Н.Сомин. РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ «РАЗМЫШЛЕНИЙ»

somin_380

Ответ Андрею Карпову на тему социализма

I. А. Карпов о социализме

На РНЛ опубликована серия статей Андрея Карпова «Размышления» на тему социализма /1-5/. Как всегда, автор ставит перед собой задачу уничтожить социализм в самой идее. Но сейчас он смотрит на вопрос с экономической точки зрения, стараясь  показать его гнилую экономическую сущность. Рассуждения автора можно вкратце свести к следующему.

1. В СССР обобществили капитал, а не средства производства. Капитал остался, но просто поменял собственника.
2. Поэтому, раз капитал надо кормить, товары народного потребления производились в меньшем размере, чем народнохозяйственные, ибо последнее было выгоднее.
3. Грешный человек уменьшает эффективность своей деятельности, если его не заставляют, даже если материальных ограничений нет.
4. Маркс не учитывал грешную природу человека. И поскольку капитализм эффективнее социализма, то человек неизбежно будет стремиться к более высокому уровню потребления.
5. Поэтому сосуществование капитализма и социализма неизбежно приведет к краху последнего. Но построить социализм во всем мире одновременно шансов нет. Государственный сектор будет неизбежно проигрывать частному сектору.
6. Сейчас декларируется рыночный социализм с частным сектором. Но победе социализма это не поможет. Наоборот.
7. В результате вывод: социализм – путь к антихристу.

В общем, мы имеем тенденциозный текст, содержащий множество сомнительных и просто ложных утверждений. Но целью этой статьи не является полемика с А. Карповым (мы будем отмечать несогласие с ним по ходу изложения). Цель иная – рассмотреть основные механизмы советской экономики и выделить наиболее важное, что видится по прошествии ее тридцатилетней гибели. Ведь большое, как сказал поэт, видится на расстоянии.

Впрочем, первый же тезис Карпова о том, что советы обобществили капитал, а не средства производства ставит все вверх ногами. Ибо вовсе не всякая ценность является капиталом, а та, которая используется определенным образом. А именно которая пускается в капиталистический оборот через капиталистический рынок с целью получения прибыли. Если государство участвует в капиталистической экономике, то, разумеется, обладаемые им ценности тоже является капиталом. Но в том-то и дело, что в СССР государственные ценности использовались совершенно другим, некапиталистическим образом. А по законам социалистической экономики.

Каковы же принципы функционирования этой социалистической экономики? А точнее, каковы принципы работы сталинской экономики с начала 30-х годов XX века по 1953 г.? Этот период приходится выделять, потому что только тогда экономика была социалистической; после смерти Сталина началась череда искажений, которые в конце концов привели к гибели СССР. И если мы хотим действительно разобраться в этом, то начинать надо издалека.

II. Мамонизм

А именно начинать надо с мамонизма. Мамонизм – это самый распространенный социальный грех человечества /6/. Его суть в том, что стремление к прибыли, наживе, богатству стало настолько распространено, что нынешнее человечество находится под его властью. Все – и экономика, и культура, и даже религия. Страшный спрут, под эгидой мирового правительства охватил  мир. Теперь любая человеческая деятельность имеет прежде всего целью наживу. И лишь  в качестве побочного продукта этой деятельности производится что-то полезное, что казалось бы и должно быть настоящей целью. Мамонизм – тяжелейший, всеохватный грех, уродующий людей настолько, что они теряют человеческий облик и становятся роботами для получения прибыли. Причем грех именно общественный, поскольку все общественные институты  подчинены закону примата прибыли.

Поскольку корень мамонизма лежит в индивидуализме, стремлении сделать лучше себе любимому, плюя на ближнего, то победить этот грех можно только  противоположной добродетелью – солидарностью, коллективизмом, иначе говоря, любовью к ближнему. Советский социализм и является героической попыткой человечества этот страшный грех преодолеть. Ведь любой общественный грех можно преодолеть только действуя с двух сторон: со стороны человеческой души и со стороны общественного устройства.  Поэтому чисто экономическими мерами, столь сильный грех полностью исцелить нельзя, но можно его существенно ослабить. На это и направлена социалистическая экономика. Ее суть заключается в организации жизни страны как огромной общины, в которой все отдают в общий котел и получают из него по справедливости. Ниже мы попытаемся кратко рассказать, как это реализовывалось в СССР.

Общинная жизнь на порядок выше индивидуалистичной. Но чтобы жить общинной жизнью большинству надо подняться на более высокий нравственный уровень. Однако, хотя  пролетариат и взял власть, но люди по большей части остались падшими, склонными к индивидуализму. Что ярко показала попытка большевиков в начале 20-х запустить производство – и отдельные люди и предприятия все равно тянули к себе, стараясь захватить побольше прибыли. В результате  произошла дезорганизация  всей промышленности. Не скажу насчет Маркса, но что касается Сталина, то он, практически закончив православную семинарию, великолепно понимал, что человек – существо падшее и что он в падшем состоянии будет стремиться получить для себя (или своей семьи) прибыль, выгоду, стать богатым. Но одновременно он был убежден, что, взяв собственность в свои руки, можно найти способы заставить работать даже эгоиста не на себя, а на общество, на всех. Поэтому суть социалистической экономики, которую Сталин развивал, состоит в такой ее организации, при которой  результат ее деятельности шел на пользу всего общества, перекрыв индивидуалисту, пусть теневым образом, получать прибыль и класть ее в собственный карман.

III. Производство

Прежде всего был установлен принцип вертикальной интеграции. Суть его в том, что  получение дохода производится только на конечном этапе – при продаже конечной продукции. Иначе говоря, предприятия, образующие технологическую цепочку от сырья до конечного продукта, не торгуют друг с другом, а передают свою продукцию по себестоимости. Вся же полученная на коечном этапе совокупная добавленная стоимость с помощью т.н. «налога с оборота» забиралась государством  в момент продажи конечному потребителю. Такой подход, полноценная и безболезненная реализация которого возможна только при огосударствлении средств производства, резко повышал эффективность экономики – именно так сейчас организована деятельность ведущих западных ТНК. Как видно, каждое из предприятий цепочки прибыли не получало, но зато доход получало все общество, которое одной стороны финансировало следующий цикл производства, а с другой стороны осуществляло распределение оставшегося дохода среди всего населения через общественные фонды потребления. Впрочем, чтобы быть точным, если предприятие снижало себестоимость продукции, то полученный за счет этого доход оставлялся предприятию на год (до следующего цикла планирования) в виде его прибыли, из которой начислялись премии рационализаторам (см. ниже).

Однако все же эти меры оставляли массу способов получать незаконную прибыль – либо теневым образом, производя и продавая подпольную продукцию, либо простым воровством. Причем это было выгодно даже (и может быть по преимуществу) высшему руководящему звену. Ибо  подпольная прибыль может быть конвертирована не только в личные деньги, но и в блага для всего предприятия, ставя его на особое положение. Для того, чтобы пресечь эту противоправную прибыль, была введена т.н. «двухконтурная» система денежного оборота. Иначе говоря, деньги в социалистической экономике не отменялись, но вводилось два типа денег: деньги обычные, которыми выдавалась зарплата и на которые продавались конечные товары («наличные деньги»), и т.н. «безналичные деньги», которые использовались при взаимных расчетах между предприятиями и для определения объемов плановых заданий. Оба денежных контура были изолированы друг от друга, т.е. конвертации между наличными и безналичными рублями не допускалось.  Это было гениальное изобретение сталинских экономистов. Оно, во-первых, в корне пресекало попытки организации теневой экономики, и, во-вторых, позволяло начинать производство без рыночных инвестиций, т.е. максимально оперативно.

Далее, очень важным, прямо-таки решающим в новой экономике стало снижение себестоимости (а не увеличение прибыли). Каждому предприятию (и главному, и подчиненному) вменялось достижение определенных показателей себестоимости продукции, причем эти показатели все время уменьшались, заставляя предприятия искать новые способы уменьшения себестоимости. Продукция тем самым удешевлялась и вместе с тем падали и розничные цены. После войны до 1953 г. каждый год происходило «снижение цен» (обычно 1 апреля), которое очень радостно воспринималось жителями.  Таким образом, плодами производственных успехов пользовалось все общество, а не отдельные предприятия. Но в то же время Сталин старался  развивать творческую инициативу работников. Для этого был введен т.н. МПЭ (метод повышения эффективности):  за удачные предложения по снижению себестоимости начислялись премии («прогрессивка») – и всему коллективу в целом, и отдельным исполнителям. Это  развернуло в стране широкое рационализаторское движение – каждый старался что-то усовершенствовать («от каждого по способностям»). Этот период – расцвет квалифицированных инженерных кадров, которые затем тянули советскую  всю экономику.

Еще одна мера – монополия внешней торговли. С одной стороны, она не давала, тем или иным способом обналичивать крутящиеся во внешней торговле деньги, а с другой – предотвращала агрессивную экспансию иностранных фирм на российский рынок.

Но может быть самое сильное, что придумали сталинские экономисты – это производственный план как государственный закон.  Теперь невыполнение плана означало государственное преступление, которое для директора предприятия грозило в лучшем случае снятием с должности. Эта мера позволила сделать страну подобием огромной корпорации, полностью распоряжающейся своими возможностями по реализации долгосрочных планов, концентрации своих ограниченных (по сравнению с капиталистическим миром) ресурсов на реализации действительно важных для общества проектов. К тому же определенность и безусловная выполняемость хорошо составленного плана оказывалась на порядок эффективнее неопределенности того, как поведут себя партнеры и конкуренты на рынке.

План был инструментом не только экономики, но и социальной политики.  Например, план составлялся таким образом, чтобы по возможности равномерно разместить производственные мощности в различных городах, хотя, может быть, это с чисто экономической точки зрения было не всегда выгодно. Тем самым обеспечивалась и занятость населения и развитие городской инфраструктуры. После контрреволюции 1991 г. тысячи предприятий вдруг стали ненужными и новые хозяева их закрыли, оставив рабочих без работы. Экономическая карта России стала катастрофически сжиматься, а население – вымирать.

Еще одно – коллективизация сельского хозяйства. Сколько помоев вылито на колхозы! Но критики не поняли одного: колхозный строй буквально спас нас в ВОВ. Представьте, что в войну на селе господствует НЭП. Частники сразу же припрятали бы излишки продуктов, и в тот критический период началась бы дикая спекуляция, полная дестабилизация промышленности и голод, тяжелее, чем в гражданскую. Это привело бы к неминуемому поражению. Однако этого не случилось – страна предстала перед фашистами как единый военный лагерь, сначала яростно оборонявшийся, а затем и неукротимо наступающий.

Но увы, многие верят не реально существовавшим принципам экономического устройства СССР, а мифам. Один из них  выражает анекдот: « В СССР половина работала в лагерях, а вторая половина их охраняла».  И такую ерунду всерьез пересказывают даже уважаемые батюшки. Но байка совершенно не соответствует истине. Вот мнение, которое высказывает специалист по экономике ГУЛАГа, чл. корр. РАН, д.и.н., научный руководитель Центра экономической истории исторического факультета МГУ, либерал Л.И. Бородкин: «Роль ГУЛАГа в экономике, в валовом внутреннем продукте, была в целом 2−3%» /7/. Так что практически все в СССР создано не заключенными ГУЛАГа, а свободными тружениками.

Подводя итог, отметим, что, в отличие от капиталистической «рыночной» экономики, социалистическая экономика оперировала ценностями совершенно иначе. Так что называть эти ценности «капиталом» абсолютно некорректно. И неудивительно, что Карповым неправильно истолковано развитие в СССР  в первую очередь тяжелой промышленности – на самом деле это был максимально быстрый путь к индустриализации страны.

Впрочем, многие (практически все) приемы советской экономики с течением времени были переняты капиталистами – а именно, когда стали образовываться гигантские ТНК. Там быстро обнаружили, что выгодно в рамках корпорации организовать «коммунизм» в экономическом смысле. Стали внедряться и принцип вертикальной интеграции (подчиненные предприятия или закупались, или происходили «слияния»), и двухконтурная денежная система, и  жесткое планирование. Это говорит о том, что все решения, о которых мы говорили, экономически оказались весьма эффективны.

IV. Распределение

Не только производство, но и распределение при советском социализме было ориентировано на общинный строй. В основе лежала идея трудовой справедливости – «каждому по труду». Работники в виде зарплаты получали «наличные» рубли с тем, чтобы на них покупать нужные товары. Зарплату начисляли по особым методикам, добиваясь соответствия количеству и качеству  выполненного труда. Сейчас все экономисты хором утверждают, что Маркс запутался в объяснении прибавочной стоимости, ибо рабочий продает капиталисту не «рабочую силу» (как утверждает Маркс в «Капитале»), а количество труда. Безусловно это так, но к оплате труда в СССР это не имеет отношения – там старались оплатить именно затраченные работником умение и физические затраты, т.е. именно количество труда. И это в высшей степени справедливо.

Несколько слов о рынке в СССР. Да, для реализации «наличных» денег существовал рынок. Но в отличие от капиталистического рынка он имел одну принципиальную особенность: цены на нем назначались не продавцами, а государством. Рынком в полном смысле слова это назвать нельзя. Такой «рынок» не определял экономической жизни государства (как при капитализме). По сути дела это была система гибкого распределения благ среди населения.

Надо сказать, что такая рыночная система полностью сложилась только после войны. До конца тридцатых годов государство воевало со стихийно образующимися рыночными ценами, стараясь сбить претензии частников на монополию.

Кстати, после войны Сталин не только сохранил, но даже стал развивать артели и прочую кооперацию. Однако эта сфера экономики погоды не делала (не более 6-8% ВВП). В сталинской экономике кооперативы были своеобразной отдушиной для сельского населения и инвалидов войны, жизнь которых была нелегкой. Ведь кооперативы тоже продавали продукцию по ценам, устанавливаемым государством, однако с определенной накидкой, и часть прибыли им дозволялось оставлять себе. Кроме того, только некоторые кооперативы работали по плану; большинство же работало на  рынок и быстро откликалось на его конъюнктуру. Таким образом, кооперативы закрывали бреши в народном хозяйстве и смягчали определенную  неповоротливость плановой экономики.

Подводя итоги, можно заключить, что работники в СССР не только получали зарплату, но их материальное положение улучшалось еще двумя способами: общественными фондами потребления и (при Сталине) периодическим снижением цен.

V. Эффективность

Об эффективности социалистической экономики следует сказать более подробнее. Дело в том, что Карпов все время повторяет, что социалистическая экономика менее эффективна, чем капиталистическая. Собственно, это его основной аргумент – мол, если экономика капитализма более эффективна, то каковы бы ни были моральные кондиции социализма, он неизбежно проиграет капитализму и уступит ему место. Ибо падший человек хочет больше потреблять (и меньше работать). Так, де, и случилось в истории и явилось причиной распада СССР.

Следует сказать, что в этом вопросе, намеренно или по незнанию, нанесено столько шелухи, что разобраться стало очень трудно. Союз погиб, и поэтому можно обвинять его в жуткой неэффективности – ведь защитников, способных квалифицированно отделить в этом вопросе ложь от истины, практически не осталось. А профессионалы – они все ныне получают деньги за оплевывание советской экономики.  Сейчас непререкаемым авторитетом пользуются данные Ангуса Мэддисона (†2010) – британского экономиста, завалившего мир цифрами о ВВП всевозможных стран.  Но данные по СССР у него странные. Так, в сталинский довоенный период (1928-1940 гг.) среднегодовой прирост ВВП у него составил 5,1% (!?) /8/. Как-то это не вяжется с тем фактом, что за этот период в СССР построено  около 9000 промышленных предприятий /9/, из страны с разрушенной экономикой Советский Союз превратился в передовую индустриальную державу.

Так как же быть с доказательствами эффективности? Мы поступим следующим образом: возьмем данные влиятельного экономиста Андрея Илларионова, явного противника России и апологета капитализма, бывшего советника Путина, ярого либерала, свалившего в США после отставки. Уж он-то капитализм не обидит. Вот его любопытный график сравнения ВВП СССР и США, построенный на данных Мэддисона (Рис. 1.) /10/. Тут отражены все перипетии с советской экономикой. Остается только его прокомментировать.

4563186_600

Рис. 1. График Мэдиссона-Илларионова – ВВП СССР в процентах от ВВП США (на душу населения)

До 1924 г. мы наблюдаем падение нашей экономики относительно экономики США. Отметим, что оно началось еще в царское время и после небольшого подъема в 1906-1914 гг. продолжалось во времена Гражданской войны и военного коммунизма.

Далее, после небольшого замедления падения (НЭП), идет довоенный сталинский период, резко переломивший ситуацию. Какими средствами Сталин этого добился, мы вкратце описали выше. Могут возразить – мол, в это время на Западе и прежде всего в США была великая депрессия, и потому у СССР такой резкий скачок вверх. Но уж тут борьба разных устоев без прикрас – в Америке кризис; у нас – подъем. Следует, кстати, заметить, что при капитализме кризисы  неизбежны –в погоне за наживой их генерируют сами капиталисты. Дело в том, что математически доказано, что в условиях идеального рынка никаких кризисов возникать не должно. Но и сверхприбылей – тоже. Получить же сверхприбыли можно только став хоть на время монополистом, тем или иным способом. Но вот тогда и возникают диспропорции в экономике, приводящие к кризисам типа «великой депрессии».

Следующий временной этап – война 1941-1945 гг. Если для СССР это было тяжелейшее время, обернувшееся потерей 27 млн. лучших сынов и дочерей и разрушением тысяч предприятий, то для экономики США это период очень выгодного бизнеса и роста производства. Отсюда такой провал в 1945 г.

Далее снова сталинский этап 1945-1953 гг. И снова резкий скачок вверх, но уже оправдания капитализма «великой депрессией» нет. Наоборот, до этого  США на Бреттон-Вудской конференции (1944 гг.) сумели придать доллару статус валюты для международных расчетов, что  существенно усилило экономические позиции США. Поэтому очень быстрый рост экономики СССР является поистине выдающимся достижением социализма. Среднегодовые темпы прироста ВВП тогда составляли порядка 9.1% (Г.И.Ханин /11/), что представляется также слегка заниженной оценкой.

Смерть Сталина в 1953 г.  явила конец замечательной как по замыслу, так и по исполнению сталинской экономики. Начался период отступления, именуемый «Хрущевским волюнтаризмом». Принципы сталинской экономики были во многом искажены, но система еще работала, хотя уже и не стой эффективностью – мы, хотя и медленнее, но все же догоняли США. Но именно тогда социализму был нанесен первый серьезный удар. Сталинский принцип построения высокого, справедливого общества Хрущев заменил на чисто материалистический: «догнать США по мясу, молоку и маслу», а также были допущены крупные ошибки (Хрущев ликвидировал МТС, урезал приусадебные участки, ликвидировал Госплан СССР, начал ликвидацию «неперспективных деревень, и пр.).

Брежневское правление по сути дела началось с «реформы Косыгина-Либермана» (1965 г.). Она была объявлена как кампания перевода предприятий на хозрасчет. Но ее подлинная суть заключалась в замене основного критерия работы экономики – снижения себестоимости на максимизацию прибыли предприятий. Тем самым открывалась дорога к реставрации капитализма. Предприятия, добиваясь максимальной прибыли, стали во многом работать на себя. Из прибыли образовалась теневая экономика, которая расползалась как раковая опухоль. Как видно из графика, теперь наше отставание от США уже не сокращалось. Недаром этот период именовали как «Брежневский застой».

В связи с брежневским периодом необходимо рассмотреть вопрос о дефиците, которым активно манипулируют антисоветчики. Дефицит – отсутствие нужных товаров на полках магазинов – понятие многоплановое. И причины его возникновения  совершенно разные.

Первая причина: страна не производит товар, поскольку отсутствовали нужные производственные мощности. Такой дефицит у нас был, например, сразу после войны (1946-1949 гг.) и через пару лет был ликвидирован.

Вторая причина: товар временно не производился из-за недостатков планирования. Тут мы сталкиваемся с реальной трудностью сталинской экономики:  план для всей страны  – настолько сложная вещь, что предусмотреть все его нюансы очень трудно, тем более, что вкусы населения с годами становились все более изощренными: мода, изысканные яства, новая техника и пр. И тем более, что плановики были оснащены лишь «феликсами». Когда в 60-х появились первые ЭВМ, академик В.М. Глушков предлагал создать единую сеть вычислительных центров. Появились АСУ, которые, однако, как правило, занимались текущим управлением производства, но не планированием – размерность задачи планирования в рамках всей страны превышала возможности тогдашней вычислительной техники. Но сейчас ситуация качественно изменилась: огромное количество компьютеров (а мощность обычного ПК превосходит мощность БЭСМ-6 конца 60-х) связанных сетями и плюс возможность накопления гигантских баз данных – все это позволяет ставить задачу многократного пересчета планов и гибкой их корректировки.

И третья причина – дефицит искусственно создавался в рамках теневой экономики брежневского периода. Тогда все ворье сосредоточилось в торговле, где крутились наличные деньги. Схема простая. Дефицитных товаров поступало в торговую сеть достаточно, но на полки магазинов их «выбрасывали» редко. И тем не менее холодильники были полны, ибо дефицит шел по другим каналам: утекал – в партийные распределители (обкомы крышевали торговую мафию), продавался с «заднего кирильца» (т.е. через сеть теневых магазинов), реализовывался на рынке через перекупщиков. Все всё знали, но… Брежнев был рубаха-парень – он «давал всем жить». В результате советский социализм фактически был демонтирован. Впрочем, советское руководство легко могло ликвидировать дефицит. Для этого было достаточно повысить цены. Но это считалось изменой принципов социализма. Поэтому с дефицитом боролись иначе – развитием производства.

Но вернемся к графику Илларионова. Остался последний, самый страшный период: в 1985 г. к руководству приходит предатель Горбачев, целью которого было разрушение социализма и замена его капитализмом западного образца. Это он и делает де юре. Его сменяет второй предатель – Ельцин, при котором происходит распад СССР обвальное падение нашей экономики с перетеканием накопленных в  народном хозяйстве богатств на Запад и потерей независимости страны.  Эта катастрофа всем настолько хорошо известна, что как-то  комментировать ее нет необходимости.

Итог же рассмотрения очевиден – при подлинном государственном социализме (реализованном при Сталине), социалистическая  экономика показала себя безусловно более эффективной, чем капиталистическая. Тем самым опровергается основной тезис Карпова о неэффективности социалистической экономики.  Трудности советской экономики в последние годы жизни СССР связаны не с порочностью самой идеи, а с искажениями наших лидеров (Хрущев, Косыгин, Брежнев, Андропов), пытавшихся эклектично  вставить в механизм советской экономики прибыль отдельных предприятий, что сразу начало разрушать систему, настроенную на общинную жизнь страны.

VI. Через кого придет антихрист?

Безусловно, социализм более высокий, более близкий к Богу, чем капитализм, общественный строй. Его основная интенция – служение. Служение не себе любимому, как при капитализме, а служение ближнему, которое выражается через служение коллективу, обществу.   Советский социализм – социальная реализация второй основной заповеди Христа – о любви к ближнему.  Капитализм же вырастает из греха любостяжания. И если этому греху не противодействовать, а наоборот потакать, то он быстро захватывает все человечество и всю социальную сферу, становясь общественным грехом – мамонизмом, чьим воплощением и является современный капитализм. Эта полная противоположность целей социализма и капитализма и объясняет непримиримую вражду между ними. И это в полной мере показывает отечественная история.

Но сейчас появилась тенденция вообще не использовать термин «социализм», вместо него говорят «государственный капитализм». Мол, в Советском Союзе рабочие не получали заработанное сполна; государство нанимало их за определенную зарплату, а все выработанное ими забирало себе – чем ни капитализм, только вместо отдельных капиталистов – государство? Так что никакого социализма и не было. Да, формально так и было. Только все же это была совершенно другая экономика – плановое производство и централизованное распределение, что совершенно не характерно для капитализма.

Для успешной работы советской экономики (как ее ехидно называли в перестройку – «административно командной системы») жизненно важной является власть, т.е. в пользу кого она будет нацеливать экономику – в пользу большинства народа, или – привилегированной группы лиц. У нас в СССР власть (партия + советы) пошла по первому пути. И это не демагогия – да, именно эта самая КПСС, которую тихо ненавидела наша интеллигенция, старалась построить коллективистское общество, где каждый получал бы по справедливости. И народ это чувствовал, и потому считал СССР своей страной, защищая ее в Великой Отечественной войне до последней капли крови (кстати, в войну погибло более 4,5 млн партийцев). Позже, увы, КПСС стала перерождаться, превращаясь в касту карьеристов и теневиков, жаждущих присвоить то, чем они пока еще только управляли. И вот наступил момент, когда партия, по слову В. Розанова, «слиняла в три дня». Но в лучшие свои дни партия, очищенная Сталиным от троцкистов (только жаль что не до конца) действительно нащупала единственно реальный путь противодействия мамонизму и успешно вела по нему наш народ.

В заключительной статье серии Карпов говорит о современной тенденции слияния социализма и капитализма, что является путем к антихристу. Действительно, конвергенция между этими формациями являет собой подлинную социальную химеру, если и жизнеспособную, то только на краткий промежуток исторического времени.  Поэтому никакого «рыночного социализма» скорее всего и не возникнет. Так что не социализм родит антихриста. Нет. Антихрист родится из недр омерзительного капитализма, царства греха. Он, как говорит Апокалипсис, будет одномысленен, пожалуй, с самым отвратительным персонажем Откровения – с оседлавшей весь мир Вавилонской блудницей, в которой мы все яснее и яснее узнаем капиталистическую финансовую систему. Но Господь Иисус Христос  уничтожит Вавилонскую блудницу вместе с ее богатством, а самого антихриста убьет исходящим из уст мечом.  Так что и в последнем своем предсказании Карпов ошибается.

Сейчас уже большинство русских людей понимает, что капитализм – гибельный тупик для России, и поворачивает свой взор к социализму, благодаря которому Россия стала великой державой. Но, к сожалению, о православных этого в полной мере сказать нельзя. Уже упоминалась, что Советский Союз через общинную экономику пытался исполнить вторую заповедь о любви к ближнему (к несчастью, первую заповедь о любви к Богу он игнорировал, почему и потерпел поражение). Но и большинству православных христиан, ныне шарахающихся от социализма и вполне лояльно относящихся к капитализму, стоит крепко задуматься, так ли уж хорошо они исполняют вторую заповедь – ведь даже если они лично не участвуют в грехах мамоны, то все равно своей поддержкой капитализма они и разрушают Россию, и приближают воцарение антихриста.

 

Литература

1-5. Андрей Карпов.  Размышление первое. Что такое капитализм (а также еще 4 части). - https://ruskline.ru/analitika/2020/05/30/rynochnyi_socializm__eto_lozhnyi_socializm (ссылка дана на последнюю часть).

6. Николай Сомин. Главный грех современного человечества. - https://ruskline.ru/analitika/2020/05/14/glavnyi_greh_sovremennogo_chelovechestva  (ссылка дана на последнюю часть).

7. Ольга Орлова. Историк Леонид Бородкин: «Экономика ГУЛАГа была неэффективна». - https://trv-science.ru/2017/07/18/istorik-leonid-borodkin-ekonomika-gulaga-byla-neeffektivna/

8. Рост ВВП при Сталине по Мэдиссону. - https://genby.livejournal.com/434939.html

9. Валентин Катасонов. Экономика Сталина. М.: Институт русской цивилизации, 2014.

10. Геннадий Малинский. Таблица ВВП, которую никто не видел. - https://proza.ru/2010/09/05/46

11. Ханин Г.И. 50-е годы — десятилетие триумфа советской экономики. - http://istmat.info/node/57531

 

(с) Николай СОМИН, 24.07.20

Поделиться

1 комментарий

  • Ответить

    С  А.Карповым у меня нет никакого желания дискутировать, поскольку он первобытно невежественен в экономике, политике и духовной сфере. Собственно говоря, последнее определяет всё остальное. А вот с Н. Соминым мы идейно близки, хотя есть определённые разногласия.
     
    Цитата: Позже, увы, КПСС стала перерождаться, превращаясь в касту карьеристов и теневиков, жаждущих присвоить то, чем они пока еще только управляли. И вот наступил момент, когда партия, по слову В. Розанова, слиняла в три дня.
     
    Где ответ на вопрос, почему она стала перерождаться? Бог просто так не наказывает.
     
    Я неоднократно писал здесь, что политическая система в СССР исключала народовластие. Партийная политическая система является буржуазным инструментом борьбы за власть, поэтому перерождение ей на роду написано, поскольку она не является демократическим институтом. Все принципиальные решения в СССР принимались ЦК и Политбюро ЦК КПСС, а не Советами, которые существовали только для антуража.
     
       У демократии есть два атрибута. Оба неотъемлемы. Во-первых, это означает, что власть действует в интересах народа. Если предположить обратное, то получаем абсурд, что народ желает себе зла, а не добра. Во-вторых, это означает, что народ является источником верховной власти, он поставляет туда из своей среды лучшие управленческие кадры и обеспечивает сменяемость власти на демократических началах. Первый атрибут демократии имел место в СССР вплоть до 80 г.г., а второго по существу не было, что и послужило причиной того, что первый атрибут исчез со временем.
     
     Писал я и о том, что государственная собственность на средства производства и чисто плановое хозяйство неизбежно приводят к появлению политического класса управленцев (номенклатуры), который обязательно проведёт буржуазные преобразования. Собственность при социализме должна быть общенародной, а управление - планово-рыночным. Именно частная собственность есть суть  капитализма, основанного на частной собственности, а государственная собственность - государственного капитализма.  

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *