С.Строев. ТРАГЕДИЯ РУССКО-РУССКОЙ ВОЙНЫ

4-1ро

 

Статья написана в начале 2015 года. Воспроизводится с сокращениями.

Для того, чтобы дать адекватную оценку происходящим на Украине процессам, необходимо ясно и во всей полноте осознать ложность и манипулятивность представления о «конфликте между Украиной и Россией». Сама постановка вопроса о тех или иных отношениях между Россией и Украиной как двумя разными субъектами означает принятие двух заведомо ложных положений: того, что РФ тождественна России, и того, что Украина – это не Россия. Между тем, совершенно очевидно, что РФ в её нынешних границах не только не охватывает всей полноты территории России, но, что ещё важнее, не заключает в себе даже её неотъемлемого этнического, исторического и культурного ядра, каковое на сегодня поделено между тремя квазигосударственными новообразованиями – Украиной, Российской федерацией и Беларусью, возникшими именно как результат расчленения исторической России и существующими исключительно в силу поддержания этого расчленения. Таким образом, любые отношения между РФ и Украиной следует рассматривать не как отношения России с внешним субъектом, а как отношения между квазигосударственными образованиями, занимающими различные территории одной и той же единой в этническом и историческом смысле страны – России. Соответственно, перераспределение территорий между государствами, поделившими между собой историческую Россию, ничего к России не прибавляет и даже в идеальном случае представляло бы собой «игру с нулевой суммой». В действительности же сумма всегда отрицательна, поскольку такое перераспределение, в особенности насильственное, заведомо сопряжено с конфронтацией и, соответственно, усугубляет расчленённость России, а также сопровождается человеческими жертвами.

Ещё более важный момент – это вопрос этнической идентификации. Этническая русская самоидентификация подразумевает понимание Русской нации как неразрывного триединства Великороссов, Малороссов и Белорусов. Такая самоидентификация базируется на объективном генетическом, антропологическом, религиозном, историческом, языковом и культурном единстве всех субэтнических групп, составляющих Русскую нацию. «Украинство», напротив, является искусственным идеологическим конструктом, смысл и назначение которого состоит в том, чтобы убедить некоторую часть Русских людей в том, что они не Русские, а отдельный народ (при этом стоит отметить, что «украинство», как форма «уменьшительного национализма», своего рода «русского окраинного сепаратизма» и «бегства из нации», как это ни парадоксально, выступает симптомом кризиса именно русского национального самосознания в целом, а не какой-то специфической болезнью малороссийского субэтноса. Однако не менее важно и то, что раскручивание антиукраинской истерии в РФ (и ориентированных на РФ регионах самой Украины!) является симметричным отражением и клоном самого «украинства». Отказываясь видеть в Малороссе полноценного представителя Русской нации (совершенно независимо от того, кем он сам субъективно себя считает), мы, тем самым, сами автоматически отрекаемся от подлинной объективной Русской национально-этнической идентичности и соглашаемся с идеологией «украинства», то есть признаём украинцев неким отдельным от Русских этносом, ограничивая и редуцируя тем самым полноту Русской нации до одной только Великоросской её составляющей. Соответственно, с позиции аутентичного русского национального самосознания нынешняя война на Украине может быть

оценена только как по существу русско-русская война, то есть братоубийственная бойня, результат трагического заблуждения и ослепления обеих сторон, совершенно независимо от того, кто «более», а кто «менее» в данном конфликте неправ. Каковы бы ни были умозрительные идеалы обеих сторон, в любом случае они не стоят и не могут стоить того, чтобы ради них раскалывалась и уничтожалась высшая ценность, которая только возможна в сфере политики и социальной жизни – единство и само существование своей Нации. При этом война, идущая на Украине, братоубийственна вдвойне – не только в этническом, но и в идейном смысле. Это не война этносов, но и не война мировоззрений. В ней сталкиваются в качестве противников и убивают друг друга люди зачастую не просто близких, а фактически тождественных ценностей, идеалов и убеждений, антропологических и экзистенциальных качеств, люди, принадлежащие не только к одному народу, но и к одному социальному и культурному кругу, к одному политическому лагерю, подчас даже – к одним и тем же кружкам и группам. Сложно представить себе другую войну, в которой дошедшие до взаимного уничтожения люди были бы до такой степени схожи как по своим идеалам, так и по своим заблуждениям.

Идущая на Украине фактически русско-русская война совершенно очевидно саморазрушительна для Русской (в широком смысле) нации и, столь же очевидно, происходит в интересах и по сценарию сил, заинтересованных в самоистреблении Русских и дальнейшем присвоении и освоении принадлежащих нам ресурсов. Или, если говорить об уровне современной политики (субъектом которой становятся не только национально-этнические коллективы, но и транснациональные кланы), то, как минимум, в создании эффективного инструмента контроля над ситуацией в регионе.

В первую очередь стоит обратить внимание на интересы США, всякий раз имея, впрочем, в виду, что речь идёт не о США как национально-государственном субъекте, а о транснациональных мировых элитах, которые используют США как основной инструмент своего силового и политического воздействия и своего рода внешний интерфейс. По большому счёту, интерес США состоит, среди прочего, в том, чтобы поэтапно, сохраняя контроль над ситуацией и не допуская её скатывания в неуправляемый хаос, продолжать и закреплять дезинтеграцию России, одновременно усиливая её зависимость и контролируемость. Главным итогом прошедшей в 2014 году революции на Украине, самопровозглашения «народных республик», продолжающейся войны между ними и новой киевской властью и действий в этой ситуации политической верхушки РФ стал переход от модели «братских народов, тесных экономических связей и родственных культур» в отношениях РФ и Украины к разжиганию войны. Таким образом, итоги Беловежья были не только закреплены, но и заметно развиты и углублены, Украина как никогда надёжно оторвана от остальной России, пути назад к воссоединению если и не уничтожены полностью, то уж, во всяком случае, перекрыты очень надёжно.

Сложившаяся по итогам 2014 года ситуация полностью отвечает интересам США, которым нужна вовсе не стабилизация, пресловутое «восстановление территориальной целостности Украины» и мир, а как раз как можно дольше поддерживаемая открытая кровоточащая рана на теле России, очаг дестабилизации, то подмораживая, то вновь разжигая который можно манипулировать всеми сторонами конфликта. Им нужна как раз слабая Украина с огромными и неразрешимыми военно-политическими проблемами и долгоиграющей занозой в виде неконтролируемых областей – именно такая Украина будет максимально нуждаться в США и полностью от них зависеть. Американцам важнее качество украинского плацдарма (его надёжность, зависимость, управляемость и градус русофобии), нежели его территориальный объём. В конце концов, с точки зрения территории как политического и военного плацдарма Украина без трети Донецкой и Луганской областей практически неотличима от Украины с этими областями.

Впрочем, игра здесь явно идёт не только на поддержание России в состоянии расчленённости, но и против ведущих стран Европы, которые являются для СШАреальными экономическими конкурентами. В последние годы НАТО переживала явный кризис. В отсутствие СССР и Варшавского блока НАТО слишком заметно утрачивала всякий иной смысл кроме осуществления «союзнического» и «дружеского» контроля США над странами Европы – прежде всего, над Германией и Францией. Поэтому в Европе начали вызревать вполне обоснованные стремления от этого «дружеского» попечительства освободиться за ненадобностью. Но война на Донбассе всего за один год развеяла сомнения и возродила НАТО к новой жизни! Там, где ещё год назад царили массовые антиамериканские настроения, сегодня витает страх перед «русской угрозой» и желание спрятаться под надёжное крыло. Если ещё полтора года назад можно было обоснованно ожидать в Европе массового – и притом поддержанного частью влиятельных элит – движения за выход из НАТО и за ликвидацию американских баз, то сегодня более вероятно пополнение НАТО новыми членами и расширение американского военного присутствия и в Западной, и Восточной, и в Северной Европе, причём при поддержке, как минимум, некоторой части населения. Кроме того, ситуация на Украине имеет для администрации США не только внешнее, но и внутреннее значение, будучи важным фактором обоснования поддержания и увеличения бюджетного финансирования американской оборонки. Соответственно, американское военно-промышленное лобби, по-видимому, и представляет собой одну из наиболее заинтересованных в текущем развитии ситуации сторон.

Что же касается руководства РФ и новых властей Украины, то, будучи политически, структурно и экономически зависимыми, они действуют в рамках американского сценария, однако попутно решают и собственные задачи. Во-первых, идущая в восточных регионах Украины война позволяет обеим сторонам использовать образ «внешней угрозы» (на Украине – образ России, в РФ – образ «объединённого Запада») для сплачивания населения вокруг действующей власти, укрепления её легитимности, маргинализации и вытеснения с политического поля оппозиции, ликвидации остатков гражданских прав и свобод. Во-вторых, на войну (на Украине) либо на санкции (в РФ) можно списать экономический кризис, падение производства, обесценивание национальных валют, рост цен и резкое снижение уровня жизни населения – то есть всё то, что является закономерным следствием многолетней т.н. «либеральной» политики и было неизбежно независимо от войны или санкций. В третьих, для обоих режимов чрезвычайно важна возможность «сбрасывать» в зону войны наиболее пассионарную, политически и идейно мотивированную и активную, «экстремистски» настроенную часть собственного населения, которая в иных обстоятельствах могла бы стать и на Украине, и в РФ запалом для нового «майдана», но в ныне созданных условиях – сама занимается контролируемым физическим взаимоуничтожением.

Этим фактическим совпадением интересов властей РФ и Украины в отношении текущей войны объясняются многие «странности», кажущиеся на первый взгляд, парадоксальными. Такие, например, как тот удар в спину со стороны киевского режима, о котором неоднократно заявляли некоторые представители добровольческих проукраинских подразделений, включённых в состав Национальной гвардии. Или тот факт, что РФ  раз за разом оказывает ДНР и ЛНР помощь только тогда, когда они близки к полному разгрому, и, напротив, не только перестаёт им помогать, но и оказывает на них давление, склоняя к «миру», как только они переходят в наступление. Иными словами, оба правящих режима делают всё для того, чтобы позиционная война продолжалась как можно дольше и не оканчивалась решительным успехом ни одной из сторон. Тем самым оба квазигосударства, будучи продуктом расчленения исторической России, фактически подпирают друг друга и закрепляют состояние её расчленённости как необходимое условие собственного существования.

Таким образом, с точки зрения основных политических сил, участвующих в конфликте и поддерживающих его, данная война является делом чисто внутренним и ведётся, буквально по Оруэллу, не друг с другом ради захвата ресурсов, а совместно – дляукрепления и поддержания сложившейся политической системы, причём в рамках внешнего глобально-стратегического управления.

————

 Эпилог из 2022 года

 Этот текст, написанный и впервые опубликованный в 2015 году, в полной мере сохраняет свою актуальность и сегодня, в феврале 2022. Остаётся лишь добавить, что хотя перерастание длящейся уже почти восемь лет «гибридной» войны в полномасштабную не выгодно ни руководству РФ, ни руководству Украины, однико постоянное повышение ставок в безответственной политике, основанной на блефе и военном шантаже, может привести сегодня к самопроизвольному срыву в состояние открытой большой войны, которую ни одна из сторон не планировала. Угроза такого сценария особенно возрастает в силу активного подстрекательства со стороны США, которые после фальсификации результатов выборов и фактического захвата власти «демократами», представляющими интересы наиболее агрессиных кругов транснационального финансового капитала, практически открыто взяли курс на глобальное переформатирование мира посредством эскалации мировой нестабильности и разрушения существующего мирового порядка.

 

Строев Сергей Александрович,

канд. биол. наук, PhD, профессор РАЕ, чл.-корр. МСА, академик ПАНИ

Поделиться

1 комментарий

  • Ответить

    В данное время военная ситуация в Украине находится в тупике. Российская армия наступает и отряды нацбатов и ВСУ оказались в трёх больших котлах. С точки зрения обычных военных действий, это уже должно полостью решать судьбу сражения, поскольку противник лишён источника снабжения боеприпасами, оружия и пропитания, а в случае попытки прорыва превращается в "пушечное мясо". Однако российская армия и отряды народной милиции ДНР и ЛНР получили приказ щадить жизни ВСУ и мирных жителей. Этим воспользовались отряды нацбатов и ВСУ, окопавшись в городах, расположенных в котлах, и используя мирных жителей в качестве "живого щита".  Предоставляемые гуманитарные коридоры для вывода мирных жителей специально блокируются отрядами нацбатов. Штурм этих городов российскими войсками приведёт к колоссальным жертвам со всех сторон, а самое главное, среди мирных жителей.  Штурма нет и надвигается гуманитарная катастрофа.
     
    Почему так происходит? Бойцы нацбатов и ВСУ  боятся расправы, поскольку натворили много преступлений. Между тем, как в отрядах нацбатов, так и в ВСУ много тех, кто оказался там почти случайно. Одних призвали в армию, другие пошли в нацбаты, чтобы заработать на хлеб насущный. Как первые, так и вторые не являются идейными нацистами, но попали в безвыходное положение. Теперь же они находятся под страхом наказания со стороны российских войск и боятся идейных нацистов, которых абсолютное меньшинство, но именно они правят там балом.
     
    Что я предлагаю в этой связи? Надо попытаться организовать коридоры не для мирных жителей городов, а для ВСУ и нацбатов с условием их разоружения и условной амнистией всех. Условная амнистия - это сохранение жизни и отсутствие преследования, но организация контроля за их будущим поведением. Подавляющее большинство попавших в котлы солдат ВСУ и нацбатов при этом уже не вернутся к противостоянию, жизни мирных жителей, российских и украинских солдат будут сохранены, предотвращено разрушение городов.
     
    Войны ВСУ и нацбаты получают шанс начать жизнь с "чистого листа".  Мне кажется, что это соответствует  православию.       

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *