Точка зрения

Г. Сурдин. Эксплуатация человека человеком в настоящее время: сущность и основные формы

Наверное, некоторые наши товарищи, услышав слово «эксплуатация», представят себе рабов в кандалах, измученных тяжелым трудом, а про нынешнее время затруднятся с ответом на вопрос, есть она или нет. Кто-то, возможно, сделает умозаключение, что непомерная эксплуатация рабочих в ХIХ–ХХ вв. привела к революционным событиям. Тем не менее, сегодня масштабы эксплуатации во много раз превышают и период рабовладения, и вышеуказанный революционный период.

Порочная система

Обратимся к теории. Согласно трудовой теории стоимости, новая стоимость возникает только в процессе труда. Заработная плата – это форма перераспределенной стоимости. Термин же «эксплуатация» в самом широком смысле означает безвозмездное присвоение результатов чужого труда, т.е. созданной в процессе труда стоимости. Она может осуществляться в открытых формах (при рабовладельческом и феодальном строе, при использовании детского труда и прочее). Между тем, даже сегодня почти каждый пятый ребенок в возрасте от 5 до 14 лет в мире вынужден продавать свой труд по найму и эксплуатируется (а это 250 млн. детей).

Но особенностью капиталистической эксплуатации является то, что она осуществляется главным образом в скрытых формах.

Существует три основные формы скрытой экономической эксплуатации при капитализме.

Первая форма — присвоение прибавочной стоимости. Сущность и механизм действия этой формы подробно разъяснил К. Маркс. Скрытой она является потому, что в процессе обмена между капиталистом и рабочим создается видимость, что рабочему якобы оплачивают его труд, т.е. труд является возмездным. Но тот, кто хотя бы поверхностно знаком с марксизмом, знает, что на самом деле эксплуататор возмещает в качестве зарплаты не весь произведенный рабочим труд, а лишь его часть, а другую часть присваивает себе, не оплачивая ее (прибавочная стоимость).

Второй формой скрытой эксплуатации является неэквивалентный обмен. В этом случае создаются такие условия, при которых различные группы население вынуждены приобретать товары и услуги по завышенным ценам, таким образом, отдавая часть своего труда без соответствующего возмещения. Этой формой эксплуатации пользуют разного рода спекулянты, то есть те, кто покупает подешевле, а продает подороже. Сюда можно отнести также скупщиков-монополистов, скупающих по заниженной стоимости у мелких производителей товары и фактически присваивающих себе часть чужого труда. Мелкие производители вынуждены продавать на таких условиях, чтобы окончательно не обанкротиться. Как у производителя, так и потребителя фактически нет возможности избежать этой формы эксплуатации.

Третья форма скрытой эксплуатации — это обязательные платежи (налоги, сборы, коммунальные платежи, арендная плата и др.). Пожалуй, эта самая завуалированная форма, но и самая большая по масштабам.

С одной стороны, налоги и сборы используются для перераспределения общественных благ и существуют в целях решения общественно значимых задач, не могут быть реализованы иначе, как через специально созданные общественные и государственные структуры. Все собранные деньги должны вернуться к населению в виде предоставляемых общественных услуг, льгот и т.п. Но обман здесь заключается в том, что значительную часть этих платежей эксплуататоры-чиновники не возвращают обратно, присваивая львиную их долю себе, либо непропорционально распределяют ее между представителями различных классов общества. Следует учесть, что каждый потребитель, оплачивая большинство товаров, работ или услуг, вынужден оплачивать НДС, который уже включен в розничную цену.

То же и с жилищно-коммунальными платежами. Только часть их идет на оплату труда рабочих-коммунальщиков, предоставляющих услуги. Львиная же часть присваивается собственниками средств производства и транспортировки, а также посредниками при электро-, водо-, тепло- и газоснабжении. Взносы за капитальный ремонт является сравнительно новым способом присвоения результатов чужого труда.

Сюда же можно отнести и платежи за пользование банковскими услугами (основа существования банковского капитала), по современному законодательству в большинстве случаев участники экономической деятельности не в состоянии их избежать.

Кто такие эксплуататоры? Это, прежде всего, собственники средств производства, которых в России 1,64%. Вторая голова двуглавого орла современной российской эксплуатации – это крупное чиновничество, которое как легально, так и не легально через коррупционные схемы присваивает себе результаты чужого труда (всего государственных служащих 2,28% трудоспособного населения). Отдельным вопросом стоит рассмотреть мелких предпринимателей с небольшим количеством работников. На первый взгляд они не присваивают ничего сверх того, что они создают своим собственным трудом, поскольку зачастую вынуждены работать не меньше и даже больше, чем их рядовые работники, чтоб их маленькая фирма не обанкротилась. Присвоение прибавочной стоимости здесь не так заметно, как на крупных предприятиях. В этом смысле они такие же эксплуатируемые, как обычные трудящиеся. Но с другой стороны – они агенты класса эксплуататоров, поскольку уплата налогов, удержание страховых и пенсионных взносов, необходимость оплаты коммунальных, банковских услуг, аренды лежит на их плечах. И в этом деле они действуют на стороне эксплуататоров против трудящихся. Чтобы заплатить из своего кармана, они должны вначале запустить руку в чужой, присваивая безвозмездно результаты труда трудящихся и потребителей. Важный вывод, который следует из этого суждения: рядового трудящегося эксплуатирует не просто его работодатель, а класс эксплуататоров-капиталистов в целом, поскольку произведенная работником стоимость распределяется среди очень многих представителей эксплуататоров.

Отдельным вопросом стоит остановиться на проблеме, а была ли в СССР эксплуатация. Может показаться, что налоги существуют и при социализме, рабочие продают свой труд государству, есть бюрократический аппарат чиновничества. Однако следует обратить внимание на следующее. В советской системе перераспределение налогов происходит полностью среди трудового народа, за счет них создаются общественные фонды потребления, товары первой необходимости распределяются по сниженным ценам, бесплатны и высокого качества всеобщие образование, здравоохранение, существует фундаментальная наука и т.п. Это называется социальной функцией государства, то есть, налоги не присваиваются классом эксплуататоров, а перераспределяются в связи с общественными потребностями среди трудовых классов.

Нельзя сказать в абсолютном смысле, что человек продает государству свой труд при социализме. Государство – это не класс, которому можно продать свой труд, это лишь орудие господства одного класса над другим в классовом обществе и механизм организации ведения планового хозяйства при социализме. Трудящийся при социализме участвует в удовлетворении потребностей общества своим трудом, а взамен он получает средства к собственному существованию, сообразно вложенному труду, таким образом, труд – это первое право и обязанность каждого человека.

Чиновники при социализме не являются классом в собственном смысле слова, они – часть интеллигенции, которые осуществляют управленческую функцию в обществе и также как простые рабочие участвуют в удовлетворении общественных потребностей.

Но здесь не все так безоблачно, как может показаться. Управленцы и партийные работники при социализме могут в отсутствие надлежащего рабочего контроля использовать свое положение в сфере общественного распределения и начать присваивать в пользу себя общественные блага. Такая ситуация сложилась в позднем СССР, когда клика Горбачева, выдвинув тараном разного рода прихлебателей и паразитов, осуществила целенаправленную контрреволюцию в стране, реставрировав частную собственность и эксплуатацию человека человеком под благовидными предлогами. Таким образом, противоречие между управленцами и управляемыми стало основным противоречием, неразрешенным, приведшим к гибели советскую систему, когда государство стала аппаратом по разрушению установленных порядков.

Поэтому социализм нельзя рассматривать как самоцель социального прогресса – это лишь мостик, первый этап по уничтожению эксплуатации. Полностью же от пороков капитализма может быть избавлено лишь коммунистическое ноосферное общество, основанное на разуме, где более не будет необходимости в государстве, где власть не будет отделена от общества в виде специальной прослойки управленцев, где присвоение общественных благ будет происходить напрямую без многоэтапных схем и как следствие будет отсутствовать денежное обращение. Вывод из этих суждений следующий: социализм – это первый действенный этап по преодолению эксплуатации человека человеком, но полностью избавиться от многовековой истории классового общества можно лишь на следующей стадии развития общества.

Наверное, некоторые скажут, что им и так неплохо живется при системе эксплуатации. Если небольшие суммы скрытого присвоения уходят отдельным людям – это не так страшно, как если бы в стране началась революция и социальные потрясения. Таким товарищам следует иметь в виду, что эксплуататоры, фактически управляющие страной, в процессе так называемой «оптимизации», когда вместо финансирования отраслей они занимаются присвоением богатств, довели до катастрофы здравоохранение, науку, образование, транспорт и другие отрасли в России, что уже сказывается и еще больше скажется на следующем поколении граждан. Таким образом, неразумно сегодня прятать голову в песок от надвигающихся проблем; пока существует капитализм эти проблемы не решить.

Трудящийся, осознав свои классовые интересы, становится непримиримым борцом с эксплуатацией во всех формах и проявлениях. Эксплуатация может быть ликвидирована только с уничтожением эксплуататорских классов и порождающих эту эксплуатацию условий, главным из которых является частная собственность на средства производства. Бороться с ней при капитализме крайне тяжело, поскольку она законодательно охраняется, а попытки ей противостоять – наказываются. Для трудящихся на производстве – это разные формы экономической борьбы от создания профсоюзных ячеек и до забастовок с требованием о смене формы собственности с передачей предприятий в управление рабочим комитетам, для обычных граждан – это формы бойкотирования очередных обязательных поборов.

Каждый должен вести кропотливую работу по разъяснению сущности эксплуатации, ее форм и организации борьбы против нее. Эксплуатация сегодня – это кровоток капитализма, подпитывающий его мощь. Практика показывает, что без эксплуатации жить не только можно, но и жизненно необходимо: для того, чтобы и в масштабах страны и планеты был социальный прогресс, в обществе царил разум и справедливость, эксплуатация должна быть вначале сведена к минимуму, а потом и полностью уничтожена.

Геннадий СУРДИН, кандидат философских наук, член Иркутского городского комитета КПРФ
Выступление на конференции «Российская цивилизация: история, проблемы, перспективы», 9 апреля 2017 г.

Комментарии (6)

  • Сергей

    31 май 2017

    Ответить

    Цитата: " Поэтому социализм нельзя рассматривать как самоцель социального прогресса – это лишь мостик, первый этап по уничтожению эксплуатации. Полностью же от пороков капитализма может быть избавлено лишь коммунистическое ноосферное общество, основанное на разуме, где более не будет необходимости в государстве, где власть не будет отделена от общества в виде специальной прослойки управленцев, где присвоение общественных благ будет происходить напрямую без многоэтапных схем и как следствие будет отсутствовать денежное обращение. Вывод из этих суждений следующий: социализм – это первый действенный этап по преодолению эксплуатации человека человеком, но полностью избавиться от многовековой истории классового общества можно лишь на следующей стадии развития общества".
     
    Конечно, если коммунисты снова придут к власти, то этот мостик приведёт не к коммунистическому ноосферному обществу, основанному на разуме, а к повторению трагедии, которая ещё свежа в памяти тех, кто её испытал.
    Опять кроме марксистских измышлений по поводу отмирания государства, общества изобилия, безденежного обращения и т. д. автор ничего сказать не может. Куда денется государство? Планировать производимые блага при коммунизме не будет необходимости?  Кто будет развивать законодательную базу? Кто будет обеспечивать выполнение законов? Кто будет арбитром в спорах, которые неизбежны? Откуда берутся мечты об обществе изобилия? Пока мы все видим надвигающуюся экологическую и ресурсную катастрофу, а изобилия всё нет и не придвидится. Куда денется денежное обращение, если изобилия не будет, и общество будет жить в условиях ограниченного ресурса? Откуда возьмётся ноосферизм, если у коммунистов не хватает разума, а они вновь готовы управлять всем обществом?
     
    Всё это напоминает речь О. Бендера в клубе "Четырёх коней", где он обещал любителям, что Москва станет Васюками, а Васюки - Москвой, а первый межгалактический шахматный турнир пройдёт в Васюках, в котором убедительную победу одержат васюкинцы!   

  • Сергей

    31 май 2017

    Ответить

    Извините, ...........а изобилия всё нет и не предвидится.

  • Сергей

    31 май 2017

    Ответить

    Автор, скорее всего, не знает, что в буржуазном обществе существует ещё один нещадный источник эксплуатации, который иногда становится основным. Это инфляция.
     
    Инфляция проявляется не только в обесценивании денежных средств населения, но и в перераспределении национального богатства. Богатые становятся богаче, а бедные - бедней. Это может быть проиллюстрировано на простом примере.
    Допустим, денежная масса в обращении быстро увеличилась в два раза, что приведёт к росту цен на всё в той же пропорции. Однако вновь выпущенные в обращение деньги не разбрасываются с вертолётов над городами и весями и не приносятся почтальонами в каждую квартиру или дом, а поступают в коммерческие банки в виде безналичной и наличной эмиссии, которые достаются в виде ссуд и корпорациям.
    Таким образом, банки и корпорации становятся богаче, поскольку цены возрастут только в два раза, а их капиталы значительно больше. Подавляющая часть населения обеднеет в два раза, поскольку денежные средств у них не стало больше, а цены возросли в два раза. Михайло Ломоносов говорил: «если в одном месте прибыло, то в другом месте обязательно убудет и наоборот».

  • Сергей

    31 май 2017

    Ответить

    Трактовку закона великого учёного можно несколько усилить, добавив к качественному описанию ещё количественное. Если почти у всего населения убыло немного, то у особо одарённых личностей прибудет очень много. 

  • Сергей

    01 июн 2017

    Ответить

    Цитата: "Но здесь не все так безоблачно, как может показаться. Управленцы и партийные работники при социализме могут в отсутствие надлежащего рабочего контроля использовать свое положение в сфере общественного распределения и начать присваивать в пользу себя общественные блага".
    Шизофрения проявляется в расстройстве рассудка или, проще говоря, в отсутствии логики в рассуждениях. Человек при этом может быть красноречив и широко образован. Откуда возьмётся должный контроль над управленцами высшего звена, если все они представители партии, которая поставлена над обществом? Контроль может быть только снизу или сверху. Сверху никого нет, а снизу нет возможности. Яйца курицу, не учат. Поэтому буржуазное перерождение властей было запрограммировано партийной формой правления.
    Это подтверждается и тем, что деньги руководителям СССР были не нужны, так как они жили уже при коммунизме, построенном для самих себя. Любой каприз за государственный счёт.
    Еще в античные времена Платон утверждал, что соблазн руководителей у власти велик, и они должны быть ограничены в собственности более обычных граждан.
     
    Я думаю, что проблема власти решается следующим образом: партийная политическая система ликвидируется, а на её месте организуется народовластие. Доходы выбранных в органы государственной власти устанавливаются равными тем, которые были до этого. И никаких привилегий. Как только появляются привилегии, в обществе возрождается сословность, и выстраивается очередь во власть из циников и карьеристов.  

  • Сергей

    01 июн 2017

    Ответить

     Перерождение партийной советской верхушки подспудно начиналось с самого начала установления советской (на самом деле партийной) власти. Временами это перерождение останавливалось в силу крайне неблагоприятных обстоятельств в стране. Как только обстоятельства сменились, разложение пошло полным ходом.
      В этой связи вспоминается, как секретарь ленинградского обкома КПСС  Г. Романов в 70-ых годах вдруг решил справить свадьбу дочери в Таврическом дворце. Вероятно, он почувствовал себя членом династии Романовых. Правда, после этого был вызван "на ковёр" в Москву, где его чуть-чуть пожурили. Дескать, нельзя так открыто показывать свои амбиции перед народом. Пожурили и отпустили с миром. Видимо, перерожденчество к тому времени затронуло всю партийную элиту. Чем дальше в лес, тем больше дров.
     
    Уж не хочет быть она царицей,
    Хочет быть владычицей морскою! 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы