А.Шубин. СОЦИАЛИЗМ. «ЗОЛОТОЙ ВЕК» ТЕОРИИ

Копия big_s640x4801327041806_1326705029

Александр Шубин

СОЦИАЛИЗМ. “ЗОЛОТОЙ ВЕК” ТЕОРИИ

 

 

 

 

 

 

 

 

Оглавление

 

  •   Введение

 

 

 

 

 

 

  • ·    Глава VI . Социал-демократия и идеологический синтез
  •     Секрет успеха школы Маркса
  •     Возрождение Интернационала
  •     Германский социализм: Лассаль + Маркс и Энгельс
  •     Остались ли Маркс и Энгельс революционерами?
  •     Французский социализм: Прудон + Маркс
  •     Путь к свободе: индивидуализм и синдикализм
  •     Правая ревизия Бернштейна
  •     Каутский: марксизм как система

 

  • ·    Глава VII . Ветер с Востока
  •     Народничество: отступление в будущее
  •     Анархизм Кропоткина: бакунизм + коммунизм
  •     Марксисты против народников
  •     На выучке у капитализма
  •     Конструктивный социализм эсеров

 

  • ·    Глава VIII . Империализм и революция
  •     Империализм и периферия
  •     Революция 1905 года – пересечение дорог к социализму
  •     Три тактики социал-демократии
  •     Вопрос о власти
  •     Непрерывная революция
  •     1917 год. От «золотого века» к «железному».
  •     Социалисты у власти
  •     Государство и революция
  •     Июльский «мятеж»
  •   Последний шанс компромисса
  •     Начало

 

  • ·    Заключение . Итоги «золотого века» теории: размышления в конце «железного века» экспериментов
  •     Пути мысли
  •     Широта идейного пространства: . Прудон и Маркс
  •     Приближение к сути: . отчуждение, специализация, угнетение, господство и давление
  •     Полис и поле
  •     Государство и федерализм
  •     Интернационал: . поле конфликта и синтеза.
  •     Коммуна и социальное государство
  •     Ветер с Востока: . прогресс, традиция и освободительное движение
  •     Революция и революционеры
  •     Социализм XXI века . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

 

 

Введение

 

Закончился век борьбы «капитализма» и «социализма». Но мир по-прежнему чреват серьезными социальными сдвигами, качественными переменами. Какими они будут? Что из копилки общественной мысли сохраняет актуальность? Каким идеям выписывать «путевку в будущее», а какие отправлять в «музей истории»? Эти вопросы особенно актуальны, когда речь заходит о социализме. Ведь в ХХ столетии слово «социализм» было на устах у всех, а теперь «социалистическое содружество» ушло в лету.

Произошло ли в конце ХХ века поражение социализма, или распад СССР знаменовал нечто другое? Каково соотношение социализма и модернизации? Чему отдать предпочтение в XXI в. — либерализму или социализму, или чему-то третьему? Что из мирового опыта социальных преобразований понадобится нам здесь, в России?

Чтобы ответить на эти вопросы, недостаточно знания только опыта ХХ века. Точно также, как в обстановке ХХ в. нельзя было ориентироваться, оперируя только опытом предыдущего столетия. Это заметили мыслители XIX в., и прежде всего «футурологи» того времени — социалисты. Именно они сформулировали основные проблемы, сохраняющие актуальность до сих пор, и предложили спектр ответов, часть которых была подвергнута проверке суровым опытом ХХ века. Но очень многое, что было сказано (и забыто) до коммунистического эксперимента, позволяет нам лучше понять ситуацию после него.

Человечество встречает XXI век в условиях торжества либеральной идеологии которая подменяет собой многообразие идей, бурно развивавшееся в ХХ столетии. Сегодня рамки политкорректности напоминают прокрустово ложе. Максимально приемлемая левизна – социал-либеральные взгляды, максимально приемлемая правизна – неоконсерватизм, признающий весь набор либеральных ценностей, включая частную собственность и многопартийную политическую систему. Либеральная утопия осуществилась настолько, насколько это было возможно, но так и не достигла основных провозглашенных ею целей – свободы, равноправия и демократии. Но эти же цели, а в дополнение к ним еще и солидарность («братство») между людьми провозглашает социализм – еще не осуществленный проект человечества. Он в принципе не осуществим, или еще не осуществлен? И что это такое – социализм, общество, которое претендовало на роль наследника капитализма?

Эта книга – о моделях пост-капиталистического общества, которые разрабатывались до начала первого глобального кризиса капитализма, разразившегося во время Первой мировой войны. Этот кризис был не последним, есть основания ждать новых потрясений глобальной капиталистической системы, а, следовательно – обдумывать альтернативы ей. И размышления социалистов о пост-капиталистическом обществе по-прежнему могут помочь нам в этом.

 

* * *

 

Откроем типичную для нашего времени брошюру с подзаголовком «Опыт непредвзятой дискуссии». «Поражение социализма, как и торжество капитализма, — факт»[1], — подписывает Ю.М. Осипов капитуляцию от имени целого общественного течения. Одно утешает – никто не уполномочивал бывших коммунистов подписывать такие капитуляции. Основанием «поражения» объявляется нежелание человека жить в условиях «квазисоциализма»[2], что уже само по себе спорно – за всю историю СССР нежелание жить «при социализме» никогда не было всеобщим. Но и без этого «исторические капитулянты» от социализма опровергают сами себя – ведь поражение «квазисоциализма» (то есть несоциализма) никак не доказывает поражения самого социализма, скорее — наоборот. Тем более, что поддержка «квазисоциализма», то есть некапитализма, миллиардами людей говорит также и об их нежелании жить при капитализме. За редкими исключениями, другие авторы сборника (да и других подобных изданий, подводящих итоги веку и социализму) обнаруживают знакомство разве что с марксистской традицией этого учения, и потому сводят социализм то к индустриальному некапитализму («реальный социализм»), то к приоритету общего над личным (тогда это и национализм), то к нетоварному обществу (чтобы неповадно было рассуждать о рыночном социализме). Исследование марксизма тоже актуально в наше переломное время, но не будем отождествлять социализм только с марксизмом и тем более — с практикой нескольких марксистских течений.

В XIX веке социализм расцвел множеством разнообразных побегов, среди которых учение Маркса было уважаемым, но даже не первым среди равных. Это был золотой век теории, стремившейся к конструированию новых, гуманных и справедливых отношений между людьми. Это было столетие пророков и мечтателей, провидевших грядущее благодаря научному исследованию и творческой интуиции. Они настолько далеко сумели заглянуть в будущее и настолько много сумели сказать о методах своего провидения, что и ныне этот инструментарий вполне годен к употреблению. Нужно только стереть пыль, кое-где подточить или заменить тронутые ржавчиной детали, смазать современными маслами – и в путь. Старый добрый социализм даст фору современным постиндустриальным теориям. И, глядишь, оставит их позади.

Люди, посвятившие жизнь марксизму, отступают под напором либерального «мэйнстрима» и ищут место «левой идее» в его лоне, соглашаются растворить социалистические взгляды в политкорректном социал-либеральном потоке: «При всем этом левые остаются левыми, пока сохраняют главную характеристику, отличающую их от иных идейно-политических группировок и направлений: стремление к созданию таких общественно-политических форм существования человеческого сообщества, которые способны обеспечить наиболее благоприятные условия для его всестороннего развития в интересах как отдельной личности, так и социума в целом»[3], — утверждает А.А. Галкин, имея в виду под левыми спектр идей слева от либералов, то есть социалистов (включая коммунистов и анархистов). Получается, что под социалистами («левыми») следует понимать тех, кто борется «за наиболее благоприятные условия» в интересах и личности, и общества — за «все хорошее». Но почему тогда в этой замечательной компании не умещаются либералы, включая самых радикальных неолиберальных «ястребов»? Ведь, если их послушать, они тоже выступают за развитие «в интересах как отдельной личности, так и социума в целом». Даже Гитлер утверждал, что стремится к триумфу арийского социума в целом и отдельной личности сверхчеловека. «Главная характеристика», сформулированная с социал-либеральных позиций, не позволяет отделить левых от иных направлений. Зато она отделяет левых от самих себя. Ведь сторонники классовой борьбы, которые вообще не признавали наличие интересов общества в целом — левые. И радикальные коммунисты, растворяющие личность в тоталитарном «социуме» — тоже левые.

Никак не получается определить «главную характеристику» социалистов (левых) через лирические рассуждения о благих стремлениях. Благими устремлениями устланы все пути — и в ад, и в рай. Но левые, социалистические пути должны все же чем-то отличаться от других. Не поняв «главную характеристику», не о чем и говорить.

Даже беглое сравнение социалистических (и включенных в социалистическое множество коммунистических) учений показывает их невообразимую разнородность. Среди сторонников тех или иных социалистических концепций можно найти Маркса и Бакунина, Герцена и Ленина, Сталина и Прудона. В рамках социалистических течений кипят споры, которые малопонятны респектабельным либералам и консерваторам. Конечно, они (нередко и с оружием в руках) оспаривали друг у друга право править «непросвещенными» массами. Но социалисты – другое. Их ставка – не власть, и даже не темпы продвижения человечества в будущее (как у консерваторов и либералов). Сторонники социализма оспаривают друг у друга само направление этого движения, его формы и принципы. Они живут в будущем. Социализм пронизан утопией насквозь, он не может жить без нее. В этом его слабость и уязвимость для критики. Но в этом – его сила и бессмертие. Если либеральная утопия, осуществляясь, опровергает сама себя, то даже крушение того или иного социалистического эксперимента дает новую силу другим потокам социалистической идеи. Без социализма человечество потеряло бы перспективу, было бы обречено на конец истории, вечный тупик, приводящий к гниению и распаду. Везде, где люди думают о будущем, о необходимости совершенствовать общество (социум), в котором они живут – везде неизбежен социализм как движение мысли и общественной практики.

 

Примечания:

1  Осипов Ю.М. Постсоциалистический социализм. // Современная Россия и социализм. Опыт непредвзятой дискуссии. М., 2000. С. 6.

2  Там же, С. 7-8. Утверждение Ю.М. Осипова о невозможности никакого иного социализма, кроме «квази», никак не обосновывается. Оно является аксиоматическим рудиментом марксистско-ленинской монополии на социалистическое учение в СССР. Другой недоказанной аксиомой, но уже либеральной, является содержащееся здесь же утверждение, что социализм не соответствует человеческой природе. Хотя, по признанию того же автора, природе этой соответствуют такие ценности социализма, как коллективизм, социальная взаимопомощь и т. п.

3  Галкин А.А. Левые вчера и сегодня. //Левые в Европе ХХ века: люди и идеи. М., 2001. С.10.

 

Комментарии (3)

  • Ответить

    Социализм никогда и нигде в мире не проигрывал капитализму по очень простой причине - социализма никогда не было ни в одной стране мира, включая СССР. Глубокий марксистский анализ экономики СССР показал, что она являлась экономикой государственного капитализма.  А гибель СССР стала результатом нарушения закона единства внешней формы и внутреннего содержания. На словах СССР считался социалистической страной, а на деле был страной с экономикой государственного капитализма. Поэтому для всех социалистов история СССР должна быть незабываемым уроком того, что нарушать объективно действующие законы марксистской политической экономии нельзя.

  • worker

    23 июл 2014

    Ответить

    не согласен с комментарием. В СССР был не госкапитализм  - а банальный первичный уравнительный коммунизм, который предсказали еще Маркс с Энгельсом в своем манифесте.

  • Ответить

    Банальный первичный уравнительный коммунизм имел место в первые годы советской власти до НЭПа. Он известен, как военный коммунизм. А позднее экономика СССР была точь в точь капиталистической - с прибылью, рентабельностью и другими ее атрибутами.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *