Л.Масловский. В ХОЗЯЙСТВЕННОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ СССР ОПЕРЕЖАЛ ЗАПАД

165606493

 

 

История Отечества. Время правления Л. И. Брежнева. Третья статья

 

Общество на момент прихода Брежнева к власти, конечно, оставляло желать лучшего, но надо иметь ввиду, что при всех указанных и неуказанных недостатках – это было социалистическое, самое благородное общество в мире с самыми прекрасными людьми. И в целом коммунистическая Россия представляла собой высшую ступень развития человечества.

Запад показал своё преимущество только в идеологической борьбе, в умении манипулировать сознанием не только своих граждан, но и граждан других стран. В хозяйственном строительстве, в экономическом и культурном развитии СССР явно и однозначно опережал Запад. Разрушение СССР можно объяснять чем угодно, но только не экономическим отставанием от Запада.

Брежнев вернулся к пятилетним планам развития народного хозяйства, вместо семилетнего, придуманного Хрущёвым. Отказом от пятилетних планов Хрущёв фактически подчёркивал своё отрицательное отношение к сталинским пятилеткам, спасшим наш народ от истребления гитлеровской Европой.

При Брежневе 8-й пятилетний план был рассчитан на развитие страны в период с 1966 по 1970 гг., 9-й – с 1971 по 1975 гг., 10-й – с 1976 по 1980 гг.

«В целом программу на три пятилетки надо считать удивительно компактной, системной и гармоничной. Вряд ли из нынешних умников кто-то смог бы сладить её лучше. Это, кстати, видно из того, что «второе Я» Брежнева, исполнительный директор всей этой программы А. Н. Косыгин за всё время перестройки и реформы не получил от умников ни одного замечания. Хотели бы сказать про него гадость, но не нашли к чему прицепиться. Всё вокруг да около – «застойный период, застойный период…»

Команда Брежнева-Косыгина выжала всё, что могла, из стареющей плановой системы. Правильно сделали, что свернули «реформу Либермана» — если бы стали переделывать хозяйственный механизм, то потеряли бы темп и подошли к перестройке на спаде. А так, на «энергии выбега» системы, успели создать тот запас прочности, который позволил нам куролесить уже двадцать лет и, очень возможно, вылезти живыми из этой ямы», — совершенно верно написал С. Г. Кара-Мурза.

Кризис советской идеологии, мировоззренческих оснований советского строя был переведён в режим хронического медленного течения. Л. И. Брежнев на идеологию «махнул рукой», понимая, что с Западом и его ударным отрядом внутри страны ему не справиться. Русские спорить не умеют, они умеют строить. По-моему, один либерал в идеологическом споре одолеет нескольких русских большевиков. Но и несколько либералов не смогут сделать за один рабочий день столько, сколько сделает один русский рабочий, инженер или учёный.

В решении конструктивных задач хозяйственного строительства русские были способнее любого либерала. А с учётом того, что страна имела в достатке талантливых рабочих, инженеров и руководителей нам были по плечу любые задачи гражданского и военного строительства. В этом строительстве всё и всем было ясно, так как все видели, что делают нужные для всего народа дела.

Обстановка в стране располагала к созидательной деятельности. «Милиция ходила без оружия, о дубинках и противогазах читали в газетах и считали это «пропагандой». В Крым и на Кавказ можно было ехать на машине с детьми и жить в палатке…Это был золотой век, который уже не повторится», — констатирует факты вышеуказанный автор.

За три пятилетки в период с 1966 по 1980 годы в эпоху Брежнева «был кардинально обновлён жилищный фонд страны. Было построено 1,6 млрд. кв. метров жилья, то есть 44% от всего жилья, что имелось в СССР к 1980 г. Новое жильё получили 161 млн. человек – за три пятилетки. Если бы не эти колоссальные вложения, жилищный фонд РФ в 90-е годы просто рухнул бы, ветхие дома не пережили бы реформу, которая оставила жильё страны без капитального ремонта.

За три пятилетки было построено две трети инфраструктуры городов и посёлков – водопровода, теплоснабжения, канализации. Стоимость этих объектов такова, что сейчас экономика РФ не может даже содержать их, не то чтобы строить. Инфраструктура быстро ветшает, и средств хватает только на аварийный ремонт.

В общем, именно в «эпоху Брежнева» быт подавляющего большинства граждан был поднят до стандартов самых развитых стран – при отсутствии в СССР массовой бездомности, присущей этим самым странам. Другое дело, что режим Брежнева не смог объяснить нашим гражданам, чего стоит эта ценность, и они её выплюнули – но это уже проблема мировоззрения…

Именно в эпоху Брежнева хозяйство и все другие сферы насытились кадрами высокой квалификации и энергетическими мощностями. Пашня страны стала получать удобрений почти достаточно, чтобы компенсировать вынос питательных веществ с урожаем. Почва стала улучшаться. Это был эпохальный рубеж в истории России. Мы его сдали и откатились назад, село осталось без удобрений, без тракторов и без электрической энергии. За эпоху Брежнева в стране было создано стадо породистого скота – сейчас оно вырезано почти наполовину.

За эпоху Брежнева люди обустроились, стали хорошо питаться, расширились социальные возможности – в 3 раза выросло число выпускников полной средней школы, в 2 раза число студентов вузов. Население стабильно прирастало — в РСФСР за те 20 лет выросло на 20 млн. человек. Почувствуйте разницу…».

Надо, добавить к сказанному, что в период одиннадцатой пятилетки с 1981 по 1985 гг. было построено ещё 552,2 миллиона квадратных метров общей (полезной) площади жилых домов. Таким образом, за четыре пятилетки в период с 1965 по 1985 годы было построено и введено в эксплуатацию 2 млрд. 142,8 млн. квадратных метров жилья.

В промышленность и армию вернулось научное сопровождение высшего класса, которое было значительно разрушено при реорганизациях проводимых хрущёвцами. Говоря об этом невозможно не вспомнить великое сталинское время, когда научное сопровождение промышленности и армии сыграло огромную роль в индустриализации страны и во время Великой Отечественной войны. Тогда мы в техническом развитии за 10 лет прошли путь, который Европа проходила 100 лет и за время войны в 2 раза превзошли Европу в выпуске вооружения.

В период трёх брежневских пятилеток «были разведаны, обустроены и введены в строй основные мощности топливно-энергетического комплекса, построена основа Единой энергетической системы».

Освоение месторождений нефти и газа в болотах Сибири потребовало десятки тысяч уникальных научных решений, первоклассной техники, квалифицированных кадров, миллиардных государственных вложений.

В болотах прокладывались дороги, строились острова буровых вышек, прокладывались трубопроводы. В отдельные места люди и оборудование доставлялись вертолётами. Причём во всех отраслях промышленности буквально всё оборудование, транспорт и технические решения были отечественного производства.

Страна производила техники в количествах достаточных для всех строек, как великих, всесоюзного значения, так и для небольших строек в масштабе области, района, города или деревни. Мы не умерли от голода и не вымерзли в своих квартирах от холода после развала Советского Союза благодаря введению в строй в брежневское время мощностей топливно-энергетического комплекса, освоению месторождений нефти и газа.

Сегодня либеральной России не под силу выполнить и сотой доли выполненных при Брежневе работ, как в связи с небольшим бюджетом страны, так и неспособностью частного капитала выполнять большие программы хозяйственного строительства, его стремлением как можно меньше вкладывать в отечественное развитие и как можно больше брать и вывозить из страны.

Кроме того, капиталистическая система в России и во всех других странах мира приводит к огромному разворовыванию государственных средств. Россия за последние 25 лет ничего стоящего не создала по вышеуказанным причинам и в связи со сдерживанием нашего развития Западом. И если сталинские пятилетки спасли народы СССР от истребления гитлеровской Европой, то брежневские пятилетки спасли народы сегодняшней либеральной России от вымирания по причине голода. Они спасли СССР и от ядерных ударов Запада, который мечтал нас уничтожить всё послевоенное время и только страх перед нашей военной мощью сдерживал Запад от агрессии.

«Принципом доктрины Брежнева стали массивные инвестиции в фундамент страны. Наконец-то были сделаны огромные металлоинвестиции – вложена масса металла в машины, мосты, трубопроводы. По величине металлического фонда мы подтянулись к США – что, кстати, вызвало ярость придворных экономистов перестройки.

Была обновлена техническая база промышленности – ввод в действие активной части основных фондов (машин и оборудования) за пятилетку 1976-1980 гг. составил в целом 41% от имевшихся в 1980г., а в машиностроении 49%. Сегодня это кажется фантастикой…

Надо к тому же учесть, что тогда был создан промышленный капитал, который в 90-е годы страна смогла бросить в пасть «новым русским», чтобы утолить их волчий аппетит. Иначе бы они, победив нас в гражданской войне конца ХХ века, вырезали бы у каждого по фунту мяса из груди, как контрибуцию. Ведь такие покладистые народы надо резать и стричь.

Ценность эпохи Брежнева в том, что она наглядно показала: если устроить жизнь в России, не разделяясь на волков и овец, то в материальном плане можно жить вполне прилично всем – с большим потенциалом улучшения.

Сам этот факт очень важен, он вселяет надежду. Ведь он означает, что непреодолимых, физических запретов на создание такого жизнеустройства для нас нет. А барьеры, построенные в сфере сознания, разумные люди могут преодолеть. Если, конечно, захотят», — продолжает анализ времени правления Брежнева С. Г. Кара-Мурза.

Только за восьмую пятилетку валовой общественный продукт увеличился на 43%, национальный доход – на 45%, продукция промышленности выросла на 50%.

Не хочется признавать нашим «американцам», но признать придётся, что уже к концу 1960-х годов СССР обогнал США по добыче угля, железной руды, производству цемента, тепловозов, тракторов, зерноуборочных комбайнов и других видов промышленной продукции. Как указывалось ранее, примерно такие же темпы роста сохранялись и в девятой пятилетке.

СССР обгонял США и по производству ракет, самолётов, танков, орудий, подводных лодок, термоядерных боеприпасов, но доказать это можно только на основании косвенных показателей. С государственными статистическими данными того времени по производству вооружений мне ознакомиться не привелось.

Снижение темпов промышленного роста в процентном отношении в 10-й пятилетке не означает снижения выпуска промышленной продукции в абсолютных величинах, так как тысячи новых построенных предприятий в 1975-1980 годах давали дополнительную  продукцию, государственный план предприятия выполняли, а планирование велось от достигнутого в предыдущем году результата.

Не только росли объёмы производства, но и создавались новые отрасли промышленности, такие как микроэлектроника, роботостроение, атомное машиностроение и т. д. Каждый государственный рубль шёл в дело, чему во многом способствовало отсутствие частных предприятий.

Наше общество сумели убедить в преимуществах капиталистического производства, с которым, конечно, мы не были знакомы. А ведь всё капиталистическое производство основано на стремлении изготовить изделие как можно дешевле, а продать как можно дороже. С одной стороны это стимулирует снижение затрат на единицу продукции, а с другой приводит к повышению стоимости и ухудшению  качества продукции, в частности военной, по сравнению с продукцией сделанной в СССР.

Например,  если конструктор заложил в проект самолёта или ракеты золотые контакты, то в нашей стране их будут делать из золота, а западная фирма будет стремиться заменить их более дешёвыми, допустим, серебряными, что удешевит производство продукции, но в тоже время снизит её качество. В частности, поэтому советские изделия отличались долговечностью работы.

Как бы ни расхваливали западную систему производства, уверен, что в условиях, в которых находился СССР, она не смогла бы за 10 лет в период с 1918 по 1928 годы построить и запустить в эксплуатацию 2200, а за период с 1929 по первое полугодие 1941 годов — 9 тысяч крупных промышленных предприятий.

Даже во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов СССР построил 3500 крупных промышленных предприятий, а после войны в районах, освобождённых Красной Армией от оккупантов было восстановлено 7500 разрушенных во время войны крупных предприятий.

Назовите мне другую страну, которой по силам были бы подобные свершения!

В восьмой пятилетке за период с 1966 по 1970 гг. было построено 1900 крупных промышленных предприятий. В число последних вошли Волжский автомобильный завод (ВАЗ), Западно-Сибирский и Карагандинский металлургические комбинаты, Красноярская ГЭС, первые участки Тюменского нефтегазодобывающего комплекса.

В октябре 1965 г. в стране начало действовать Положение о социалистическом государственном предприятии. В этом же году «была начата реформа, делающая в экономике и социальной сфере упор на товарно-денежные отношения, так что критерием эффективности работы предприятия становилась прибыль. Это был принципиальный отказ от представления о советском хозяйстве, которое дал Сталин в «Экономических проблемах социализма в СССР».

Довольно быстро выяснилось, что хозяйственная система отвечает на изменения не так, как ожидалось, и реформа была без шума свёрнута. Впоследствии говорилось, что реформу задушили ретрограды, однако их консерватизм можно оценить и как чувство ответственности. Увидев, что ориентация на прибыль, прежде всего, вызвала тенденцию к повышению цен, ретрограды не стали доводить дело до краха экономики».

Обратите внимание, что ориентация на прибыль приводит к повышению цен и, как мы знаем, в Советском Союзе все товары и основные продукты питания были значительно дешевле, чем в западных странах, так как на Западе все товары производились ради прибыли.

В СССР товары и продукты питания производились для удовлетворения потребности населения страны  и поэтому такие продукты, как хлеб и молоко продавались за символическую цену, то есть выдавались почти бесплатно, и их всегда было в магазинах в избытке, а в целом цена на товары и услуги была близка к себестоимости.

В государстве-семье прибыль не могла превалировать над интересами семьи, то есть наше общество стремилось само производить товары и продукты питания даже такие, производство которых обходилось нам дороже, чем их стоимость на мировом рынке.

Это обеспечивало нам независимое существование, развивало страну и давало занятость всему населению государства. Многие товары, например детские, продавались государством намного ниже себестоимости.

 

       Леонид Петрович Масловский

 

 

http://zavtra.ru/content/view/v-hozyajstvennom-stroitelstve-sssr-operezhal-zapad/

Комментарии (2)

  • Сергей

    07 мар 2016

    Ответить

    Цитата: "В хозяйственном строительстве, в экономическом и культурном развитии СССР явно и однозначно опережал Запад. Разрушение СССР можно объяснять чем угодно, но только не экономическим отставанием от Запада". Автор статьи, видимо, не знает, что экономика может быть мобилизационной и инновационной. Первая лучше сочетается с планом, а вторая – с рынком. При мобилизационной экономике концентрация материальных и людских резервов в нужных и хорошо понятных направлениях народного хозяйства, то есть использование плана, позволяет добиться успехов быстрей, чем в рыночной экономике. При индустриализации страны или восстановлении из разрухи после войн инновационного развития или технологических революций не требуется, поскольку всё, что делается, не является секретом и хорошо известно. Поэтому сталинско-хрущёвско-брежневская индустриализации и восстановление страны после войн хорошо сочетались с командно-административной системой, которая дала прекрасные результаты. Кстати, страны Запада также восстанавливались после войны по плану (план Маршала). Однако после восстановления страны требуется инновационное развитие экономики, где план практически бессилен, поскольку нельзя запланировать то, чего ещё нет. При рыночной экономике идёт постоянный поиск новых технологий и обновления средств производства с тем, чтобы выйти на рынок с новой продукцией и с высокой добавленной стоимостью. В этой связи вспоминается, как один японец штудировал наш журнал «Наука и жизнь» с целью почерпнуть там новые идеи, которые публиковались нашими изобретателями. Большая часть этих идей была впоследствии запатентована им, что сделало его мультимиллионером. Все эти идеи оказались не нужны в СССР, поскольку не вписывались в план. В 70-ых годах прошлого столетия в буржуазных странах Запада произошла технологическая революция. Главным образом она охватывала область микроэлектроники, производство новых материалов, а также химическую и обрабатывающую промышленность, что привело на качественно новый уровень станкостроение и машиностроение. В СССР ничего подобного не имело место. В это время во всех НИИ высшему техническому руководству вменялось в обязанность читать публикации зарубежных  научно-технических журналов, чтобы понять, что там «за бугром» ещё изобрели и внедрили. Мы были обречены на отставание, так как повторение требует время, а они шли всё дальше и дальше. Складывалось впечатление, что в соревновании, где участвовали вёсельные лодки, соперники подвесили себе мотор и умчались вдаль. Поскольку технологическая революция позволяет странам, проведшим её, появиться на мировом рынке с товарами с более высокой добавленной стоимостью, а также с более высокой производительностью и качеством труда, то странам, пропустивших её, для поддержания паритета необходимо в разы увеличивать поставку сырья и товаров с низкой добавленной стоимостью. Но, во-первых, это затруднительно, а во-вторых,  в таком количестве они никому не нужны. Происходит резкое падение жизненных стандартов.  Рыночная экономика современной капиталистической России неспособна на ускоренное технологическое развитие, так как в условиях открытого рынка капиталисты не могут вкладываться в производство того, что уже делается другими развитыми странами, поскольку не выдерживают конкуренции.  Ведь капитал всегда идёт по пути наименьшего сопротивления. Из этого следует, что правильно устроенная экономика должна иметь два сектора: плановый и рыночный. Первый обеспечивает стратегические потребности общества и товары первой необходимости, а второй – инновационное поступательное развитие. А самое главное то, что оба сектора экономики должны быть социалистическими, что обеспечит несомненное преимущество перед капиталистическими странами.
    Цитата: «Общество на момент прихода Брежнева к власти, конечно, оставляло желать лучшего, но надо иметь в виду, что при всех указанных и неуказанных недостатках – это было социалистическое, самое благородное общество в мире с самыми прекрасными людьми». По всей видимости, автор не совсем правильно представляет себе, что такое социализм. Я берусь на основании учения марксизма-ленинизма доказать, что в СССР был госкапитализм, а не социализм. Согласно Марксу при социализме должны преодолеваться классовые различия, то есть различное отношение к собственности на средства производства (ССП).  Концептуально капитализм можно определить как общество, где существуют классы с разным отношением к ССП. В экономической сфере это проявляется в эксплуатации одного класса другим классом. Такое же определение для социализма: в обществе нет классов, поскольку отношение к ССП у всех одинаковое. Частнокапиталистическую форму капитализма объяснять не надо, поскольку она основывается на частном капитале, что обуславливает различное отношение к ССП собственников и наёмных работников. А вот в СССР был государственный капитализм, поскольку образовались два класса с разным отношением к собственности на средства производства: партхозноменклатура и все остальные. В СССР если не принадлежал к партхозноменклатуре, то возможности в продвижении по служебной лестнице сильно ограничивались. И наоборот, если принадлежал к ней, то при явной неудаче перемещался по горизонтали, а при относительном успехе продвигался наверх. То есть существовали неравные для всех возможности занимать ключевые посты и, как следствие, получать связанные с этим доходы.  Разве может быть в этом случае отношение к ССП для всех одинаковым? Очевидно, что оно не одинаковое, поэтому в стране был капитализм, но не частнособственнический, а государственный, поскольку основывался на государственной собственности на средства производства. Маркс в своём учении рассматривал только частнособственнический капитализм, а государственный капитализм он ошибочно назвал социализмом. Это был главный просчёт теории марксизма-ленинизма, который обусловил провал идеи социализма в XX веке. Равное отношение к ССП (реализация социализма) возможно только при установлении на предприятиях социалистического рынка труда, что делает собственность общенародной. 

  • Сергей

    08 мар 2016

    Ответить

    Извините, в предыдущем комментарии: .... план Маршалла..., а не Маршала. Восстановление из руин или создание промышленного потенциала почти с нуля всегда требует плана.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *