Точка зрения

Коммунизм и консерватизм

Почитал сообщество «Коммунистическая фантастика». Что ж, очень много интересного. Но вот какая вещь — большинство постингов, так или иначе, связаны с советским периодом. Выставка 1973 года «Космос завтрашнего дня», научно-фантастическая живопись 70-х, иллюстрации из журнала «Техника-молодежи», Стругацкий, Гансовский и т. д. И правильнее было бы назвать это сообщество «Советской фантастикой».

Вот откуда этот консерватизм у направления, которое, вроде бы, должно отличаться революционно-футуристическим видением мира? Как представляется, прогрессизм коммунистов – этотолько оболочка, за которой скрыта его консервативная суть. Коммунизм ведь стремится к обществу без социальных противоречий, к этакой гармоничной коммуне, где все живут друг с другом в полном согласии. (Антагонизм присутствует по линии «общество»-»природа», но тут уже тема отдельного разговора.) А это очень консервативный идеал. Многие правые традиционалисты тоже мечтают о гармоничной утопии, только она понимается как этакое тотальное национальное согласие – при наличии антагонизмов с внешним миром.

Собственно, а чего хотели коммунисты? Они желали возрождения первобытного коммунизма – на высочайшем технологическом уровне. Ведь классики марксизма неоднократно указывали на то, что коммунизм уже был – и был в самом начале человеческой истории. И так получалось, что сама история двигалась именно к этому вот первоначальному идеалу. Тут наблюдается довольно-таки занятная перекличка марксизма с традиционализмом в духе Р. Генона, который апеллировал к примордиальности человеческого бытия, к «Золотому Веку» и т.д.

Коммунизм был революционен и футуристичен ровно настолько, чтобы оттолкнуться от капитализма и провозгласить новую эру. Однако же эта эра довольно-таки быстро закончилась. На определенном этапе было провозглашено, что противоречия устранены, никаких антагонизмов не осталось. Этого требовала консервативная суть коммунизма, которая уже не могла выносить дальнейшей борьбы и настойчиво требовала гармонии – здесь и сейчас.

Однако сами-то противоречия никуда не делись. На них закрыли глаза – и, понятное дело, прозевали опасность.

Но дело даже не в этом, а в том, что вторая новая эра, в оптике коммунистов, стала уже невозможна. Она была бы отрицанием советской эры – как прошлого. Поэтому консервативному коммунизму только и остается, что желать возрождения советизма как он был (с некоторыми «косметическими» поправками). Поэтому футуризм коммунистов оказывается «пристегнут» к уже прошедшему времени. Причем само это время всячески идеализируется и рассматривается как осевое для всей человеческой истории. И самое потрясающее, что многие коммунисты так или иначе, но согласны с тем, что антагонистических противоречий при Советах не было. Были ошибки, недоработки, недостатки, а так СССР – это «Солнечный город», пронизанный гуманистическими энергиями Братства. А на вопрос о том, почему произошел развал, часто ссылаются или на внешнюю силу (Запад, империализм), или же на предательство перерожденцев.

В последнем случае все вообще очень интересно – само общество объявляется здоровым, а его элита больной. Этакая раковая опухоль. То есть речь идет о коварной болезни, которая поразила организм без всякой вины со стороны самого больного. (Меня, к слову, особенно поразил рассказ, написанный уважаемым kommari, в котором перерождение СССР объяснено лучевым воздействием американцев, нашедших способ как усиливать эгоистическое начало в человеке. Понятно, что все это фантастика, но кажется, что присутствует в этом какая-то, может быть, и бессознательная надежда – дескать, весь этот кошмар есть воздействие механизма. Сломается механизм (спутник США) и все наладится.)

Вот такой вот консерватизм. Кстати, надо бы еще прояснить вопрос с самим консерватизмом – насколько он соотносится с традиционализмом. В принципе, консерватизм – штука неплохая, но только в сочетании с революцией. Консервативная революция или же революционный консерватизм – вот органичное и диалектическое сочетание стабильности и развития, вечного и временного, утверждения и отрицания, развития и устойчивости.
Безусловно, консервативно-революционное движение еще только предстоит создать, сейчас пока что речь может идти только о некоторых наметках. И при создании разных проектов и программ надо всегда иметь в виду, что в этом мире антагонистические противоречия будут всегда и везде. Преодолеть их невозможно, возможно только оптимизировать их взаимодействие. (Возможно, что противоречия даже стоит программировать специально – с тем, что лучше ими управлять.) Рисовать грядущие утопии опасно и бессмысленно – рисовать надо картину, на которой победы и свершения сосуществуют вместе с поражениями и трудностями.

Александр ЕЛИСЕЕВ
Источник: «Живой Журнал»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы