С.Строев. ИТОГИ 2013: МИР И РОССИЯ В ЭПОХУ КОНЦА КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ИЛЛЮЗИИ

f03-cv

Аннотация. В статье показана иллюзорность и симулятивность мирового капитализма в условиях фактического исчезновения его базовых оснований: эквивалентного рыночного обмена и расширенного производства. Показано, как т.н. «неолиберальная» идеология «рыночного фундаментализма» в условиях превращения самого рынка в симулякр стала орудием насаждения системы директивного внерыночного изъятия и распределения, а также власти, основанной на этой системе. В то же время на основании анализа ключевых событий и тенденций прошедшего 2013 года отмечается кризис и начало распада псевдокапиталистической управленческой матрицы, а также неизбежность перехода к тем или иным посткапиталистическим отношениям. В этой связи рассматриваются альтернативные исторические возможности. Отдельно анализируется ситуация в России как периферийном сегменте мировой системы и возможные последствия мирового кризиса, связанного с окончательным завершением капитализма, для её политической, экономической и социальной системы.

Ключевые слова: 2013 год, капитализм, кипрский прецедент, борьба с офшорами, глобальный кризис

 

1. Реальность сквозь бутафорию. Социализм против социализма

2013 год оказался на редкость богат событиями, как яркими и привлекающими всеобщее внимание, так и менее заметными внешне, но гораздо более судьбоносными и весомыми по своему историческому значению. Впрочем, большинству частных политических событий будет посвящён отдельный обзор. Темой же настоящей статьи является не столько политическая фактология прошедшего года, представляющая наиболее поверхностный слой процессов, сколько глобальные тенденции, проявившиеся в большей степени на экономическом и даже ещё более базовых (социальном, цивилизационном) уровнях.

На фоне продолжающегося мирового финансово-экономического кризиса стремительно разворачивается и обостряется гораздо более глубинный по своим историческим масштабам кризис всей сложившейся глобальной мировой системы, включая не только институты мирового глобального управления, но и сами основы существующих социальных отношений и мировоззренческих, поведенческих и правовых парадигм. 2013 год ознаменовался, прежде всего, кипрским банковским кризисом, имеющим не столько финансово-экономическое, сколько правовое и прецедентное значение для всей мировой политико-финансово-экономической системы. На основании этого, на первый взгляд, периферийного и маргинального прецедента в ряде стран, в том числе входящих в структуру мировой метрополии, внесены изменения в банковское законодательство, позволяющие осуществлять фактическую реквизицию частной собственности. Для сознания буржуазного общества, основанного на принципе «священности» и неприкосновенности частной собственности, это настоящее низвержение самых основ права как категории, вообще любых точек отсчёта в социальных отношениях. То, что правящей мировой элите удалось провести фактический демонтаж самой основы буржуазно-демократической правовой системы без социального взрыва и даже почти не привлекая к этому пристального внимания, свидетельствует о том, сколь далеко зашёл процесс разложения прежнего буржуазного гражданского общества, основанного на рациональном праве и осознании каждым индивидом своих интересов.

Впрочем, начиная с 2004 года мы последовательно доказывали в наших работах [1], что капитализм и как общественный строй, и как экономическая система уже давно существуют лишь в форме виртуальной симуляции, но никак не в реальности. Как общественный строй в рамках отдельно взятых государств капитализм фактически был уничтожен уже в первой половине XX века. В России – большевиками, в Германии – нацистами, в США – банковской олигархической диктатурой при Ф.Д. Рузвельте (принудительная конфискация золота в 1933 году и введение монополии фиатных денег ФРС).  В масштабе международных отношений последние остатки реального капитализма были добиты Никсон-шоком 1971 года и Ямайкской конференцией 1976 года. О том, что есть капитализм, и как он устроен, написано множество книг, но нельзя не признать, что капитализм невозможен без по меньшей мере двух своих базовых экономических оснований: расширенного производства и эквивалентного рыночного обмена. Расширенное производство стало фактически невозможно после того, как капитализм охватил весь мир, и некапиталистическая периферия, служившая резервуаром для сброса производимых капиталистической системой излишков товара, исчезла. Эквивалентный рыночный обмен полностью и окончательно превратился в фикцию в момент отмены золотого стандарта. То есть с того момента, как эмитент фиатных денег получил возможность производить стоимостные эквиваленты реальных товаров по близкой к нулю себестоимости. На этом этапе капиталистическая система рыночного более или менее эквивалентного обмена производимыми товарами фактически оказалась подменена системой изъятия и последующего распределения. То есть системой, по природе своей имеющей гораздо больше общего с азиатским способом производства восточных деспотий, нежели с капитализмом. Деньги из средства обмена между принципиально равными субъектами рынка превратились в орудие, с одной стороны, добровольно-принудительной конфискации производимого продукта, а, с другой стороны, его фактически внерыночного распределения по принципу вознаграждения за лояльность и соблюдение предписываемых системой новых норм поведения. При этом абсолютизация и фетишизация виртуальной матрицы капитализма в пространстве социальных отношений в форме идеологии неолиберализма и рыночного фундаментализма служила лишь прикладным средством усиления нерыночной по своей внутренней природе,  капиталократической (но отнюдь не капиталистической уже!) системы мировой власти, основанной на механизмах изъятия и распределения материальных и нематериальных благ [2]. Естественно, что параллельно с выхолащиванием, профанацией и виртуализацией экономических основ капитализма происходил процесс аналогичного выхолащивания, профанации и виртуализации его социальной надстройки – гражданского общества, суверенной национальной государственности, самой гражданской нации как таковой, системы образования и рациональной научной картины мира, научно-технического прогресса, и, наконец, системы права. При этом, как и следовало ожидать, фактический демонтаж буржуазно-демократических институтов осуществлялся под лозунгами номинальной «демократизации», то есть отмены многочисленных цензов и допущения к демократическим процедурам всё новых и новых массовых категорий, принципиально не способных этими процедурами адекватно пользоваться (лиц без базового образования, экономически несамодостаточных иждивенцев, женщин, не достигшего интеллектуальной и социальной зрелости юношества, лишённых цивилизационного и культурного бэкграунда иноэтнических мигрантов, асоциальных меньшинств, психически и умственно неполноценных и т.д.). Система олигархической власти, одним из главных рычагов которой стала возможность карать и награждать подданных, по своему произволу за счёт монополии на эмиссию фиатных денег перераспределяя собственность (то есть внеэкономически изымая её у одних и внеэкономически же награждая ею других), нашла себе опору в лице паразитарного люмпенства и так называемых «левых». Фактически именно западные «левые» в спектре от «старых» социал-демократов до порождённых Франкфуртской школой «новых левых», «фрейдомарксистов» и «зелёных» стали посредниками в смычке групповых (пост-классовых) интересов узкой транснациональной мировой финансовой олигархии и массового паразитарного люмпенства против гражданского коллектива экономически самодостаточных производителей (как неолигархических предпринимателей реального сектора экономики, так и наёмных работников умственного и физического труда). Собственно говоря, именно банковская олигархия под своим собственным управлением и в интересах сохранения своей корпоративной власти фактически осуществила плановый и управляемый демонтаж капитализма как социальной системы, парадоксальным образом ставшей ограничением и препятствием для дальнейшего безудержного развития капитала и капиталократической системы мировой власти. Именно такой вариант выхода из капитализма – в противоположность сценарию пролетарской революции по К. Марксу – предсказывал социалист-ревизионист еврейского происхождения Рудольф Гильфердинг, идейный предтеча современных западных «левых», фактически нанятых финансовым капиталом демонтировать капитализм как строй и социальную систему в его (финансового капитала) интересах и по его сценарию. Специфическая роль «левых» в проекте демонтажа капитализма самой капиталократической олигархией особенно заметна на двух примерах. С одной стороны, стоит обратить внимание на роль агрессивно-асоциальных, якобы «радикально нонконформистских» субкультурных движений типа «Антифа» и анархистов в осуществлении силового подавления и фактического террора в отношении любых национальных, подлинно антиглобалистских движений [3]. С другой стороны, интересно отметить, что Голливуд, продукция которого является несомненным инструментом массовой пропаганды в руках транснациональной мировой олигархии, активнейшим образом участвует сегодня в разрушении представлений и ценностей, соответствующих капитализму, и в насаждении представлений, близких к идеологии западных «левых» до состояния неотличимости (как, например, «V – значит вендетта» Джеймса Мактига и братьев Вачовски, «Аватар» Джеймса Кэмерона, «Элизиум: Рай не на Земле» Нила Бломкампа и многие другие).

Вплоть до 2013 года виртуальная матрица капитализма достаточно успешно скрывала действительную социальную и экономическую реальность. Однако углубление не только и даже не столько финансово-экономического, сколько общецивилизационного кризиса [1] привело к тому, что в прошедшем 2013 году внешний камуфляж начал расползаться по швам, обнажая и делая вполне видимыми именно те реальные, но прежде невидимые структуры современной мировой системы, существование которых и было нами предсказано. Суть дела в том, что не только безальтернативности капитализма, но и выбора между капитализмом и социализмом в реальности давно не существует. Социализм, если понимать под этим словом плановую, проектно-управляемую, а не стихийно-самопроизвольную экономическую и политическую систему, основанную на централизованном распределении, а не рыночном обмене, на сегодня абсолютно безальтернативен. Историческая бифуркация, точку которой мы сегодня проходим, подразумевает выбор отнюдь не между капитализмом и социализмом, а между диаметрально противоположными и антагонистически враждебными друг другу вариантами социализма. После знаковых заявлений не кого-нибудь, а одного из ведущих идеологов капиталократической глобализации Жака Аттали о необходимости построения глобальной мировой системы распределения и установлении контроля над финансовым капиталом, уже сложно усомниться в том, что реальный свободный рыночный обмен, а вместе с ним и реальный капитализм, безвозвратно ушли в прошлое.

Сегодняшний исторический выбор – не между социализмом и капитализмом. Сегодня уже вопрос стоит только так: социализм против социализма. Социализм национальный, почвенный против социализма интернационал-космополитического и глобалистского. Социализм коммунитарный, общинный против социализма банковско-полицейского. Социализм, означающий возрождение и реставрацию традиционных социальных институтов, отношений и моральных норм, против социализма, означающего окончательный разрыв с ними и тотальное насильственное искоренение их «пережитков». Социализм кастовый, аристократический, социально-корпоратиный, основанный на видимой и ответственной власти лучших, против социализма эгалитарного по декларируемой форме и толпо-элитарного по реальной сути, основанного на отчуждении, социальной деструкции и теневом манипулировании сознанием и поведением атомизированных масс. Социализм разумного самоограничения, рачительного отношения к биосфере и духовного личностного развития против социализма как нового уровня общества безудержного материального потребления и индустрии удовольствий.

2013 год ознаменовался двумя в высшей степени знаковыми событиями, в равной мере подчёркивающими конец последних иллюзий капитализма, но маркирующих два диаметрально противоположных направления возможного посткапиталистического развития. Одно из этих событий – реквизиция банковских вкладов на Кипре с последующей перспективой в общемировом масштабе легализации внесудебной конфискации банковских вкладов и иных активов и систематического нарушения тайны вкладов (пресловутая «борьба с офшорами» и «отмывом денег»). Второе – это швейцарская инициатива введения безусловного основного дохода, выплачиваемого на общих основаниях всем гражданам безусловно и независимо от их труда, занятости, уровня доходов и т.д.

<…>

[1] Строев С.А. Инферногенезис: к вопросу о цивилизационном кризисе. В сборнике: Революционная линия. Сборник статей. СПб.: Издательство Политехнического Университета, 2005. 97 с. ISBN 5-7422-0821-9. С. 3-43.

[2] Строев С.А. Инструментарий капиталократии. СПб.: Издательство Политехнического Университета, 2009 г., 58 с.

[3] Строев С.А. Итоги 2012 года для «мировой метрополии» // Репутациология. Май-август 2013 г. Т. 6, № 3-4. С. 60-76.

Полностью текст опубликован на сайте «Антиглобализм»:

 http://anti-glob.ru/mnen/itog13.htm

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *