Актуально

О духовно-политической войне на уничтожение

«Медведевы», «путины» и «юргенсы» против русской цивилизации. Редакция cprfspb.ru представляет аналитическую статью, посвященную исследованию глубинной манипуляции сознанием носителей русской (советской) культуры, манипуляции, направленной на духовное (а затем и физическое) уничтожение каждого из нас.

Во имя Родины вперёд богатыри

В качестве эпиграфа:

«Объявленная президентом Дмитрием Медведевым модернизация оказалась очень непростой задачей. Основными помехами для ее решения стала незаинтересованность большинства элиты, а также архаичность российского народа, который не раньше 2025 года окажется “ментально совместим” со среднестатистическим прогрессивным европейцем. С такими тезисами выступил в агентстве Интерфакс глава президентского Института современного развития (ИнСоР) Игорь Юргенс во время пресс-конференции «Что мешает модернизации России». (http://www.ng.ru/economics/2010-09-16/1_modernize.html).

Выбор между жизнью и смертью – это выбор, который приходится сегодня делать каждому русскому.

Для многих уже не секрет, что мы живем сегодня в условиях психо-информационной войны, ведущейся против нашей Родины, против русской цивилизации и всех культур России. При этих обстоятельствах от нас требуется четкое понимание того, каким средствами ведется это война. А ведется она именно средствами продвинутой глубинной психологии. И, к сожалению, следует признать, на настоящий момент наши, безусловно созидательные, действия нередко ведутся «по старинке», в то время как враг применяет новые, смертоносные методы душеразложения.

Что же пытаются разрушить манипуляторы сознанием, и что является той содержательной основой, на которой должен основываться здоровый выбор человека? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо осмыслить следующие факты, которые мы изложим в виде тезисов:

1. Человек живет, прежде всего, чувством сопричастности (проявляемой в единстве семьи, ближнего круга, рода, на-рода…).

2. В психической реальности (особенно если речь идет о массовой психологии) главную роль играют не столько сознательные, сколько бессознательные процессы;

3. В мире бессознательного основную роль играют образы и вызываемые ими чувства и эмоции;

4. Человек гораздо более совестлив, чем он сам о себе думает.

Переведем эти, достаточно сухие, высказывания, в сферу непосредственной реальности. У каждого из находящихся здесь есть близкие люди. Рассмотрим данные проведенного нами небольшого исследования. Группе взрослых людей (всего было опрошено более 700 человек в возрасте от 20 до 65 лет) зачитывали следующий текст: «У родителей есть любимый ребенок. И этот ребенок внезапно умирает. Они помнят о нем, скорбят. И вдруг прилетает “волшебник в голубом вертолете” и говорит: “Вот вам робот (совершенная модель) полностью повторяющий поведение вашего ребенка и полностью похожий на него. Живите и наслаждайтесь”». Затем задавался вопрос: «Как Вы думаете, будут ли утешены родители?» 85% испытуемых категорически заявили, что биоробот не может быть заменой близкому человеку, даже если мы не будем знать, что рядом с нами биоробот. Они поясняли, что в роботе отсутствовало бы нечто, составляющее суть человека, суть живого существа, некий центр переживания. Действительно, в «биороботе» нет внутренней сущности, сущности, определенным образом чувствуемой, улавливаемой нами. Как в свое время сказал русский философ И.Я. Грот: «Во всех ближних мы главным образом и оберегаем их духовную личность, их психическую жизнь…»

Таким образом, мы можем предположить, что фундаментальным фактом нашей жизни является чувство сопричастности Другому, вера в то, что мы изначально знаем о другом человеке, как о таком же психической реальности, что и мы сами. Наивысшее выражение это чувство приобретает при настоящей любви, когда один человек говорит другому: «Я – это ты, а ты – это я». Вот это чувство и есть основа бессознательного, основа способности человека выходить за пределы самого себя. Речь идет о том, что все века люди называли душой. И при этом корни души бессознательны, то есть выходят за пределы нашего привычного сознания, за пределы рациональности. Душа, бессознательное – иррациональны, и в то же время направляют сознание, придают смысл нашей сознательной и неосознанной деятельности.

Это рассуждение напрямую касается практики и не противоречит марксистской теории. Идея социальной справедливости вызывает в человеке отклик потому, что соответствует желанию душевного единства с ближними, причем такой жизни, при которой главным является отношение к другому человеку как к высшей ценности, а не как к товару. Именно эта идея заставляла многих людей во время борьбы за Советскую власть идти на смерть ради светлого будущего. В самом деле, трудно заставить себя умереть ради абстрактной справедливости, ради социальных благ как таковых, ради виртуальной идеи (рациональнее тогда было приспосабливаться к капиталистическим условиям). А вот представление о материальных благах как о проявлениях заботы о конкретных людях и о своем народе – другое дело.

Можно сказать, что наше «я» в бессознательной, глубинной своей основе в буквальном смысле строится и состоит из образов значимых для нас Других, в основе своей любимых нами и любящих нас людей: семьи, рода, народа… Каждый такой образ – это часть фундамента нашего внутреннего дома. Сохраняя внутри себя образы, с которыми связаны чувства радости и любви, человек находит в себе силы выносить чувство недостаточности, выдерживать пустоту. Так взрослый человек смотрит на фотографию любимого, находящего в отъезде, и утешается этим. Можно сказать, что наше «я» как есть, по сути, наше взаимодействие с Другим.

Здесь и лежит основание нравственности. Предположим, человек с развитым «я» наносит обиду человеку, которого он любит и образ которого, стало быть, занимает важное место в строении его «я». Что происходит в этом случае? Негативный поступок, связанный с соответствующими разрушительными эмоциями, начинает разрушать именно внутренний образ, лежащий в основании «я» совершившего данный проступок человека. И тогда этот человек осознает, что он сделал плохо Другому «я», причинил зло другому центру мира. В результате совершается искупление, причем происходит это на основе базового доверия к миру. Как писал известный психолог Дж. Хиллман: «Коллективная природа глубин души означает: ни один человек не представляет собой островa… душа человека… может существовать только во взаимоотношениях и благодаря взаимоотношениям с людьми; …сознательное стремление к достижению внутреннего единства весьма дорожит своими человеческими связями, видя в них совершенно необходимое условие такого единства, поскольку без сознательного признания и приятия нашего кровного родства с теми, кто окружает нас, не может быть и речи о синтезе личности».

И здесь мы приходим к следующему: выборы, которые человек, сознательно или бессознательно делает в жизни, зависят от того, делает ли он шаг в стороны созидания, созидания основанной на чувстве сопричастности реальности, или в сторону разрушения, в сторону равнодушия и деструкции. Психолог Э. Фромм писал: «Наиболее фундаментальной проблемой, по-моему, является противостояние между любовью к жизни (биофилией) и любовью к смерти (некрофилией) не как между двумя параллельными биологическими влечениям, а как между противоположностями…» Можно сказать, что социалистический взгляд на мир – это мировоззрение биофила, а капиталистический – некрофила. Влечение к смерти (понятие ввел З. Фрейд) как психический факт – это, прежде всего, душевная боль, возникающая в результате недостатка радости и любви, недостатка чувства сопричастности. Влечение к смерти зиждется на чувстве недостаточности и является попыткой избежать душевной боли. Ненавидя себя, человек отказывается жить, теряя контакт с глубинными чувствами из-за болезненности своих эмоций. И тогда человек замораживает свои эмоции, которые, таким образом, блокируют ему способность испытывать глубинные чувства. Тогда возникает порочный круг разрушения и саморазрушения, находящийся в котором человек не может удержать дорогие для его «я» образы, не может выдержать чувство вины и, таким образом, теряет чувство совести и способность подлинно любить, ведь любить может только кто-то и кого-то.

Такой человек ориентируется не на совесть, а на страх наказания, выгоду и т.д. Он живет в системе «купи-продай», которая, ответим чужда душе и является основой капиталистического образа жизни. Таким человеком легко манипулировать, скрыто вызывая в нем чувства вины, страха, предлагая иллюзорные способы защититься от них и запуская различные разрушительные процессы.

Находящимся в состоянии омрачения человеком легко манипулировать, заставлять делать ложные выборы, в отличие от человека, который живет в соответствии с внутренним нравственным чувством. Нам следует обращаться к здоровому ядру личности каждого воспринимающего нашу пропаганду человека, всячески избегая даже тактически выгодных уловок-манипуляций, нацеленных на усиление разрушительных чувств и эмоций, но при этом не бояться принести избирателю здоровую боль и использовать современные технологии «разговора» с массовым человеком. Но где оно, это «здоровое» ядро»? Как к нему обращаться «без тактических уловок»? Чтобы это опять, обратимся к еще одному важнейшему фактору: цивилизационному. Дело в том, что бессознательное во многом структурируется в соответствии с тем, какую человек (общность людей, этнос) принимает культуру. Как же мы может охарактеризовать с научной точки зрения носителей кодов русской цивилизации, русской идентичности?

Русская идентичность исходит из глубины веков, и основана она на реальности великой русской цивилизации, реальности, определяющей духовную, душевную, да и физическую жизнь тех, кто себя с ней (сознательно или бессознательно) отождествляет. Речь идет об особом типе психической реальности. Психологами она описывается с помощью понятия этнических констант. Дочь известного историка Льва Лурье, ленинградский этнопсихолог Светлана Лурье, так говорит об этом: «Русские пережили в своей истории немало драматических перемен — трудно было стать из язычников христианами, трудно было из свободной городской вольницы попасть под монгольское иго, трудно было перешагнуть из Руси московской в петровскую Россию, трудно было вместо царской России оказаться в ленинском и сталинском Советском Союзе, трудно было из тихих советских заводей нырнуть в постсоветские водовороты. В каждый из этих периодов разные группы русских людей очень по-разному смотрели на мир и оценивали происходящее, но при этом оставались русскими вне зависимости от своего социального статуса и идейных установок. Выделить «содержательные» признаки «русскости» очень сложно — прекрасно работая на одном историческом этапе, для одной картины мира, они дают сбой на другом. Остается искать те самые неизменные элементы, которые скрепляют любую русскую картину мира в любой ее конфигурации. Эти неизменные элементы можно назвать системой этнических констант».

Этнические константы – это бессознательные глубинные сценарии действия, тесно связанные с базовыми ценностями цивилизации и являющиеся основой для восприятия мира, образа жизни, стремлений, поведения носителей данной цивилизации. Это как бы внутренние скрепы, соединяющие между собой множество разных людей, которые называют себя соотечественниками, и дающими соотечественникам энергию для созидательно ведения общественной жизни. Каждое новое поколение, созревающее в теле культуры того или иного этноса, впитывает в себя соответствующие этнические константы в процессе развития личности, вхождения ее в общество. Без этого процесса общество не может нормально существовать! Каковы же они для русских? На основании каких критериев мы можем сказать: это – русский, а это – представитель другой цивилизации? Враги наши не устают бросать русским патриотам упрек в «нацизме»: дескать, циркулем собираетесь «русскость» определять, или как? Или как.

Первой характеристикой русского является стремление нести людям, миру – добро и справедливость: «Русский “образ себя” (мы-образ) существует как бы в трех ипостасях, но всегда очень связан с образом себя как носителей добра. Эти три ипостаси можно представить следующим образом: хранители возделыватели добра – крестьянская община, созидатели “великих строек” и творцы космических ракет и т.д.; миссионеры-просветители, готовые всегда нести “свет миру”, в чем бы он ни заключался; воины – защитники добра, борцы со <злодеями> и покровители народов, которым зло угрожает».

Вторая характеристика русского – терпимое отношение к Иному (если это Иное не воспринимается как опасность для того, что русский воспринимает как добро): «Исследователей поражала порой традиционная нечувствительность русских к национальным проблемам и их вполне искреннее неумение воспринять национальное неудовольствие всерьез». Английский путешественник Д.М. Уэллс писал: «В восточных и северо-восточных областях европейской России множество сел населены наполовину русскими, а наполовину татарами, но слияние двух национальностей не происходит. Между двумя расами существуют прекрасные взаимоотношения, деревенским старостой бывает то русский, то татарин». Более того, порой русские крестьяне начинали придерживаться того мнения, что «сколь абсурдно заставлять татар поменять цвет глаз, столь же абсурдно пытаться заставлять их поменять свою религию…». С. Кара-Мурза так говорит на этот счет: «Вот для меня первая ипостась русской идеи: человек – личность. Поднявшись до соборности, осознав ответственность, ограничив свободу любовью, он создает народ. А значит, он не станет человеческой пылью и в то же время не слепится в фашистскую массу индивидов, одетых в одинаковые рубашки».

Третья характеристика русского – тяга к общинной жизни: «Общину можно рассматривать как основной тип русской социальности. Синонимом слова «община» является слово «мир», и понятие «мир» было центральным в сознании русских крестьян. Крестьянин осознавал себя членом русского общества не как индивид, а как член конкретной общины, конкретного «мира». «Мир» — это автономная самодостаточная целостность».

Итак, русский человек – это личность, стремящаяся в своей жизни выполнять миссию Добра и Справедливости (то есть выходящая за пределы своих личных потребностей), дружелюбно и терпимо относящаяся к Иному (за исключением случаев, когда оно несет зло) и принимающая ценности общинности, коллективизма. Это достаточно уникальное сочетание ценностей и вытекающего из них образа жизни позволяет нам говорить о русских, и, прежде всего, о русских советских людях, на практическим уровне. Если ты принимаешь описанные выше ценности и (или) ведешь себя в соответствии с ними, то ты – русский, ты принадлежишь русскому миру, живешь в соответствии с русским Ладом.

Одной из вершин русской цивилизации, очевидно, является цивилизация советская. О советской цивилизации, как о вершине русской цивилизации, говорили и говорят множество авторов, в частности, С. Кара-Мурза: «Красная идея всем была ясна – устроить жизнь, основанную на взаимопомощи и братстве, а не на конкуренции и топтании ближнего …при советском строе мы, русские, были победителями».

Об этом говорят даже представители правого патриотического движения: «Большевики, поддержанные имманентным мировоззрением русских народов, возобладали, результатом была победа над фашизмом в Отечественной войне и предвоенном и послевоенном экономическом развитии. “Русское (а не какое-то другое) чудо” вызывало заслуженное уважение всех народов мира и показывало гигантские возможности советского социалистического общественного строя. Советский Союз покончил с безработицей, добился огромных социальных завоеваний, провел культурную революцию. Большую роль в формировании и выполнении этой объединяющей идеи на практике сыграл Сталин. С его именем следует связать и начатое в предвоенное время и продолженное в послевоенное укрепление морально-нравственных и духовных основ социалистического общества, свойственных Русскому коммунизму», – пишет В. Московский.

Публицист М. Антонов отмечает: «Самое великое достижение советской цивилизации – это новый тип человека, её созидателя. (Разумеется, не всякий живший в СССР был в своей сущности советским человеком, я говорю о том людском типе, который определял характер эпохи.) Я ещё застал в отрочестве этих людей, готовых “штурмовать небо”, считавших, что нет на свете таких крепостей, каких они не могли бы взять. Чудеса героизма, проявленного советскими людьми в боях и в труде, изумили мир не меньше, чем названные выше творения культуры. Поражён был ими, например, белоэмигрант Гайто Газданов, написавший книгу о советских красноармейцах, попавших в плен, бежавших из лагерей и продолжавших борьбу с врагом на французской земле. И если Достоевский утверждал, что русская нация есть необыкновенное явление в истории человечества, русский народ – образец красоты человеческой, то в советский период эта сторона русскости проявилась особенно ярко».

Итак, мы видим, что русская советская цивилизация – это цивилизация, постоянная на глубинных чувствах сопричастности, любви, единства. При этом мы знаем: «чем ярче свет, тем темнее тьма». Кому многое дается, с того многое и спрашивается. Поэтому отрезанные от своих корней носители русской культуры, склонные делать выбор на основе голоса души, голоса сердца, одновременно уязвимы и к манипуляциям, особенно к манипуляциям, связанным с чувством вины и эксплуатации чувства доверия.

Сделаем попытку частичного анализа глубинных процессов, происходящих в недавнем прошлом и сегодня в коллективной психической реальности русского народа, а также постараемся вскрыть современные манипуляции массовой психикой россиян.

Потеря (еще со времен краха Советского Союза, вызванного, прежде всего, действиями на психо-информационном фронте) поддерживающих нормальную жизнедеятельность общества психологических структур означала коренной слом внутри русского человека, который сегодня с помощью апатии спасается от Ужаса (потери души) и бессознательного чувства вины за предательство своих корней. Русских вот уже 20 лет отсекают от своих корней, а, значит, заставляют потерять свою душу, потерять жизненную силу и действовать под влиянием ненависти, зависти, обиды, апатии. Идущий в России процесс сейчас напоминает порочный круг сумасшествия. Для того чтобы понять суть происходящего с нами, попробуем рассмотреть очень симптоматичную ситуацию, которая сложилась в российском обществе в конце 1999 – начале 2000 года. Состоявшиеся тогда взрывы (в частности, домов (дом – символ целостного «я»)) и прочие пугающие события являлись и являются симптомом спровоцированного извне саморазрушения. Главное здесь искусственно вызванное – тревожное ожидание (термин, аналогичный термину стратегии напряженности). Вот что пишет об этом председатель Российской ассоциации прикладного психоанализа Медведев В.А. (наш враг): «Для России сегодня актуальным стал страх терроризма как эффективное средство манипуляции массовым сознанием. Понятие “террора” ввел Аристотель для обозначения особого типа ужаса, который овладевал зрителями трагедии в греческом театре. Это ужас перед небытием, представленным в форме боли, хаоса, разрушения».

Мы добавим, что Ужас – это страх небытия в чистом виде, тогда как просто страх – это страх потери чего-то важного. Все девяностые годы антирусская власть методично отсекала русский народ от образа жизни, соответствующего чувству сопричастности, от русского мира, русских этнических констант, создавая ситуацию, в которой лишь два ложных выхода: либо переживания Ужаса и связанных с ним разрушения, ненависти, хаоса (бандитизм и терроризм), либо апатия и отказ жить (демографическая яма «русского креста»). В обстановке тревожного ожидания и индуцированного Ужаса массовый человек склонен направлять всю свою психическую энергию на поиск любого символа Единства, на поиск архетипического Героя, который его спасет и с которым можно отождествиться. Именно такая иллюзия Единства, именно такой образ Героя был создан с использованием персонажа «Путин».

Поиск такого персонажа велся политтехнологами еще в середины девяностых. Я лично присутствовал на семинаре, где директор Восточно-Европейского Института психоанализа М.М. Решетников, бывший в свое время советником Ельцина, зачитал свою аналитическую записку на имя президента «дорогих россиян». В записке было, в частности, сказано: «русский народ не готов и никогда не будет готов к жизни в условиях рыночной экономики, демократии и либеральных ценностей. Ему нужна социальная справедливость, единство и руководитель, подобный Сталину. Поэтому нам необходимо заранее перехватить рождающуюся в народных массах энергию единства и поиска вождя раз уж русские такие неполноценные». Отметим, что в благодарность за службу Решетников получил громадные денежные преференции для своего Института и российского психоанализа вообще. А власть еще тогда начала операцию «Преемник», стремясь в своих целях направить энергию единства и предоставить людям иллюзорный образ «Вождя».

Путин появился именно как такой Вождь, такой же как все, но как бы «избранный судьбой». Путин вынырнул «ниоткуда», словно бы даже и из «народа»… В отождествлении с Путиным большинство россиян получили иллюзорную защиту от внутреннего Ужаса и от чувства вины за предательство самих себя. Еще раз повторимся, в 1999 г. Был создан мощный «амулет» (как бы мощный условный рефлекс, связанный с чувством безопасности) и миф одновременно под названием «Единая Россия и В. Путин». Тогда массовая психика расшатывалась взрывами домов, войной в Чечне, отрезаемыми на экране пальцами заложников. Испуганные, настрадавшиеся в хаосе, люди ждали мессию, жаждали чего-то, хотя бы напоминающего интеграцию, целостность, возвращение к единству. И когда, повторимся, им был дан символ единства, то бывший вице-мэр при Собчаке, довольно невзрачный человек Путин стал объектом, притянувшим к себе народную энергию. Политтехнологи действовали выверенно.

Приведем пример. В декабре 1999-го новогодний ритуал передачи власти был одним из важных тактических действий. Дело в том, что народ ненавидел Ельцина, но все равно воспринимал как «царя» (пусть и дурного), как отцовскую фигуру. Народ желал Ельцину смерти. Но это желание одновременно сопровождалось чувством вины (трудно желать смерти даже очень плохому президенту). И тут Ельцин досрочно уходит (символически умирает) именно в праздник, который во время СССР был фактически заменой Рождеству (празднику надежды и обновления). У сидящих за праздничным столом людей бессознательно возникает особенно сильное чувство вины. И тут в качестве того, кто заменит отца, появляется годящийся Ельцину в сыновья Путин, обещающий сохранить все хорошее, и двигаться вперед. И тогда телезрители начинают отождествлять себя с Путиным, еще более емко воспринимать его, как спасителя.

А затем уже было не важно, какие ошибки совершает Путин, что он делает в плане разрушения наших промышленности, сельского хозяйства, армии. Образ Путина стал защитой от сильнейшего внутреннего ужаса, от чувства вины за разрушение нашей Родины, за манкуртизацию, отказ от своих корней, от осознания ужасной реальности… Под прикрытием же этого образа продолжалось внутреннее душеразложение русских и разграбление страны. Так сказать, человеку, у которого высасывают кровь, сделали обезболивающий укол и дали энергетический напиток. Забегая вперед, отметим, что именно чувство вины сегодня пытаются в своих интересах вызвать в народе стоящие за «брэндом Медведев» политтехнологи (об этом мы уже говорили и будем говорить), говорящие о том, что русским не хватает ответственности (якобы из-за того, что мы не доросли до западных демократических ценностей, а не потому, что мы боимся взять на себя ответственность за потерю корней и пробуждение, развитие своей совести).

Так как Путину (в качестве мифа) создавался образ бога-героя, собирающего в «кучу» коллективную волю и побеждающего Дракона (хаос в образе Чечни, сепаратизма и т.д.), то, естественно, на его главного оппонента (Г.А. Зюганова) «навешивался» образ слабости… Был создан как бы своеобразный психологический артефакт. Платой за это стало подчинение народа некой обезличенной силе под названием «Единая Россия». Эта сила олицетворяет «порядок», но порядок, построенный не на подлинном Единстве, а на бегстве от процессов разрушения. Во многом она напоминает «консервацию сумасшествия» и анестезию. Народ медленно умирает и желает сделать это максимально безболезненно. Под внешне «нормальным» течением жизни скрыты «психотические пласты» – мощнейшее саморазрушение. Зато во главе «ЕДРа» стоит сам ПУТИН, маленький человечек из заместителей Собчака, ставший современным идолом в демократическом облачении. Очень удобно, прямо как волшебная палочка: берешь идола, «стягиваешь» на себе психическую энергию массы и чревовещаешь – «Голосуй за этих или за этих». Такой вот, повторимся, своеобразный артефакт длительного действия, механизм которого важно рассматривать даже после завершения этого действия.

Так наше общество просуществовало примерно восемь лет. С экранов активно транслировались символы, поддерживающие миф о Герое (Путине) и Единстве. Решетников и решетниковы процветали. Это, как мы отметили выше, создавало ситуацию психологической стабильности, удерживая чувства Ужаса и вины достаточно глубоко в коллективном бессознательном и консервируя ситуацию, предполагающую более или менее постепенное (но неизбежное) вымирание носителей русской культуры, отрезанных от своих корней и бессознательно не желающих жить и рожать детей ради «экономической конкурентоспособности».

Однако в последнее время ситуация изменилась, и изменилась она коренным образом. Начавшийся кризис показал, что возможно такое положение вещей, при котором артефакт «Путин» не выдержит столкновения с реальностью и все законсервированное сумасшествие, связанное с потерей русскими своей души, своих корней, знакомое нам со времен «перестройки» и «девяностых» вновь выйдет на поверхность. А это значит, что на поверхность выйдут Ужас и чувство вины. И с этим надо что-то делать. С большой долей вероятности можно сказать, что часть политтехнологов режима сегодня работают на перехват этой ситуации (так же, как в девяностые годы с помощью «плана Путин» был осуществлен перехват энергии народного единства и поиска Вождя), причем на такой перехват, который губителен для нас. Речь идет о разрушении артефакта «Путин», но не для того, чтобы русский человек смог через признание своей слабости и действительной вины за отказ от отечественных корней, начать возвращение к этим корням, а для еще большего отдаления русских от родной цивилизации и, значит, вымирания.

В пользу такого рода сценария говорят следующие факты: постепенное нагнетание в обществе атмосферы неопределенности, тревожного ожидания (в частности, вновь начинаются взрывы, а аварии и сами начинают происходить). Делается это и через немыслимое еще год назад официальное признание высшими (начиная с Медведева) должностными лицами правды, в соответствии с которой экономика России, ее инфраструктура и т.д. находятся в ужасающем состоянии. Активнейшее внедрение в общественное сознание идеи о том, что русская цивилизация и русский человек никчемны по сравнению с западной цивилизацией, и из ужасающего состояния мы сможем выйти, только обратившись к ценностям более высокой (демократической) цивилизации.

Обратимся для примера к Посланию Медведева Федеральному Собранию 2009 года. Множество материалов, прошедших по центральным телеканалам, о выступлении президента Медведева перед Федеральным собранием, высветили два привычных шаблона медведевского «месседжа» нашему народу.

Первый месседж: все очень плохо, у нас отсталая сырьевая экономика (но сам Медведев в этом не виноват!), поэтому он, Медведев, и стоящие за ним силы будут ее модернизировать (как будто сам Медведев не был правой рукой Путина в антинародном правительстве).

Пример конкретного высказывания в рамках месседжа № 1:

Д. Медведев: российский бизнес до сих пор предпочитает торговать тем, что создано в других странах. А конкурентоспособность нашей продукции позорно низка. Кризис, безусловно, затруднил решение этих проблем. Мы были вынуждены сфокусировать наши усилия на преодолении его негативных последствий, задействовав значительные ранее накопленные с таким трудом резервы. И масштабная программа антикризисных мер позволила к середине этого года стабилизировать ситуацию.

И второй месседж, еще более важный, чем первый: Вы, россияне, — архаичные, глупые, безответственные рабы. Но если вы начнете следовать ценностям демократии, тогда, возможно, вы станете умными, свободными и ответственными.

Пример конкретного высказывания в рамках второго месседжа:

Д. Медведев: «…это будет первый в нашей истории опыт модернизации, основанный на ценностях и институтах демократии. Вместо примитивного сырьевого хозяйства мы создадим умную экономику, производящую уникальные знания, новые вещи и технологии, полезные людям. Вместо архаичного общества, в котором вожди думают и решают за всех, станем обществом умных, свободных и ответственных людей».

Иными словами, в федеральном Послании президент в очередной раз заявил своему народу: вы – ничтожества, но выход есть: научитесь принимать великие демократические ценности впервые в вашей убогой, архаичной истории.

Все остальные рассуждения о новейших технологиях и т.д. и т.п. являются как бы «соусом», орнаментом к двум базовым идеям, буквально вколачиваемым режимом в головы современных россиян.

Режим как бы подстраивается (подстройка – базовая идея так называемого нейролингвистического программирования (НЛП)) к сознанию среднестатистического российского гражданина (да, все плохо, экономика разрушена, село в руинах, все только и делают, что спекулируют), после чего заявляет, что виноват во всем сам народ, так как он, народ, неполноценен (в отличие от великого западного общества с его демократическими ценностями). Игра ведется мощнейшими средства психо-информационной войны, война ведется на уничтожение, потому что Медведеву и медведевым ясно, что русский народ вымрет в условиях «более высокого уровня цивилизации» (им это, как мы помним, объяснил еще Решетников). Именно этого они, очевидно, и хотят.

Обращение к русским как к представителям неполноценной цивилизации, которым надо отказаться от своих корней ради принятия «действительно важных» ценностей стало сегодня действительно общим местом на центральных телеканалах. Приведем лишь несколько примеров:

Б. Грызлов: «Сваливать присущие русскому менталитету коррупцию и правовой нигилизм на партию «Единая Россия» не стоит». Некий сотрудник института международных и политических исследований РАН, доктор философских наук: «Сам факт, что вот эти жертвы или внуки, или правнуки этих жертв хорошо относятся к Сталину, говорит о том, что мы – просто неполноценный народ и неполноценная нация. Я говорю грубо, но это факт. Значит, у нас нет сострадания, у нас нет памяти жертв».

А вот что говорит о русском советском народе Марк Урнов (декан факультета прикладной политологии государственного университета «Высшая школа экономики»): «Мы истребили свою собственную интеллектуальную элиту, экономика шла в разнос и становилась все более и более неэффективной, мы отставали, отставали хронически, так что думаю, что вот эти вот рассуждения о том, что если бы там Горбачев сделал то или не то, сохранился бы Советский Союз со своим величием, это, по-моему, абсолютные сказки для нервических дамочек»

Итак, сегодня мы видим, что некие силы: а) начали массовую кампанию по дестабилизации психической реальности россиян; б) эти силы, в принципе, готовы пожертвовать «артефактом Путин», дающим сегодня гражданам России иллюзию стабильности и безопасности; в) эти силы актуализируют в россиянах чувства Ужаса и вины; г) при этом россиянам предлагается губительный для русского народа вариант принятия «западной цивилизации», то есть предлагается лечить болезнь, усугубляя ее.

Другими словами, задействован сценарий обращения к русским: «Вы — ублюдки, но выход есть: перестать быть русскими (и вообще быть)».

Обслуживающие этот сценарий политтехнологи работают над пробуждением в россиянах глубинного ужаса и чувства вины, предлагая ложный выход из возникающего психопатологического состояния, выход в «никуда». И в любом случае режим (в лице ли «Путина» или «Медведева») последовательно проводит политику отсечения русских от наших этнических констант, что приводит к состоянию невозможности сделать подлинно нравственный осознанный выбор (слишком больно и страшно, «лучше» уж впасть в сомнамбулическое состояние, которое, правда, вызывает неконтролируемые процессы разрушения и саморазрушения (алкоголизма, наркомании, убийств, самоубийств и насилия).

В этом же ряду – травля русских ученых-историков, развернутая наследниками тех, кто уничтожал русскую цивилизацию и ее носителей под руководством Троцкого и иже с ним.

Если план «политических нанотехнологов» сработает, то к 2025 году русская цивилизация просто не будет существовать, а русский народ исчезнет. Нам же остается бороться за сохранение в наших соотечественниках веры в то, что чувство сопричастности и способность любить – это естественное качество человека, а не бесполезная «архаика», как это пытаются нам внушить от лица юргенсов, оказавшихся более успешными, чем в свое время юнкерсы.

Духовный враг взял Москву. Но борьба продолжается. И действовать может каждый из нас.

И да помогут нам в этой борьбе образы наших славных предков.

Алексей БОГАЧЁВ
Источник: «КПРФ-СПб»

Поделиться

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы