника советской и большевистской республики – думаю, не самый удачный ход…

И, наконец, напомним, что проект о признании ДНР и ЛНР внесла в Госдуму фракция КПРФ. Естественно, обыватель рассуждения президента о Ленине воспринял как критику и современной Компартии. А ведь по самому своему статусу глава государства стоит над межпартийной борьбой, и сам президент неоднократно об этом говорил.

Нельзя не сказать несколько слов и о содержании этой критики. Я уже много писал об этом, в том числе в программной статьей «Подложил ли Ленин под Россию бомбу?», которая выходила и на страницах «Советской России», и в сборнике статей авторов народной газеты, поэтому тут просто повторю свои аргументы. Повторение часто тоже нужно и важно.

Начну с обвинения, что это якобы Ленин виноват в развале СССР в 1991 году. Владимир Ильич Ленин умер 21 января 1924 года. По этой простой причине он никак не мог поставить свою подпись под документом о роспуске СССР, завизированным в декабре 1991 года в Беловежской Пуще. Все мы прекрасно знаем, кто поставил под этим документом подпись с российской стороны. Это был Борис Николаевич Ельцин. Пора бы уж наконец признать это на официальном уровне и не замалчивать черную роль в истории этого субъекта, в честь которого в современной России возводятся памятники и «центры». Это необходимо сделать, если мы действительно искренне сожалеем о распаде Советского Союза.

Некоторые уточняют, что Ленин заложил юридическую базу для распада СССР, дав союзным республикам право на выход. Однако в политике что-то решают не бумаги, а силы и блоки, отношения между людьми и социальными группами. Очевидно, что даже если бы в Конституции СССР был прописан строжайший запрет на выход республик из состава Союза, то это ничуть не остановило бы Бориса Ельцина и его подельщиков по беловежскому преступлению. Кстати, беловежские соглашения не были ратифицированы Советом депутатов СССР, как того требовал закон. Тогдашней президент СССР М.С. Горбачев имел все юридические основания проигнорировать их и более того – отдать Ельцина под суд. Он этого не сделал, потому что он был болтуном и тряпкой, лишившимся всякой поддержки народа. А будь он человеком решительным и жестким, да еще и опиравшимся на определенные социальные слои, ему никакие бумажки не были б нужны…

Ленин, кстати, это понимал. Президент правильно сказал, что юридические формулировки, предложенные Лениным, имели смысл политических деклараций. Фактически страной все равно руководила партия.

Нельзя утверждать и что Лениным двигало лишь властолюбие и никаких рациональных причин для ленинского конфедеративного проекта СССР якобы не было. В декабре 1922 года Ленин, будучи уже тяжело больным, вряд ли рассчитывал править долго. Но у него была идея и мечта о том, чтобы возникшее с таким трудом и страданиями государство рабочих и крестьян существовало подольше.

Не надо забывать: на выборах в Учредительное собрание на всех территориях бывшей империи, где компактно проживало нерусское население, победили националисты. На той же территории Украины на выборах в Учредительное собрание России победили украинские левые эсеры и украинские социал-демократы (из 129 депутатов от «украинских партий» было 89). Что неудивительно: в южных губерниях село было украинским, а города – русскими, а сельчан было намного больше, и именно они голосовали за «своих».

У победивших в 1917 украинских националистов, кстати, тоже были свои представления об «исторических землях Украины». И они не совпадали с нынешними российскими представлениями об «исторических землях России». Ленину в годы гражданской войны в поисках союзников на южных окраинах бывшей империи пришлось выбирать между петлюровцами и украинскими коммунистами (напомню, сторонники «единой, неделимой России» тогда воевали на деньги Антанты рука об руку с иностранными интервентами против собственного народа).

Когда красные победили, украинские коммунисты тоже предъявили определенные требования тогдашнему «федеральному центру». И если бы Ленин объявил им, что они получат лишь автономию как башкиры или татары внутри РСФСР, то советское государство распалось бы, еще даже юридически не оформившись… Не будем забывать, что именно на Украине гражданская война была наиболее ожесточенной. Красная армия два раза брала Киев и два раза вынуждена была отступить. Киев стал «красным» только с третьего раза, когда в 1920 году оттуда выбили поляков. И с польской территории постоянно велась пропаганда в духе: «придут русские и снова украинцев загонят в унитарную империю», так что Ленину и большевикам нужно было как-то отвечать и на эти обвинения…

Ленин исходил не из властолюбия, не из утопических мечтаний, а из тогдашней наличной политической реальности. Как и президент Путин в конце 90-х, когда он остановил кавказскую войну, заключив договор с Ахмадом Кадыровым, не послушав своих «ястребов», которые мечтали «еще побомбить Кавказ». Ленину пришлось действовать в условиях не просто парада, а шабаша суверенитетов. И, в отличие от Ельцина, Ленин не разрушил оставшееся, а наоборот, собрал под новым названием и новым флагом почти все территории бывшего российского государства. И тут мы подошли еще к одному нюансу.

Президент, конечно, прав, когда обвиняет украинских националистов в том, что они проявляют черную неблагодарность к Ленину. Не было среди великороссов (как Ленин сам себя называл) и среди правителей России человека более дружественно настроенного к украинскому народу. Ленин признавал право украинского народа создать свое государство, если украинцы этого пожелают. Он писал до революции: «Суждено ли Украине составить самостоятельное государство, это зависит от 1000 факторов, не известных заранее. И, не пытаясь “гадать” попусту, мы твердо стоим на том, что несомненно: право Украины на такое государство. Мы уважаем это право…». Однако, в отличие от националистов, для которых строительство национальных государств – «идея фикс», Ленин, конечно, считал, что гораздо лучше рабочим и крестьянам – украинцам, объединившись с трудящимися других народов, совместно строить социализм.

Именно поэтому Ленин и большевики, придя к власти в 1917 году, стали создавать социалистическое Отечество, а когда на них ополчилась буржуазия всех стран Запада и собственная, российская буржуазия, стали бороться за это социалистическое Отчество, оказавшееся в опасности, превратившись в самых яростных оборонцев. И им удалось собрать великую державу, к немалому удивлению своих противников из стана белых, которые поначалу воспринимали большевиков как «национал-предателей», и «немецких ставленников».

Николай Васильевич Устрялов, бывший идеолог правительства Колчака в Омске, писал в 1920 году из харбинского «далека»: «Нам естественно казалось, что национальный флаг и «Коль славен» более подобают стилю возрожденной страны, нежели красное знамя и «Интернационал». Но вышло иное. Над Зимним Дворцом, вновь обретшим гордый облик подлинно великодержавного величия, дерзко развивается красное знамя, а над Спасскими Воротами, по-прежнему являющими собою глубочайшую исторически-национальную святость, древние куранты играют «Интернационал»…».

Петр Николаевич Савицкий, бывший замминистра в белых правительствах Колчака и Врангеля писал в 1921 году в болгарской эмиграции: «я всегда отвергал и отвергаю … не только коммунизм, но и всякий социализм… И все-таки я склонен связывать будущее России с будущим Советской власти… Политическая годность большевиков резко контрастирует с неспособностью их соперников… большевики к настоящему моменту, к середине 1921 г., действительно «собрали» Россию. «Невоссоединенными» остались не более 1/10 территории и 1/5 населения бывшей Империи».

Это были настоящие патриоты России, которые из любви к Родине и благодарности к ее спасителям способны переступить через свои политические пристрастия и стереотипы. Настоящий патриот должен поклониться Владимиру Ильичу Ленину за то, что он, стоя во главе советской России, победил 14 государств-интервентов, набросившихся на нашу Родину, когда ее трясло в междоусобице. Ведь победи восхваляемый сейчас Деникин, этот слабый и «политически негодный» белый вождь (как признавал лично его знавший Савицкий), без сомнений, уже тогда, в 1921-м, в белой Москве сидели бы марионетки Антанты…

Этот настоящий, высокий надпартийный патриотизм Устрялова и Савицкого, уверен, должен быть образцом и для современных политиков.

***
Во время недавней Карабахской войны я написал заметку «Второй закон евразийской геополитики». Смысл ее был следующий: есть Первый закон евразийской геополитики, открытый Г.В. Вернадским и П.Н. Савицким. Согласно ему, история срединной Евразии (примерно территория России и СССР) характеризуется тем, что в ней чередуются периоды существования больших государств (державы скифов и гуннов, Золотая Орда, Московское царство, Российская империя, СССР) и периоды распада, когда возникают системы относительно маленьких, враждующих государств (последние такие периоды – эпоха гражданской войны 1918-1921 и наша современность).

Я же в этой заметке предположил, что есть еще и Второй закон евразийской геополитики. Он гласит: в периоды распада (а мы пребываем в таковом с 1991 г.) «размораживаются» конфликты, которые были в предыдущий период. Я имел в виду тогда армяно-азербайджанский конфликт в Карабахе в 1918-1920 гг.

Последние события на территории Украины полностью подтверждают эту мою гипотезу. Спецоперация армии РФ, начавшаяся 24 февраля, имела свой аналог 100 лет назад, после распада Российской империи. Только про это в России все забыли, кроме специалистов-историков. А в 1917-1918 гг. имел место конфликт между Советской Россией (РСФСР) и буржуазно-националистическим украинским государством (Украинской Народной Республикой), которое возникло в Киеве после падения царизма. Расскажу о нем подробнее.

УНР, возглавляемая националистами Грушевским и Винниченко, формально провозглашала желание войти как субъект федерации в Российскую республику, которую должно было организовать Учредительное собрание (напомню, что большевики пришли к власти в ноябре 1917 с лозунгом ускорения созыва Учредительного Собрания). Но фактически, по словам Грушевского, федерация была для УНР шагом к полной независимости. 16 декабря 1917 года Ленин направил Центральной Раде Украины ультиматум Совнаркома, требуя пропустить Красную армию через территорию УНР для борьбы с белыми. Рада отказалась. 17 декабря в Донбассе (Никитовка, ныне – станция города Горловка в ДНР) большевиками было создано Центральное бюро Военно-революционных комитетов Донбасса. Донбасс заявил об отделении от Украинской республики.

Красный Донбасс стал плацдармом для продвижения Российской Красной армии на юго-восток Украины. 22 декабря она заняла Харьков. При поддержке местных народных масс, которые симпатизировали большевикам, был проведен Всеукраинский съезд Советов и 25 декабря провозглашена Украинская народная республика Советов (УНРС) со столицей в Харькове. УНРС выразила желание войти в РСФСР на федеративных началах. Была создана Красная Гвардия Украины и «Червонное казачество». Советская Украина провозгласила ничтожными все постановления буржуазной УНР. По мере продвижения уже объединенных двух Красных армии (России и Украины) по юго-востоку Украины, там возникали советские республики – ССР Тавриды, Одесская СР и т.д.

17 января Советская Украина официально объявила войну Центральной Раде (УНР). Был объявлен поход на Полтаву, а потом на Киев совместно с Российской Красной армией. 29 января вспыхнуло пробольшевистское восстание в Киеве, но оно было подавлено буржуазными националистами. 8 февраля Красная армия (главком – Муравьев) взяла Киев и туда переехало правительство Советской Украины. Армия УНР отступила на Волынь.

Однако 9 февраля 1918 года правительство УНР заключило мир с Германией и ее союзниками в Брест-Литовске («украинский Брестский мир»). Германия, Австрия, Турция, Болгария признали суверенитет УНР, а УНР объявила себя союзницей «Центральных держав» и обязалась в обмен на военную помощь поставить Австрии и Германии 1 миллион тонн зерна. Уже 13 февраля кайзер отдал приказ о возобновлении военных действий на восточном фронте. Германские и австро-венгерские войска вошли на территорию Украины и ликвидировали на ней Советскую власть. 3 марта 1918 года Советская Россия, истерзанная войной и нуждавшаяся в «передышке», подписала с Германией и Центральными державами мирный договор («Брестский мир»). По нему РСФСР признавала УНР. На этом кончилась «советско-украинская война».

Потом было установление прогерманского режима Скоропадского, его скорое падение (согласно фамилии!) из-за революции в Германии, образование Украинской Директории во главе с Виниченко и Петлюрой, образование в Курске Украинского Советского правительства в изгнании, новое создание Украинской красной армии, новый «украинский фронт». Петлюровцы оказались меж двух огней, борясь и с красными, и с деникинцами, которые вообще были против нацавтономий и сторонниками воссоздания южнорусских губерний. Союз с поляками не спас украинских националистов, и в 1920 году на долгие 70 лет на Украине установилась Советская власть.

Внимательный читатель, конечно, обнаружил явные сходства между этими событиями 1917-1918 гг. и спецоперацией ВС РФ, начатой 24 февраля 2022.

Во-первых, и тут и там Российская республика противостоит Украинской националистической республике, прогермански и прозападно ориентированной и рассчитывающей на помощь Запада. Только сто лет назад во главе Российской республики был Владимир Ленин, которого теперь почему-то обвиняют в «создании националистической Украины», тогда как под руководством Ленина националистическая, петлюровская Украина была разбита, причем 2 раза…

Во-вторых, и тогда, и сейчас наступление началось с Донбасса (в первом случае точка пересборки – Горловка, во втором – Донецк). Донбасс, видимо, очень важный, ключевой регион для геополитических отношений России (Великороссии) и Украины.

В-третьих, Красная армия зимой 1917-1918, так же как и ВС РФ зимой-весной 2022, блокирует юго-восток, начиная с Харькова и до Одессы и Крыма и стремится создать там промосковское правительство (в первом случае – правительство Советской Украины, во втором, вероятно, нечто вроде Новороссии). За этим следует поход на Киев. Кроме того, есть явна параллель между Красной армией Украины и военными формированиями ЛНР и ДНР (как и преемственность между ДНР и Криворожско-Донецкой советской республикой).

В-четвертых, Зеленский, как и Винниченко, и Петлюра, обращается за военной помощью к Европе. Если эта помощь будет оказана, возможно, во главе националистической Украины окажется даже кто-нибудь вроде Скоропадского…

А вот дальше начинаются кардинальные отличия.

Первое – Ленин признавал существование украинского народа и его право на государственность (пусть и в федеративном союзе с Россией). А сегодняшние официальные пропагандисты порой любят порассуждать о том, что украинцы – это только «южные русские» и что «украинская государственность искусственна». Все это ставит Россию в стесненное положение. Ленин всегда мог сказать (и говорил), что советская Россия не ведет войну с Украиной, она ведет войну вместе с советской Украиной, вместе с украинским народом, против украинских буржуазных националистов, за свободную социалистическую Украину. Попытки говорить нечто подобное (в терминах современной политики) на фоне заявлений, что «украинцев нет» выглядят блекло.

Второе (оно вытекает из первого) – Лениным двигала наднациональная идея, которая объединяла украинцев и русских, была привлекательна для трудящихся масс обоих народов. Риторику, навевающая мысли о русской националистической ирреденте, никак не может быть популярной на Украине и сто лет назад уже погубило деникинцев.

В-третьих, Ленин не ждал 8 лет, чтоб из Донбасса двинуться на восток и на Киев.

Наконец, в-четвертых, ноябрьская революция в Германии, не оставившая шансов украинским националистам, была не совсем случайной. Существенный вклад в ее победу внесло международное рабочее движение, частью которого были и большевики во главе с Лениным. В 2014–2020 гг. мы видели, как определенные круги элиты РФ пытались организовать в Европе своеобразный «пропутинский правый Интернационал». Судя по пропаганде на федеральных телеканалах, оказывалась всяческая помощь Марин Ле Пен, «Альтернативе для Германии» и т.д. Однако они не смогли повлиять на политический курс Европы, а Марин Ле Пен на днях так и вовсе осудила спецоперацию РФ. Аналога «ноябрьской революции», сорвавшей надежды петлюровцев, в Евросоюзе не будет.

Итак, многое в истории повторяется, хотя бы потому что основные геополитические факторы прежние. Какие из этого делать выводы – решать нам.

Рустем ВАХИТОВ

Поделиться

1 комментарий

  • Ответить

    Я социалист по убеждению, поэтому категорически не приемлю буржуазную идеологию, но я хочу посмотреть на СССР и Россию глазами Путина. СССР в конце 80-ых уже обуржуазился и завёл советское общество в непроходимое болото бюрократии. Во всём мире сейчас уже не найти подлинно коммунистической партии. Они могут носить название созвучное, но нынешние коммунисты и социалисты - это те самые социал-демократы, с которыми кардинально идеологически расходился Ленин и Сталин. Как человек неискушённый в теории социализма, Путин делает заключение, что коммунистическая идея - это утопия. Отсюда происходит его ненависть к коммунизму и коммунистам прошлого.
     
    В России нужны перемены в идеологии, которые невозможны без социалистической революции. Буржуазная идеология, экономика и политика неизбежно приводит к фашизму. Вопрос только во времени. Несмотря на то, что прошло уже тридцать лет, как Россия стала буржуазной, но дух предков, исповедовавших совсем другую идеологию, всё ещё теплится, чем Россия кардинально отличается от выродившегося духовно Запада. Именно поэтому президент буржуазной страны пустился во все тяжкие против фашизма на Украине и на Западе.     

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы