С.Карелин. ОБЗОР АРГУМЕНТОВ ПРАВОСЛАВНЫХ ЛЮДЕЙ ПРОТИВ ИДЕИ ХРИСТИАНСКОГО КОММУНИЗМА

0001_1200390872

 

Идея христианского коммунизма в контексте поиска православными людьми путей дальнейшего развития России, несмотря на усилия мировой закулисы, зомбирующей наше сознание и приучающей нас к потребительскому образу жизни, всё ещё остаётся волнующей значительную часть нашего общества. Более того, мы уверены, что проблема праведного, богоугодного социального устройства общества подспудно волнует всех. Кажущаяся неразрешимость этой проблемы на фоне печальных опытов XX столетия, явное несоответствие «благих намерений» коммунистов их реальным деяниям – одна из причин всеобщего уныния, бросающего русских людей в водоворот бесконечного и бессмысленного материального стяжания, развлечений и греха. Но действительно ли неразрешима эта проблема? На этот вопрос нам поможет ответить анализ аргументов православных противников коммунизма, чьи суждения (и особенно суждения тех из них, кто имеет священный сан) оказывают явное влияние на сознание людей. При этом следует иметь в виду, что решение указанной проблемы возможно только тогда, когда сознание людей решительно сменится с позитивного на апокалиптическое. Пока мы живём в плену наших привычных иллюзий, надежд на «светлое будущее», понимаемое чисто по-человечески, и не чувствуем того, что история мира действительно уже подошла к своему концу, мы не сможем дать правильного ответа на вопрос о дальнейшей судьбе России, об устроении её жизни. Но, слава Богу, в последнее время все больше и больше людей (даже тех, кто никогда не относил себя к Церкви) понимают и говорят, что конец света близок. Это вселяет в нас надежду, что мысли наши будут услышаны. Итак, с Богом приступим.

РАЗДЕЛ 1.

АРГУМЕНТЫ «БОЖЕСТВЕННЫЕ» 

Аргументы православных противников коммунизма можно условно разделить на две группы: «божественные» и «человеческие». Пусть не смущает читателя оттенок легкой иронии в первом слове. К сожалению, мы не нашли другого, столь же ёмкого слова для обозначения всей совокупности этих аргументов. Можно было бы сказать «евангельские», но это более узкое понятие, не включающее в себя Ветхий Завет и всё христианское богословие в целом. Кроме того, к этой группе относятся и аргументы, которые можно назвать «духовными», их суть – в попытке критики коммунизма с позиций нравственно-аскетических воззрений Церкви, т. е. того опыта, который был накоплен Христовой Церковью уже после Евангельского благовестия, в процессе истории. Рассмотрим основные из тех аргументов, с которыми нам приходилось сталкиваться.

 

Аргумент 1. Идея христианского коммунизма противоречит учению Спасителя об отвержении «мира сего» («князем» которого является диавол) и искании прежде всего «Царства Божия и правды его» (Мф. 6.33). 

Как легко видеть, этот аргумент построен на лукавом игнорировании всей земной, социальной, экономической жизни людей, как будто её не существует вовсе. Надо любить Бога и ближнего, а всё остальное второстепенно – таков лозунг сторонников этого аргумента. Но при этом они не замечают (или не хотят замечать), что, отвергая коммунизм, они тем самым выбирают нечто другое, т. е. капитализм. Ведь природа не терпит пустоты. Или христиане-антикоммунисты считают себя существами, подобными ангелам, не имеющими нужды в пище и одежде, и для которых таким образом экономические проблемы значения не имеют? Ну так пусть тогда не вкушают пищу и не одеваются! Лукавую косность такого взгляда отчасти можно извинить сугубой преданностью Христу и учению Матери-Церкви, действительно повелевающей прежде всего любить Бога и ближнего. Но когда было дано это повеление? Две тысячи лет назад! За такой огромный срок пора бы уже христианам вырасти из детей в людей взрослых, понимающих, как устроен мир и что в нём происходит, и умеющих нести ответственность как за свой жизненный выбор, так и за свои слова. Надо любить Бога и ближнего? Ну так любите! Раздайте свое имущество и служите Богу. И будете иметь сокровище на небесах! (Мк. 10.21) В чем проблема? Не хочется трудиться, исполнять повеление Божие?.. А какое право вы тогда имеете поучать других? И чего стоят все ваши поучения, если вы сами не знаете, как им следовать? Мы, т. н. «практикующие христиане», слишком привыкли прикрываться Богом; своей формальной, фарисейской принадлежностью к Церкви оправдывая свою лень и бездействие, да ещё и других тащить за собой, приучая к своему бесплодному образу мыслей. И если в вопросах личного спасения мы достигли некоего общепринятого разумения – как спасаться, какие есть пути спасения (монашество, христианский брак), то в вопросах социальных, вопросах праведного, воистину христианского устроения общества мы так и продолжаем топтаться на месте. Долго ли мы будем ещё по-детски хвататься за прописные евангельские истины, не давая им в своём сердце и уме никакого должного развития? Если уж мы занялись проблемами общественными, то надо действительно заняться ими, а не ограничиваться напоминанием о любви к Богу и ближнему. Как наша любовь к Богу и ближнему должна проявляться в социальном плане? На этот вопрос почему-то никто не отвечает. А вопрос этот, несомненно, ответа требует. Поставьте себя, например, на место президента или депутата Государственной Думы. Если президент – христианин, то разве не должен он думать о том, чтобы его решения, касающиеся жизни государства и людей, соответствовали евангельским заповедям? Но в той или иной мере мы все должны думать об этом, ведь мы все – граждане своего Отечества! Одно из двух: или мы действительно должны полностью отвергнуть «мир» как зло (и тогда, по логике вещей, все должны уйти в монастырь), или мы должны увидеть, что рядом с «миром сим», князем которого, по свидетельству Спасителя, является диавол, родился, вырос и созрел другой мир – мир христианский. Начало этому миру положил Сам Господь и Святые Апостолы, затем его строили и развивали православные цари, благоверные князья, воины, землепроходцы, крестьяне, дворяне, весь православный народ. Таким образом, совершенно очевидно, что мы являемся членами не только Церкви, но и христианского Царства. Не зря же мы ежедневно читаем тропарь «Спаси Господи люди Твоя». Как известно, во времена самодержавия в этом тропаре были слова о «благоверном государе», которые лишь потом были заменены словами о «православных христианах». И даже сейчас, в эпоху всеобщей секуляризации, признаки этого христианского Царства есть. По крайней мере, есть наша Родина, наше земное Отечество, которое объединяет всех нас, заставляя задуматься о том, как лучше и праведнее устроить его жизнь. Правда Царства Божия – это не только правда любви к Богу и ближнему, но и вытекающая из этой любви правда разумного, богоугодного, святого устройства общества. Святитель Василий Великий говорил, что «разум дан человеку для того, чтобы Небесное благоустройство изображать на земле». / 1 / Идея христианского коммунизма является одним из вариантов поиска такого богоугодного устройства общества. Собственно говоря, больше никто ничего и не предложил. Правда, некоторые из православных выдвигают, например, такой лозунг: «Мы не за капитализм, мы не за социализм, мы – за монархию» / 1а /. Но, я думаю, нет нужды объяснять грамотным русским людям, закончившим среднюю школу, что монархия – это форма правления, а не социально-экономический уклад. Если же под этим подразумевается абсолютнаямонархия, т. е. такая система власти, при которой царь единолично  решает все вопросы, в том числе и определяет, каким будет социально-экономический уклад общества, то я думаю, что такая система власти для большинства русских людей неприемлема. Церковное сознание, наряду с категорией «монархии», в вопросах управления всегда имело в своём обиходе и категорию «соборности». Сама Церковь, согласно Символу веры, является не только «апостольской», но и «соборной»; в соответствии с этим принципом она всегда управлялась не только Патриархом, но и Поместными и архиерейскими соборами. И в государстве Российском, как известно, помимо монаршей власти, действовали ещё и земские соборы. Так что ни о какой абсолютной монархии речи быть не может. Абсолютизм, как видим, противоречит фундаментальным христианским принципам. Сама Святая Троица есть не только Монархия Отца, но и Собор равночестных Ипостасей, сообща творящих мир, сообща правящих миром, сообща промышляющих о мире. Естественно, и мы должны брать пример с этого наивысшего Образца, «небесное благоустройство изображать на земле».

В чём суть христианского коммунизма? Должен ли он быть принудительным и всеобщим? На эти вопросы мы ответим по мере разбора остальных аргументов антикоммунистов.

 

Аргумент 2. Христос отказался делить наследство братьев (Лк. 12.13-14). Значит, и мы не должны заниматься дележом, а должны принимать имущественное неравенство как данность, все наши помыслы устремляя к стяжанию любви к Богу и ближнему. 

Этот аргумент близок по смыслу к первому. Но если мы задумаемся, то на вопрос: «почему Христос отказался делить наследство братьев» можно дать совершенно разные ответы. Если мы слепо повинуемся Христу, как рабы, то, конечно, можно заключить, что Господь просто запретил нам думать о земном, повелевая думать лишь о небесном. Похоже, что к такому взгляду и склоняются сторонники данного аргумента. Но из других евангельских и ветхозаветных источников ясно, что Господь вовсе не запрещает нам думать о земном. Не Он ли повелел первым людям: «Плодитесь и размножайтесь, и населяйте землю и обладайте ею» (Быт. 1.28)? И Адаму Господь повелел «возделывать и хранить Едемский сад» (Быт. 2.15). Как же можно возделывать и хранить Едемский сад, «обладать» землёю, совсем не думая, как её обустроить, как организовать хозяйство? И как разделить «обладание землёй» между людьми? Если же мы повинуемся Христу не слепо, а разумно, как дети, всегда имеющие право спросить отца «почему?», то тогда приходит на ум совершенно другое объяснение поступка Спасителя: Он хотел, чтобы братья сами, полюбовно, решили между собой как им разделить наследство. Приказ Отца, конечно, имеет вес, но он в то же время породил бы зависть между братьями и ропот на Отца. Братья так и не смирились бы со своим жребием, и цель Отца – научить детей любви – была бы не достигнута.

Хочется отметить, что именно такое толкование эпизода с наследством братьев даёт выдающийся русский богослов, собиратель святоотеческих толкований на Четвероевангелие М. В. Барсов / 2 /

Слава Богу, что Он даровал нам свободу, даровал и разум для понимания Его благой воли, которой мы можем свободно следовать!

 

Аргумент 3. Существование имущественного неравенства – это возможность различного проявления любви между людьми, милостыни богатых к бедным и благодарности бедных богатым. 

Итак, имущественное неравенство должно существовать для того, чтобы богатые могли благотворить бедным, а бедные – благодарить богатых. При этом само по себе систематическое страдание бедных не принимается во внимание. Равно как и развращённость богатых. Ну, допустим, страдания бедных могут послужить к их спасению – это ещё можно понять и с этим согласиться. Хотя часто бывает, что страдания только усугубляют ропот на Бога. Не все люди такие сильные, как праведный Иов. Но вот развращённость богатых уж точно никак не поспособствует их спасению! Этот тезис даже не нужно обосновывать ссылками на Священное Писание, он самоочевиден. Правда, сторонники этого аргумента говорят, что богатым дана от Бога ответственность, налагаемая на них этим богатством. Но скажите на милость, где в реальной жизни вы видели, чтобы богатые были ответственны перед Богом и людьми за свое богатство? Нет, они думают в основном о том, как свое богатство сохранить и приумножить, вместо заботы о народе строят себе виллы и покупают яхты, изощряются в развлечениях, а то и ещё хуже – стремятся поделить между собой мир и полностью подчинить его своей власти. Причём, наверху этой пирамиды богатых людей мира происходит, как правило, уже полный отход от веры, увлечение масонскими игрушками вплоть до принятия антихристианской идеологии и морали. Это что — ответственность перед Богом? Скорее, это полное отсутствие страха Божия… Конечно, не все богатые таковы, есть и более или менее благочестивые, но чем они лучше тех бедных, которые по их милости терпят страдания? Сторонники данного аргумента считают, что достаточно обременить богатых лишь небольшой милостыней, и всё будет хорошо. Но неужели ради возможности совершать эту немощную, вымученную, относительную милостыню мы будем принимать за идеал такое уродливое общество, в котором одни страдают, а другие наслаждаются? Неужели не очевиден аморализм подобного взгляда на вещи?

Как верно пишет выдающийся современный богослов Н. В. Сомин, один из немногих, кто серьёзно и глубоко изучает учение Церкви о собственности, получается, что сторонники разбираемого аргумента хотели бы навсегда закрепить благоденствие богатых и страдание бедных. А зачем? Всего-навсего затем, чтобы удовлетворить душевную потребность богатых в милостыне. «Чтобы возлить елей, они хотели бы сначала изранить человека», — точно подмечает Сомин. / 3 /

Каждому христианину, не утратившему живой веры и совести, подобная установка должна быть противна. И по мысли великого учителя Церкви Иоанна Златоуста, милостыня, столь необходимая в нашем падшем мире, сделается ненужной в Царствии Небесном. / 4 /

Проблему взаимоотношений богатых и бедных можно рассмотреть и в другой плоскости: в плоскости нашего распоряжения талантами и дарованиями Божиими. Очевидно, что богатому гораздо легче добиться всего в жизни – приобрести здоровье, развить таланты. Бедный просто не может развить свои таланты, потому что всё его время уходит на суровую борьбу за существование. Возникает вопрос: кто ответит перед Богом, если мы задушим те таланты, которые Бог дал бедным?! Или у нас должно быть кастовое общество, к чему сейчас, кстати, и призывают некоторые зарвавшиеся политиканы? Опять мы видим полную несовместимость подобного взгляда не только с Христианством, но даже с простой человечностью.

К сказанному следует добавить, что и бедные люди могут подавать милостыню, что случается, кстати, очень нередко. Всем известная «лепта вдовы», которую Господь оценил выше всех пожертвований богатых, — лучшее тому подтверждение.

Что же касается первой части рассматриваемого аргумента (о возможности различного проявления любви между бедными и богатыми), то он опять-таки выглядит очень странно. Разве люди с равным достатком не имеют такой возможности? Вот простой пример из жизни: два богатых (или два бедных) человека идут вместе по улице, один поскользнулся, упал и сломал руку. Другой оказал ему первую помощь, довёз до больницы, поухаживал за ним, ещё и семье его помог деньгами в трудное время. Помолился за него, наконец. Смотрите, сколько возможностей различного проявления любви в одном только случае! Как известно, в реальной жизни горя и страданий столько, что только успевай творить добрые дела… А вот наличие в обществе бедности и богатства скорее усложняет, отягощает и без того сложную и тяжёлую жизнь, наполняет её дополнительными страданиями.

Сторонники аргумента о «милости богатых и благодарности бедных», по-видимому, не могут рассмотреть эту проблему до конца и понять, что бедный, пока не насытится, не будет искренне благодарить богатого, но напротив, будет его осуждать; богатый же, пока полностью не раздаст своего богатства, не будет вполне милостив к ближнему. Таким образом, обе стороны согрешают, и следовательно, такое общество никак не является идеалом. На поверку идеалом является именно коммунизм – такое общество, где нет богатых и бедных, где все свободно отдали свои имущества друг другу. Мы прекрасно знаем, что таковым обществом была первохристианская община Апостола Иакова.

Об этой общине русскими богословами (в основном, XIX – начала XX вв.) написано море литературы. При этом большинство авторов считает, что первохристианский коммунизм не имеет нормативного значения для всех, и более того – что в первохристианской общине не было коммунизма как такового, а была лишь «касса взаимопомощи». Однако, обе эти мысли нельзя признать верными. Вспомним классический евангельский эпизод с богатым юношей (Мф. 19.16-26, Мк. 10.17-27). Господь говорит юноше: «… если хочешь быть совершенным, продай имение твоё и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.» (Мф. 19.21). Вроде бы, да, Господь здесь говорит не о всех людях, а только о тех, кто «хочет быть совершенным». Но в том-то и дело, что к совершенству Он призывает всех: «Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный» (Мф. 5.48).

Всё Евангелие есть проповедь совершенства. Оно труднодостижимо, но от этого вовсе не перестаёт быть идеалом! Точно так же и первохристианский коммунизм, будучи вершиной на пути достижения людьми «правды Царства Божия», является для нас негаснущим маяком, идеалом общественного устройства. Вот что пишет о первохристианской общине Свт. Иоанн Златоуст:

             «Это было ангельское общество, потому что они ничего не называли своим… Они отказывались от имущества и радовались, и велика была радость, потому что приобретённые блага были больше. Никто не поносил, никто не завидовал, никто не враждовал, не было гордости, не было презрения; все как дети принимали наставления, все были настроены как новорожденные… не было холодного слова: моё и твоё; потому радость была на трапезе.» / 5 /.

Что же касается второй мысли – о «кассе взаимопомощи», то это по меньшей мере искажение действительности. Как свидетельствуют «Деяния», Апостолы не просто помогали друг другу своими сбережениями, но именно продали свои имения и обобществили свои имущества:

«Все же верующие были вместе и имели ВСЁ ОБЩЕЕ. Ипродавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого.»(Деян. 2.44-45).

Да, производственного коммунизма в общине Апостола Иакова не было. Как отмечает выдающийся богослов XX столетия Ф. В. Карелин, производство  первохристианам не удалось наладить в основном по причине гонений, однако коммунизм потребительский у них, несомненно, был. При этом очевидно, что это не просто касса взаимопомощи, но нечто гораздо большее, ибо Апостолы не имели никакой собственности и вообще никакой отдельной жизни за пределами общины. А коммунизм производственный явился у христиан впоследствии – в опыте общежитийных монастырей. Что же касается такого коммунизма, который был бы не монашеским, а семейным, и притом не потребительским, а производственным, то такого коммунизма в истории практически ещё не было, разве что в масштабе небольших общин (таковы были, например, русские общины старообрядцев). Не пришло ли время христианского производственного коммунизма, призванного хотя бы и при кончине мира явить всему человеческому роду пример праведного общества?

Но как же должно быть организовано производство и потребление в христианской общине, как должны распределяться средства в коммунистическом обществе вообще? Попробуем ответить на этот вопрос в самом общем его виде.

Разумеется, никто не призывает к скрупулёзному высчитыванию и уравниванию доходов людей до копейки. Поэтому все выступления  антикоммунистов против «уравниловки» — это борьба с ветряными мельницами. Коммунистический принцип — не в этом, а в том, чтобы создать общество, где будет править человечность и любовь. Каждому по потребностям – вот каким должно быть распределение средств в коммунистическом обществе. При этом речь идёт не о выдуманных потребностях, не о наших бесконечных «хочу», а о потребностях реальных. Ясно, что многодетной семье нужно больше средств, чем семье с одним ребёнком, больному человеку нужно больше, чем здоровому, и т. д. Но ведь этот принцип, провозглашённый Марксом, за 18 веков до него был осуществлён в той самой первохристианской общине Апостола Иакова, ибо раздаяние «потребностей» в этой общине совершалось «СМОТРЯ ПО НУЖДЕ КАЖДОГО» (Деян. 2.45). На этот факт давно уже обратил внимание упомянутый выше Ф.В.Карелин, и никто из многочисленных противников христианского коммунизма этот факт не опроверг.

И если истинный коммунизм таков, то где же в таком случае православные противники коммунизма увидели противоречие между ним и Христианством? Просто дело в том, что исторически к коммунистической идее примешивалось много инородных, уродливых идеек (идея обобществления жён, идея смешения рас и народов, пролеткульт и другие), которые ничего общего с коммунизмом как таковым не имеют. Вот эти-то примеси, в сочетании с атеизмом и волей к насилию, с яростным разрушением храмов и массовыми убийствами верующих, и сформировали у православных людей стойкую неприязнь к коммунистической идее.

 

Аргумент 4. Попытки коммунистического переустройства общества ведут к большому кровопролитию, и вообще они диктуются завистью или гордостью реформаторов. Наше дело – принимать всё со смирением, молиться за мир, не нарушая естественного хода истории, развития стран и обществ. Зло побеждается только добром, и окончательная победа над злом под силу только Христу, поэтому любые попытки насильственной переделки людей и общества – утопия. 

Этот аргумент (точнее – комплекс аргументов) является самым серьёзным. Его можно назвать «духовным», основанным на традиционных нравственно-аскетических воззрениях Церкви. Большинство православных богословов минувших столетий, рассуждая на эти темы, так или иначе поддерживали этот довод. И всё же, несмотря на серьёзность этого аргумента, насыщенность его духовной и исторической правдой, он является верным лишь отчасти. Чтобы понять это, начнём с последнего тезиса. Да, окончательная победа над злом под силу только Христу. Но разве из этого следует, что мы не должны бороться со злом – как в недрах собственной личности, так и в окружающем нас обществе? Разве не должны мы быть соработниками Христу в деле нашего спасения? Сказано: «… Царство Божие силою берётся, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11.12). И ещё сказано: «Кто не собирает со Мною – тот расточает» (Лк. 11.23). Друзья ли мы Христу, или мы те самые рабы, которые зарыли в землю свои таланты, не желая трудиться для их приумножения? А если мы всё-таки друзья Христу, то почему мы не можем помогать Ему нашими маленькими усилиями в деле преображения мира? Некоторые оппоненты христианского коммунизма ссылаются на притчу Господа о пшенице и плевелах (Мф. 13.24-30). Дескать, до самой кончины мира среди людей будут «плевелы», и рай наступит только тогда, когда грех будет полностью побеждён, когда плевелы будут сожжены. Ну, а почему собственно мы вообразили, что «плевелы» — это кто-то другой, а не мы сами? Есть ведь между нами и более достойные… И вот с этих-то более достойных мы и должны брать пример! Если бы святые рассуждали по нашей греховной логике, они, вместо того, чтоб уходить в пустыни, молиться и поститься, жили бы себе спокойно, в умеренном благочестии, и дожидались бы Царствия Небесного, заранее почивая на лаврах от сознания, что они добропорядочные христиане. Но в том-то и дело, что святые боялись и любили Бога, и потому искали Его ежедневно и ежечасно, стремились угодить Ему во всём, не зарывая в землю свои таланты, но усердно трудясь для их приумножения.

Очень велик соблазн – считать себя спасёнными. Пребывать в Церкви и ничего не делать. Но ведь мы же причащаемся Святых Христовых Таин! – скажут многие. Да, это великая заповедь Божия, и хорошо, если мы её исполняем. Но никогда не надо забывать, что причаститься можно не только во спасение, но и во осуждение. Так учит Церковь. И потому надо действительно исполниться страхом Божиим, который есть начало премудрости, чтобы этот страх научил нас всегда искать Бога, а не себе угождать.

Итак, залог нашего спасения – в каждодневном приложении усилий, в упорном поиске Бога и Его правды. Но как же быть, если другие не хотят жить по-христиански? Здесь возникает проблема насилия. Насилие христианин применять не может. Что же тогда делать: совсем уйти от мира, создавая лишь свои маленькие общинки? Но не означает ли это отдать мир во власть сатаны? И не будем ли мы отвечать перед Богом за свое нерадение, неумение строить диалог с людьми, проповедовать правду Христову? Думается, что будем отвечать. И если Бог даёт нам уникальную возможность такой проповеди в виде христианской власти в стране, то думается, что некоторая степень насилия здесь как раз уместна и необходима. Насилие ведь бывает разным. Одно дело – убийство и грабёж, и совсем другое дело – увещевание и наставление, принуждение к добру законодательными мерами, создание в обществе соответствующей моральной атмосферы и идеологии (прославление идеалов общинности, жертвенности, взаимопомощи, осуждение сребролюбия, неумеренного потребления и разврата). Опытные духовники и педагоги говорят о том, что нет воспитания без насилия. Это касается воспитания детей, но это же касается и воспитания граждан. Быть может, кому-то эти рассуждения покажутся наивными, но, как ни странно, другого пути в Царствие Небесное у нас нет.

Классовая вражда и ненависть – это тоже грех. Мы не должны ненавидеть богатых, но должны относиться к ним как к заблудшим братьям. Наша вражда, наши злые чувства ощущаются ими на расстоянии, и создают непреодолимые препятствия для их исправления. Поэтому наш путь – терпеливая проповедь, в сочетании с мерами государственного воздействия на богатых (к таковым может относиться, например, обязанность богатых, чей доход превышает определённую сумму, отчислять часть своих средств на социальные цели: помощь бедным, медицина, природоохранные мероприятия и другие общественно полезные цели). Что касается зависти, на которую указывают сторонники разбираемого аргумента, то они, как видно, опять плохо понимают суть дела. Если мы завидуем богатым, это означает, что мы мыслим в тех же самых категориях, что и богатые, т.е. для нас накопление богатств является главной ценностью. Тогда как главной ценностью для нас является стяжание любви к Богу и ближнему, жизнь по Евангелию, построение праведного общества. А про богатство мы знаем, что оно, напротив, убивает душу.

Сторонники «непротивления злу насилием» почему-то не возмущаются, когда мы противимся любому частному злу:  например, заступаемся за девушку, которую пытаются изнасиловать, или останавливаем вора, защищаем слабого от избиения, и т. д. Но вот когда мы пытаемся навести порядок в обществе, это вызывает протесты и осуждение. Почему? Видимо, потому, что присутствует подсознательное убеждение: частная собственность священна. Но где это сказано? И кто «освятил» частную собственность? Давно замечено, и не нами, что во всем Новом Завете не найдётся ни одного текста, благословляющего частную собственность. Зато там много других текстов, говорящих о стяжании богатств как о зле. Ниже мы будем говорить об этом подробно. Так в чем же тогда дело?

Хорошо, — говорят противники коммунизма, — допустим, существующее общество весьма несовершенно. Но как определить, кто сколько должен получать в справедливом обществе: сколько должен получать министр, академик, инженер, директор завода, писатель, рабочий, врач? Да, невозможно это определить, но это лишь потому, что люди сами всё запутали, далеко уйдя в своей жизни от простых евангельских идеалов. Между тем, на этот вопрос Церковь уже давно дала ответ устами Апостола Павла: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь.» (2 Фес. 3.10). Думается, что эта норма имеет целью не только наказать лень и поощрить трудолюбие, но и показать нам, что у члена здорового христианского общества не должно быть материальных излишков. Есть что кушать и во что одеться – и довольно с тебя. Потому что зачем излишки тому, кто хочет служить Богу? И эта мысль полностью согласуется с неоднократными свидетельствами Священного Писания, что «корень всех зол есть сребролюбие» (1 Тим. 6.10), что «удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие » (Мк. 10.25), что «не можете служить Богу и маммоне» (Лк. 16.13). Тут важно даже не количество богатства, а важен сам вектор наших мыслей – направлен он на ещё большее обогащение или на пожертвование своим имуществом вплоть до полной раздачи. Недаром Спаситель говорит: «Как трудно надеющемуся на богатство попасть в Царство Небесное!» (Мк. 10.24).

Одной из психологических причин неприятия некоторыми христианами идеи коммунизма является наличие в обществе таких пороков как лень и пьянство. (Быть может даже, что эта причина является главной, но не всегда осознаваемой) Вот, я вкалываю в поте лица, а мой сосед – лентяй и пьяница, — негодуют люди, — почему же он должен получать столько же? Где же тут справедливость? Да, справедливости тут нет, но есть   милосердие, которое, как известно, выше справедливости и о котором вроде бы помышляют христиане-антикоммунисты. И если уж совершенного милосердия никто из нас вместить не может, то в таких случаях человека всё-таки спасает община. В одиночку такой человек может просто погибнуть – покончить с собой, например. А в общине, где всё на виду и люди друг друга знают, ему не дадут пропасть. Кроме того, в настоящей христианской общине, окормляемой мудрыми пастырями, всегда найдутся способы педагогического воздействия, духовного и медицинского врачевания указанных пороков. В конце концов, можно давать такому человеку лишь небольшую милостыню, способную поддержать его чисто физически, пока он не исправится.

 

АЗ ЕСМЬ ИСТИНА, ПУТЬ И ЖИЗНЬ, — говорит Господь (Ин. 14.6). Путь, по которому должна пойти христианская цивилизация (если она воистину хочет стать христианской) можно назвать «экономикой любви» / 6 /. Это путь милостыни богатых к бедным, но не той жалкой милостыни, когда богатый уделяет бедному крохи, а путь ЩЕДРОЙ милостыни, который заканчивается всеобщим имущественным братством. Святые люди всегда находили пути служения Богу и ближнему, материально ограничивая себя до предела. Они знали, что «где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6.21). Ну, так это же святые! – воскликнет читатель. Да, как выясняется, коммунизм возможен только при нашем стремлении к святости, нашей готовности пожертвовать богатством ради благополучия других. Именно в этом сущность коммунизма по Христу, а не в том, чтобы согнать людей в одно стадо, полностью лишив их какой-либо личной инициативы и запретив им личное творчество, что вполне справедливо не нравится людям.

Возможно ли такое святое общество на земле? Большинство православных христиан считает такое общество утопией. Но ни одного серьёзного обоснования этой мысли не находится. Притча о пшенице и плевелах говорит не о том, что святое общество на земле невозможно, а лишь о том, что «плевелы» будут ему мешать. Но ведь плевелы мешают каждой человеческой душе, увлекая её со спасительного пути в погибель, и, тем не менее, Церковь явила сонмы святых, преодолевших в себе грех! Почему же невозможна святость общественная? В последние времена испытания для христиан будут столь велики, что перед лицом этих испытаний (всемирная власть антихриста) христиане отбросят все свои ничтожные амбиции и, поддерживаемые благодатью Божией, объединятся по примеру Апостолов в новую, только уже гораздо большую по масштабам общину. Не надо забывать о том, что Бог не даёт людям испытаний, превышающих их силы. И что наряду со всеми ужасами и соблазнами последних времён (гонения от антихриста, чудеса лжепророка, антиевхаристический культ, повсеместное торжество греха) будут явлены и великие силы Божии: проповедь Еноха и Илии на земле, воскресение Преп. Серафима и его проповедь всемирного покаяния, дивный покров Царицы Небесной над Дивеевской обителью (так что и антихрист не сможет в неё войти), и многое другое. / 7 / Так что «нет нам дороги унывать», как любил повторять Преп. Серафим.

 

Вернёмся к вопросу о сущности христианского коммунизма.

Анализируя капиталистическую и социалистическую модели общественного устройства, Ф. В. Карелин формулирует следующий фундаментальный тезис: «Социализм – это единственная из социально-экономических формаций, которая ЭКОНОМИЧЕСКИ ЗАИНТЕРЕСОВАНА В ДОБРОДЕТЕЛИ» / 8 /. И действительно, если люди вдруг возымеют твёрдое намерение жить по Евангелию, то все станут добросовестно трудиться, справедливо распределять и умеренно потреблять, и тогда социалистическое хозяйство расцветёт! А что касается системы капиталистической, то она, наоборот, прекратит своё существование, т. к. она построена на экономической эксплуатации греха (алчности предпринимателей и развращённости потребителей). Всеобщая нравственная евангелизация вызовет прекращение в таком обществе конкурентной борьбы и классовой эксплуатации, а также падение спроса в таких сферах производства, как индустрия роскоши, индустрия развлечений и т.п., вследствие чего подобное общество просто перестанет существовать. Приведённое наблюдение должно являться для христиан неоспоримым аргументом в пользу социалистического устройства общества. Ибо капитализм без греха существовать не может, социализм – не может прожить без добродетели. Кроме того, капитализм подразумевает жестокую эксплуатацию природы (и даже современные природоохранные технологии тут не помогают), в силу того, что непрестанно разжигается жажда потребления. Как отмечал Ф. В. Карелин, лежащий в основе современной цивилизации глубоко порочный принцип удовлетворения непрестанно растущих потребностей (отчасти этот принцип завоевал свои позиции и в бывшем у нас социалистическом обществе) должен быть заменён принципом разумного воздержания.

Как же будут распределяться средства на путях созидания христианского коммунистического общества? По-видимому, богатство просто отомрёт само собой. Христиане, обладающие имущественными излишками, найдут способ избавиться от своего богатства: построят храмы, больницы, культурные центры, направят средства на освоение пустующих земель, на улучшение экологии, просто поделятся своими квартирами и дачами с другими семьями, вылечат онкобольных, и т. д. Нет никакого сомнения, что страны выйдут из всех своих кризисов, т. к. средства будут тратиться не на то, без чего любой нормальный человек легко может обойтись (роскошь, развлечения, сотни никому не нужных видов спорта, безумные эксперименты науки), а на то, что действительно нужно для счастливой и плодотворной христианской жизни. Перечисленные выше способы благотворения богатых обществу, как мы знаем, имели место всегда. Царская Россия прославилась множеством меценатов, таких как Демидовы, Морозовы, Мамонтовы, Третьяковы, Рябушинские, Строгановы. Однако, бОльшую часть своих накоплений богатые люди тратили всё-таки не на других, а на себя или на своё дело. В этом коренное отличие их жертвы от жертвы совершенной. Вспомним «лепту вдовы», которая в очах Божиих больше всех пожертвований богатых — именно потому, что вдова положила в сокровищницу «всё, что имела, всё пропитание своё» (Мк. 12.44). И богатому юноше Господь сказал так: «Если хочешь быть совершенным, продай ВСЁ ЧТО ИМЕЕШЬ и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною, взяв крест.» (Мф. 19.21). Не часть имения надо раздать, но ВСЁ ЧТО ИМЕЕШЬ. Только тогда ты получишь духовную свободу и сможешь истинно служить Богу. Об этом же с необыкновенной категоричностью говорит (только не в духовном, а в нравственном ключе) великий проповедник христианского коммунизма Свт. Иоанн Златоуст:

«Только тогда ты оправдаешься, когда ничего не будешь иметь, когда ничем не будешь владеть; а пока ты что-нибудь имеешь, то хотя бы ты дал тысячам людей, а остаются ещё другие алчущие, нет тебе никакого оправдания.» /  9  /

Один из моих оппонентов утверждал, что призывы Златоуста имеют характер нравственный, а не социально-реформаторский. Но это противопоставление не имеет никакого смысла и говорит лишь о том, что его приверженцы не способны различить в человеческой деятельности личное и общественное. Существование общества – это такая же реальность, как и существование личности. И «социальное реформаторство» точно так же может быть нравственным, как и «реформа» своей души. На уровне личности мы должны творить частное добро нуждающимся, на уровне общества – проводить благие социальные реформы, устанавливать справедливый, христианский общественный строй. Возможно, мой оппонент хотел указать надобровольность милостыни. С этим принципом мы не спорим. Но в то же время очевидно, что милостыня необходима для нашего спасения. Точно так же необходимо и преображение общества, которое и является тем самым «социальным реформаторством», так смущающим критиков коммунистической идеи. Повторюсь: эти «реформы» не должны проводиться как некое насилие сверху, они должны происходить естественно – под действием благодати Божией на сердца богатых. В то же время несомненно, что христиане, оказавшиеся у руля власти, могут и должны подталкивать богатых к таким реформам.

Нарисованная картина преображения общества кажется нам всем невероятной. Но, как ни странно, она необходима, а потому рано или поздно сбудется. Может быть, в процессе апокалиптических потрясений на земле, может быть, отчасти и раньше. Так или иначе, земная история человеческого рода должна завершиться возникновением на земле праведного общества. В противном случае история не имеет оправдания. Почему это так? Потому что история имеет не только личное, но и общественное измерение. На уровне личности человек сумел достичь святости, на уровне общества – всё ещё нет. Христиане слишком любят говорить о приоритете духовного над телесным, материальным. Но при этом удивительным образом не замечают, что телесность как раз и дана нам для того, чтобы научиться друг друга любить. Без материальной жизни мы бы не чувствовали ни свою нужду, ни нужду своего ближнего, и следовательно, невозможно было бы совершенствование духовное. Наше тело – это великое напоминание о единстве человеческого рода, о том, что можно и нужно любить ДРУГОГО, несмотря на то, что он другой.

Разве могут быть случайными  слова из Нагорной проповеди, которые называют третьей заповедью блаженства: «Блаженны кроткие, ибо они НАСЛЕДУЮТ ЗЕМЛЮ». (Мф. 5.5)? Какую же землю наследуют кроткие? По-видимому, ту самую, о которой сказано в Откровении Иоанна Богослова: «И увидел я новое небо и НОВУЮ ЗЕМЛЮ, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет» (Откр. 21). Об этой же земле говорит и Апостол Пётр: «мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и НОВОЙ ЗЕМЛИ, НА КОТОРЫХ ОБИТАЕТ ПРАВДА» (2 Петра 3.13). Праведное общество, к которому мы все должны стремиться, будет как бы мостиком от нашей земной жизни к жизни на новой земле. И эта мысль полностью согласуется с общепринятым в Христианстве убеждением, что земная жизнь  есть подготовка к вечности. Как мы можем войти в вечность, будучи к ней неготовы, не имея на себе брачной одежды?

Несколько слов о том, когда и как может возникнуть на земле праведное общество. Глубокое осмысление этого вопроса на основании истолкования пророчеств Апокалипсиса сделано Ф. В. Карелиным. Он указывает на то, что среди прочих пророчеств об антихристе в Откровении содержится и пророчество о победе антихриста над святыми: «И дано  было ему вести войну со святыми и победить их. И дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем.» (Откр. 13.7). О какой войне и победе здесь может идти речь? – задаёт вопрос Ф. В. Карелин. И отвечает:

«Если допустить, что в приведённом тексте речь идёт о победе духовной, то тогда текст окажется поражённым внутренним противоречием: того, кто будет духовно побеждён антихристом, Пророческое Слово не может именовать святым. Напротив, хорошо известно, что Откровение Иоанна Богослова нарочито подчёркивает ту несомненную для христиан истину, что святость обуславливается духовной победой.

«Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам:побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия… Побеждающий не потерпит вреда от второй смерти…Побеждающему дам вкушать сокровенную манну и дам ему белый камень и на камне написанное новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает…» (Откр. 2.7-28)…

«Побеждающий наследует всё, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном». (Откр. 21.7)»

Таким образом, в разбираемом пророчестве речь может идти только о победе военной. Но если так, то из этого следует, что… во времена антихриста на Земле будет существовать особая духовно-политическая реальность, отличная от всех прочих – царство святых (которое станет на пути антихриста), т. е. та самая агиократия, о которой в той или иной форме пророчествовали все религиозные мыслители Земли Русской.» / 10 /

От себя можем добавить, что о духовном расцвете на небольшое время, предшествующем появлению антихриста, пророчествовали и некоторые святые: Преп. Серафим Саровский, Свт. Феофан Полтавский, Преп. Анатолий Оптинский, Преп. Лаврентий Черниговский, Преп. Аристоклий Афонский. При этом в большинстве пророчеств центром такого расцвета называется Россия, и упоминается о даровании ей нового царя, помазанника Божия.

Что же касается слов о «победе» антихриста над святыми, то думается, что это пророчество не носит фатального характера. Покаяние ниневитян, в результате которого Бог отменил свой приговор над Ниневией (о чём также пишет Ф. В. Карелин), должно научить нас тому, что у Бога нет предопределения ко злу, и что покаяние может изменить сам ход истории. Преподобному Серафиму Царица Небесная обещала, что в пределы Дивеевской обители антихрист никогда не войдёт. Если мы будем усердны в покаянии и исправлении нашей жизни, то не пожелает ли Божия Матерь раздвинуть пределы этой территории до размеров всей России и дружественных ей славянских государств?

 

Аргумент 5. Коммунисты проповедуют всеобщее равенство, но это противоречит самой природе и Божиему замыслу, ибо люди уже от рождения различаются по своим талантам и способностям.

Выше мы уже затрагивали вопрос о талантах и дарованиях Божиих. Теперь нам надлежит рассмотреть эту проблему более пристально.

Да, на первый взгляд приведённый тезис верен. Но лишь на первый. Как известно, любой талант можно развить. Музыкальные данные, чувство языка, абстрактное мышление, математические способности, весь комплекс творческих способностей человека. Современная наука установила, что и объём мозга у человека увеличивается при определённых условиях, возникают новые нейронные связи, соответственно, развиваются и все познавательные, мыслительные и творческие способности. А что нужно для развития всех этих способностей и талантов? Нужны хорошие условия жизни: хорошее и разнообразное питание, хорошая медицина, благожелательная атмосфера, неперегруженность работой, вцелом более тонкое и гармоничное развитие. Если человека держать «в чёрном теле» -  плохо кормить и заставлять много работать, да ещё и не оставлять ему времени на другие занятия – вырастет из него хороший музыкант, живописец? Едва ли. Таким образом, богатые люди, изначально имеющие доступ ко всем вышеуказанным благам, оказываются изначально же в более выгодном положении. Равенство создать невозможно, но можно и нужно создать РАВНЫЕ УСЛОВИЯ для людей. Всё остальное зависит уже от самого человека:  если человек лентяй, то из него ничего не вырастет, если он трудолюбив – из него вырастет очень многое. А если богатые не хотят создавать для людей равные условия, то такой общественный строй следует признать людоедским! Чего же удивляться после этого, что произошла Революция, что большевики залили кровью Россию? Не сами ли виноваты в этом те, кто вопреки правде Божией тысячу лет ревниво оберегал этот внешне христианский, а по сути бесчеловечный общественный строй? Разумеется, осуждая этот строй вцелом, я прекрасно понимаю, что отдельные его представители (такие, например, как царь Александр II, освободивший крестьян), были достойными людьми, делавшими реальные шаги на пути его исправления в соответствии с Евангелием.

Вековое имущественное расслоение народа породило ситуацию, когда большинство талантов происходило из обеспеченных семей (такие самородки как Михайло Ломоносов – это один случай из тысячи). И этот факт, кстати говоря, на тонком подсознательном уровне вполне мог создать иллюзию, что богатые – это вообще люди более достойные, светлые, богоизбранные. И что бунтовать против них – это богоборчество. Один из моих оппонентов прямо утверждал, что, бунтуя против богатых (речь идёт, разумеется, не о каких-то политических действиях, а о моём внутреннем протесте против богатых и богатства), я тем самым бунтую против «установленной Богом иерархии». Но позвольте! Что это за иерархия богатых и бедных, якобы установленная Богом? Я знаю иерархию в Церкви – это Богом установленная иерархия. Есть иерархия в государстве – она называется Монархией. Она тоже установлена Богом, ибо царь – помазанник Божий. Сказано также: «существующие власти от Бога установлены» (Рим. 13.1). ВЛАСТИ, но не богатство! А вот «иерархия» богатых и бедных Богом нигде и никак не установлена. Это есть греховное извращение человеческих отношений, которое Богом благословлено быть не может, но может быть только ПОПУЩЕНО. И утверждать, что подобные отношения между людьми установил Бог – по-моему, означает хулить Бога.

Так что стоит приложить усилие и подумать, как вся эта картина ложного «достоинства» богатых рассыпается в прах.

«Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих, ибо говорю вам, что ангелы их на небесах всегда видят Лице Отца Моего Небеснаго.» (Мф. 18.10)

Тысяча лет «презрения», материального и духовного угнетения крестьян, а затем и рабочих, не перевесит ли семидесяти лет советского режима со всеми его репрессиями, лагерями и голодоморами? Не говоря уже о том, что в массовые репрессии против русского народа в советский период внесли свой весомый вклад евреи, занимавшие большинство постов во всех властных структурах. Сегодня это уже доказанный факт. Ненавидя Православие как своего конкурента в плане богоизбранности, евреи целенаправленно уничтожали храмы, русскую культуру, генофонд русского народа. Так что огульно обвинять коммунистов во всех трагических феноменах советского периода совершенно неверно.

Как это ни парадоксально, но советский коммунизм, несмотря на воинствующий атеизм и гонения на Церковь, по своему социальному укладу оказался обществом более христианским, чем общество дореволюционное. Всеобщее и бесплатное образование, бесплатная медицина, создающие для людей действительно равные возможности, ярко это засвидетельствовали. Повторяю ещё раз, дабы не навлечь на себя гнев ревнителей аргумента об искании Царства Божия: не в БЛАГОСОСТОЯНИИ дело (благосостояние советского общества было как раз-таки на низком уровне), а в РАВНЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ для людей. Несомненно, этот принцип – христианский, и составляет неотъемлемую часть «правды Царства Божия». Что же касается различных несправедливостей, бюрократии, казнокрадства и коррупции чиновников, то в царской России всего этого было не меньше, чем в советской.

Нравственный и экономический выход из создавшегося к 80-м годам XX столетия тупика состоял в покаянии – прежде всего, в грехах цареубийства, разрушения храмов, убийств и преследований верующих. Отчасти это и произошло в последние десятилетия. Но, видимо, недостаточно. Чтобы понять всю трагичность совершившегося в 1917-18 гг., всю глубину подвига царской семьи, весь ужас последующих гонений, коммунистам, очевидно, надо прийти к Богу. А этого пока, к сожалению, не происходит, за редким исключением. Христианам же, со своей стороны, нужно понять, наконец, всю неправду их внутренней установки на защиту частной собственности и имущественного неравенства. Как уже было сказано выше, во всём Новом Завете не найдётся ни одного изречения Спасителя или Апостолов, благословляющего частную собственность. В то же время там достаточно много известных всем изречений, осуждающих богатство и стяжательство. Но может быть мы, по нашей духовной немощи, плохо понимаем смысл этих изречений? В этом случае наиболее естественно обратиться за разъяснением к святым отцам. И что же выясняется? А выясняется то, что большинство отцов,  рассуждающих о вопросах собственности и богатства, были «коммунистами» в христианском понимании этого слова, т. е. учили о безусловном нравственном преимуществе собственности общественной, о её соответствии замыслу Божию о человеке. Блестящее и всестороннее исследование, проделанное по данному вопросу Н. В. Соминым, не оставляет в этом никаких сомнений. Приведём лишь некоторые цитаты, собранные Соминым.

 

Василий Великий:

«Кто любит ближнего как самого себя, тот ничего не имеет у себя излишнего перед ближним… Поэтому чем больше у тебя богатства, тем меньше в тебе любви.»

«Но богатство необходимо для детей. – Это благовидный предлог любостяжательности: ссылаетесь на детей, а удовлетворяете собственному сердцу. Не вини невинного; у него есть свой Владыка, свой  Домостроитель; от другого получил он жизнь, от него ожидает и средства к жизни.»

«Скажи же мне, что у тебя собственного? Откуда ты взял и принёс с собою в жизнь? Положим, что иной, заняв место на зрелище, стал бы потом выгонять входящих, почитая своею собственностью представляемое для общего всем употребления; таковы точно и богатые. Захватив всем общее, обращают в свою собственность, потому что овладели сим прежде других…»

«Надобно иметь в братстве какую-либо собственность? Ответ: Сие противно свидетельствам об уверовавших в Деяниях, в которых написано: «ни един же что от имений своих глаголаше свое быти (Деян. 4.52). Посему кто называет что-либо своим, тот поставляет себя чуждым Церкви Божией и любви Господа, Который словом и делом учил полагать за друзей душу свою, а не только одно внешнее.»

Ефрем Сирин:

«В ком любовь, тот никогда ничего же не присвояет себе, ни о чём не говорит: «это моё», но всё, что ни есть у него, предлагает всемв общее употребление.»

Иоанн Златоуст:

«Он (богатый) становится благим, когда раздаёт своё богатство…, а до тех пор, пока сдерживает его при себе, он не бывает благим… Неимение денег служит признаком доброго человека.»

«Вам жаль, когда вы видите зверя, терзающего овцу, когда же вы терзаете сами кого-либо себе подобных, связанного с вами узами самой природы, то вы не видите в этом ничего недостойного, и ещё хотите слыть за людей!»

«Сребролюбие возмутило всю вселенную; всё привело в беспорядок; оно удаляет нас от блаженнейшего служения Христу: «не можете, говорится, Богу работати и маммоне» (Мф. 6.24), — потому что маммона требует совершенно противного Христу. Христос говорит: подай нуждающемуся, а маммона: отними у нуждающихся; Христос говорит: прощай злоумышляющим на тебя и обидящим, а маммона напротив: строй козни против людей, нисколько не обижающих тебя; Христос говорит: будь человеколюбив и кроток, а маммона напротив: будь жесток и бесчеловечен, считай ни за что слёзы бедных.»

«Невозможно разбогатеть тому, кто не делает несправедливости. На это и Христос указывает, говоря: «сотворите себе други от маммоны неправды». Но что скажешь ты, если кто-нибудь от отца получил наследство? Он получил собранное неправдою…  Можешь ли ты, восходя через длинный ряд поколений, доказать таким образом, что имущество это законно приобретено? Никак не можешь этого сделать. Напротив, начало и корень его непременно должны скрываться в какой-нибудь несправедливости.Почему так? Потому, что Бог не сделал одного богатым, а другого бедным.»

«Если желаешь оставить детей истинно богатыми, то оставь должником их Бога и Ему вручи своё завещание.»

«Разбойник не может избежать казни, ускользнуть от рук человеческих – богач не уйдёт от десницы Божией. Богач будет ввергнут в геенну, Лазарь возляжет на лоно Авраамово. Священное Писание учит нас, что вор не только тот, кто похищает чужое имущество, но и тот, кто не раздаёт того, что имеет.»

Амвросий Медиоланский:

«Стремясь увеличить свои богатства, скопить денег, приобрести в собственность земли, превзойти других богатством, мы совлекаем с себя образ справедливости.»

«Ничто не может быть несправедливее, неблагодарнее, сребролюбивее, как одному пользоваться своим имуществом.»

«Тогда как Господь Бог наш именно желал, чтобы земля была общим владением всех и всем служила своими продуктами, скупость, однако, распределяет права владения.»

«Бог велел всему родиться так, чтобы быть общей всем пищей, и чтобы земля была, так сказать, общим владением всех. Значит, природасоздала общее право, захват (usurpatio) – частное.»

«Земля – общее достояние всех, богатых и бедных; почему же вы, богатые, приписываете себе одним право собственности на неё? Природа, которая рождает всех бедными, не знает богатых…  Ты не даришь бедному из твоего, а возвращаешь ему из его же. Ибо ты захватываешь себе одному то, что дано в общее пользование всех. Земля принадлежит всем, а не богатым.»

 Феодорит Кирский:

«Обилие денег и преизбыточество преспеяний в добродетелипрямо между собой противоположны.»

Иоанн Лествичник:

«Стяжавший любовь – расточил деньги; а кто говорит, что имеет и то и другое, тот сам себя обманывает.»

Киприан Карфагенский:

«… что принадлежит Богу, то должно составлять общее достояние, и никто не должен быть лишаем участия в благодеяниях и дарах Его так, будто весь род человеческий не одинаково должен пользоваться благостию, щедростию и милостию Божественной. Так, одинаково для всех светит день, одинаково  сияет солнце, падает дождь, дует ветер, и сон у спящих один, и блистание звёзд и луны общее для всех. И если земной владелец, руководствуясь таким примером равенства, разделяет свои плоды и прибытки с братством, то он, становясь чрез безмездные щедрые подаяния общительным и справедливым, становится подражателем Бога-Отца.»

«Если мы любим Бога всем сердцем, то ни родителей, ни детей не должны предпочитают Богу… Грешит в Церкви тот, кто предпочитает себя и детей своих Христу, бережёт свои богатства… Чем больше у тебя семейство, тем более ты должен быть щедродательным.»

Иероним Стридонский:

«Хорошо сказал Он: «от неправедного » (Лк. 16.9); ибо всё богатство происходит от несправедливости, если один не потерял, другой не может найти. Поэтому мне кажется очень верной пословица: Богатый или сам несправедлив, или наследник несправедливого.»

«Богатство собирается неправдою».

Симеон Новый Богослов:

«Существующие в мире деньги и имения являются общими для всех, как свет и этот воздух, которым мы дышим, как пастбища неразумных животных на полях, на горах и по всей земле.

Таким же образом всё является общим для всех и предназначено только для пользования его плодами, но по господству никому не принадлежит.

Однако страсть к стяжанию, проникшая в жизнь, как некий узурпатор, разделила различным образом между своими рабами и слугами то, что было дано Владыкою всем в общее пользование.

Она окружила всё оградами и закрепила башнями, засовами и воротами, тем самым лишив всех остальных людей пользования благами Владыки.

При этом бесстыдница утверждает, что она является владетельницей всего этого, и спорит, что она не совершила несправедливости по отношению к кому бы то ни было.»

«… Имеющий отложенные деньги… виновен в потере жизни тех, кто умирал за это время от голода и жажды. Ибо он был в состоянии их напитать, но не напитал, а зарыл в землю то, что принадлежит бедным, оставив их умирать от голода и холода. На самом деле онубийца всех тех, кого он мог напитать.»

Лактанций:

«Любостяжание есть источник всех зол: оно происходит от презрения к истинному величию Божию… То, что прежде было в общем употреблении у всех людей, начало скопляться в домах у немногих. Чтобы других подвергнуть своему рабству, люди стали собирать себе в одни руки первые потребности жизни и беречь их тщательно, дабы небесные дары сделать своею собственностью, не для того, чтобы уделять их ближнему из человеколюбия, которого в них не было, но чтобы удовлетворять единственно своему  любостяжанию и корысти. После того, составили они себе самые несправедливые законы под личиною мнимого правосудия, посредством которых защитили против силы народа своё хищничество.»

Астерий Амасийский:

«Алчность – мать неравенства, она безжалостна, человеконенавистница, крайне жестока. Вследствие неё жизнь человеческая полна неправильностей: одни до отвращения пресыщены избытком своего имущества, подобно тому как изрыгают излишнюю пищу; другие же страдают мучимые голодом и нуждой.»

Блаженный Августин:

«… блаженны те, кто уготовляет место Господу тем, что не пользуется своей частной собственностью… Итак, воздержимся, братья, от владения частной собственностью  или от любви к ней, если не можем от владения,  и уготовим место Господу». / 11  /

 

Помимо приведённых авторов, среди противников частной собственности и богатства можно назвать Григория Богослова, Григория Нисского, Иустина Философа, Ерма (автора знаменитого «Пастыря»), Исидора Пелусиота, а из поздних святых – праведного Иоанна Кронштадтского, сказавшего такие слова:

«У нас в обществе великое заблуждение: богач думает, что богатство – его собственность. Хищнически захватили дары Божии в руки свои, сами пресыщаются ими и бедным не помогают.» / 12 /

В высшей степени печальная и поучительная картина: в то самое время как великий светильник Земли Русской свидетельствовал ту правду Царства Божия, о которой идёт речь в этой статье, большинство русских богословов (священники, профессора семинарий, церковные публицисты), словно не слыша его, писали свои произведения о Христианстве и социализме, в которых так или иначе, вольно или невольно, искажали евангельское учение. И ещё неизвестно, не повинны ли они отчасти в той страшной волне террора против Церкви со стороны большевиков, которая прошла по Русской Земле после революции. Скольких жертв, возможно, удалось бы избежать, если бы Церковь лучше знала своё собственное социальное учение!

Справедливости ради надо сказать, что не все отцы древней Церкви придерживались категоричных воззрений на собственность и богатство. Есть и более умеренный взгляд, заключающийся в том, что богатство само по себе не есть зло, а может даже быть инструментом спасения, важно только правильно им распоряжаться. Такого взгляда придерживался в основном Климент Александрийский. Но, как видим, «коммунистов» среди отцов древней Церкви гораздо больше.

 

Н. В. Сомин, рассматривая доводы святых отцов за общественную собственность, выделяет между ними нравственные, богословские иаскетические. Суть нравственных доводов – в том, что иметь у себя материальные излишки в то время как ближний нуждается – бесчеловечно. Но поскольку щедрая милостыня неизбежно приведёт к потере богатства, ибо на земле нет бесконечных богатств для всех, ясно, что итогом этой милостыни будет всеобщее имущественное братство. Отсюда же вытекает и очевидная нравственная норма: только труд даёт право на потребление. Суть аскетических доводов – в том, что богатство, во-первых, крепко привязывает человека к земному, делает его своим рабом, заставляя всё больше умножать его и всячески ему служить (например, обеспечивать его охрану – как юридическую, так и физическую), создавая тем самым иллюзию жизни, а на самом деле делая человека всё более алчным, склонным к разврату, жестоким и бессовестным; во-вторых, в том, что оно тем самым увеличивает пропасть между богатым человеком и Богом, между богатым и ближними его. Выходом из этого замкнутого круга, или «петли Златоуста», как называют изучающие творчество Святителя богословы, является отказ от богатства в пользу нуждающихся. Наконец, доводы богословские заключаются главным образом в том, что люди имеют одну общую природу, и, если бы не грехопадение, человечество было бы одной райской семьёй, совместно владеющей землёй и всеми её благами. Отсюда опять же следует вывод об обобществлении имуществ как христианском общественном идеале.

Святитель Иоанн Златоуст огромное значение придавал тому первохристианскому коммунизму, который был явлен в общине Апостола Иакова. Как известно, обобществление имуществ у Апостолов произошло сразу после Пятидесятницы, когда они приняли дары Духа Святаго, сошедшие на них в огненных языках. В Православии общепринято считать Пятидесятницу днём рождения святой Церкви. Отсюда для Златоуста возникает ещё один довод в пользу христианского коммунизма, который Н.В. Сомин называет экклезиологическим:

«Они (первохристиане) видели, что духовные блага общи и что никто не имеет больше другого, — и потому скоро пришли к мысли разделить между всеми и своё имущество.»

Н.В. Сомин верно указывает, что для Златоуста и других отцов древней Церкви практически не существовало разницы между понятиями богатства и частной собственности. В общине невозможно стяжать богатство, ибо всё общее и распределяется на всех. А самый помысл о богатстве так или иначе является следствием человеческого эгоизма, желания иметь больше, чем у других. Недаром Господь наказал смертью Ананию и Сапфиру, пожелавших утаить от общины часть денег от проданной ими земли. (Деян.5.1-11). Столь суровое наказание. , по-видимому, говорит о том, насколько большой ценностью в очах Божиих был христианский коммунизм первой общины.

Рассмотрим ещё раз призыв Блаженного Августина:

«Итак, воздержимся, братья, от владения частной собственностью, или от любви к ней, если не можем от владения, и уготовим место Господу.»

Удивительно, но этот призыв практически дословно совпадает со словами из «Манифеста Коммунистической партии» Маркса и Энгельса: «всё наше учение сводится к отмене частной собственности» / 13 /. И хотя авторы «Манифеста» отмечают, что они именно против такой собственности, которая порождает эксплуатацию человека человеком, это не меняет сути дела, а лишь разъясняет её: право на потребление даёт только труд. Только та собственность законна и морально оправдана, которая нажита честным трудом. Как только она превращается в средство эксплуатации других, она сразу же становится преступной и в идеале подлежит уничтожению.

Разница во взглядах Блаженного Августина и марксистов – в том, что первый призывал к добровольной переделке общества для угождения Богу, а марксисты – к насильственной переделке общества для соблюдения абстрактного принципа справедливости. И эта разница оказывается роковой. Бог любит Своё творение, снисходит к его немощи, и терпеливо ждёт, когда мы сами созреем для благих изменений в нашем обществе. Душа каждого человека, каким бы грешником он ни был, для Бога драгоценна, в каждой душе Он видит Свой Образ. Марксисты же, будучи атеистами и не имея христианской любви к людям, стремились переделать этот мир насилием. При этом неизбежным оказывается большое кровопролитие и страдания подчас ни в чём неповинных людей.

В приведённом высказывании Блж. Августина следует обратить внимание ещё на один момент. Святой призывает отказаться от владениячастной собственностью, а если это невозможно – то хотя бы от любви к ней. Таким образом, идеалом всё-таки оказывается отказ от самой частной собственности, что подтверждается и призывом Господа к богатому юноше – продать своё имение и раздать нищим. В то же время, как верно отмечает Н.В. Сомин, святые отцы, будучи великими пастырями и понимая, как труден этот идеал, поощряли свою паству идти постепенным путём милостыни, поэтому многие их высказывания носят характер икономии, т.е. пастырского снисхождения к немощи пасомых. Однако, всякий раз когда речь шла о принципиальной богословской истине, отцы подчёркивали идеальность полного отказа от частной собственности.

К сожалению, среди экзегетов творчества Иоанна Златоуста возобладала тенденция приводить только его икономические высказывания, что является по сути грубым искажением учения Святителя. Увы, христианским богословам минувших веков было больше по душе защищать существующий несправедливый общественный строй с его насилием одних над другими, чем проповедовать евангельскую правду о христианском коммунизме.

Вернёмся к вопросу о талантах и способностях человека. Несомненно, что таланты и способности – это дары Божии, которые нужно развивать и умножать, в полном соответствии с притчей о талантах. Кому и для чего даётся дар – тайна Божьего Промысла. Дары индивидуальны. «Все ли Апостолы? Все ли пророки? Все ли учители? Все ли чудотворцы? Все ли имеют дары исцелений? Все ли говорят языками? Все ли истолкователи?» (1 Кор. 12.29-30) При этом мы должны создавать человеку условия, при которых его дар не зачахнет, а разовьётся, что будет одновременно проявлением любви к Богу, Который дал этот дар, и к человеку, его принявшему. А вот материальное состояние человека – для всех одинаково. У всех одна плоть, требующая одинаковых материальных затрат. И здесь невозможна никакая имущественная дифференциация, ибо она является ни чем иным, как эксплуатацией одних другими – грехом против Бога, Творца и Жизнодавца нашего, и против человека, причём как против эксплуатируемого, так и против эксплуататора, ибо, обогащая последнего сверх меры, мы его развращаем.

Ещё два слова следует сказать о равенстве. Известно высказывание святого Севастиана Карагандинского: «Равенства ни на небе, ни на земле нет, и быть не может. Равенство только во Единой Святой Троице.» / 14 / Про какое равенство говорит святой? Про равенство достоинства (равночестность), равенство талантов или равенство собственности? Ведь это всё очень разные вещи. Про равенство талантов мы уже поговорили. Думаю, нет смысла говорить о равенстве талантов Лиц Пресвятой Троицы. Бог – Абсолют, все Три Ипостаси изначально обладают всей полнотой совершенства. Значит, остаётся равенство достоинства (что догматически закреплено) или равенство собственности. Конечно, речь идёт о равенстве достоинства – скажут, вероятно, многие христиане, — ведь у Бога нет собственности! И будут неправы. У Бога есть собственность. Во-первых, это весь сотворённый Богом мир, земля, которая, согласно мнению отцов Церкви, принадлежит на самом деле Богу, а нам только даётся в пользование. А во-вторых, это единая Божественная Энергия, которая в равной степени принадлежит всем Трём Божественным Ипостасям. Таким образом, во Святой Троице действительно присутствует всеобъемлющее равенство – как равенство достоинства, так и равенство собственности. Но если это так, то почему же, не имея равенства достоинства (святые люди, конечно, выше простых смертных, именно в силу своего подвига богоуподобления), люди не могут иметь равенство собственности? Напротив, могут и должны. Ибо Святая Троица во всём должна быть для нас Образцом и Идеалом. Святая Троица, как выясняется, есть Предвечная Коммуна. / 15 / Три Ипостаси Святой Троицы сообща творят мир, сообща владеют миром, сообща правят миром, сообща преображают мир. Это ли не пример для подражания? «… да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино…  да будут едино, как Мы едино» (Ин. 17.21-22) – молился Господь на Тайной Вечере.

Ещё раз подчеркнём, что не может быть разделения между людьми по имущественному признаку, ибо у всех людей одна плоть, требующая одинаковых материальных затрат. ДАРЫ и ТАЛАНТЫ разные, ДОЛЖНОСТИ и ЗАНЯТИЯ тоже разные, а вот плоть одинакова. Подобно тому как в Троице ипостасные свойства различаются, а Сущность едина. Поэтому всякое материальное ущемление, угнетение одного другим греховно, оно есть следствие эгоизма, которого нет во Святой Троице. Если мы воистину члены Одного Тела Христова, то не может быть между нами богатых и бедных. «Страдает ли один член, страдают с ним все члены, славится ли один член, с ним радуются и все члены». (1 Кор. 12.26)

 

РАЗДЕЛ 2.

АРГУМЕНТЫ  «ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ» 

Аргумент 6. Коммунизм, как показывает жизнь, экономически неэффективен. Не давая свободы частной инициативе, творчеству людей, он душит развитие общества. Кроме того, ставка на частный интерес является лучшим стимулом развития экономики, коммунизм же её как раз не приемлет, предлагая обществу непосильную задачу труда ради идеи.

С первой из приведённых мыслей отчасти можно согласиться. Действительно, исторически коммунисты пытались принести в жертву своей идеологии практически всё, включая и саму жизнь. Перегибы насильственной коллективизации, разрушение исторически сложившихся форм самоорганизации народа (русская община, казачество) – яркий тому пример. Справедливости ради надо заметить, что разрушение русской общины начал ещё П.А.Столыпин, но большевики продолжили это дело, противопоставив общине свою коммуну, сформированную не по принципу родовых связей и православной веры, а по принципу идеологии. Однако, впоследствии русский народ «переварил» этот коммунизм; идеологические крайности ушли, а исконная тяга русского человека к общинности по-новому проявилась в колхозно-деревенской и рабоче-заводской жизни. Нашлось место и творчеству – прежде всего, в деятельности учёных, инженеров, изобретателей. Как видно при пристальном рассмотрении, коммунисты душили частную инициативу не там, где дело касалось творчества, проявления ума и талантов людей на благо общества, а всё-таки там, где имели место частнособственнические тенденции, где «пахло» реставрацией капитализма. И здесь мы подходим ко второму тезису – о ставке на частный интерес. Да, ставка на частный интерес является основным двигателем капиталистической экономики. И эта экономика достаточно эффективна (хотя и у неё есть свои слабые стороны, такие, например, как кризисы перепроизводства). Но что нам в конце концов дороже – материальное благосостояние общества или его высокий нравственный уровень, его близость к жизни по заповедям Божиим? Вот бы когда христианам-антикоммунистам вспомнить об искании прежде всего Царства Божия! Мы имеем возможность видеть печальные результаты этой самой ставки на частный интерес в масштабах всего мира: повсеместная крайняя апостасия, культ денег и потребления, попрание всех норм христианской морали (торговля детьми, торговля органами), небывалый разврат. Но главное даже не в этом, а в том, что такая экономика греховна в принципе, ибо основана на систематическом присвоении капиталистами чужого труда. Как христиане, выступающие за капитализм, ухитряются этого не замечать – остаётся загадкой. По-видимому, тут работает всё то же лукавое рассуждение, что рай на земле невозможен, «а жить-то как-то надо». В результате человек, вместо того, чтобы приложить небольшое усилие и хотя бы просто признать евангельскую правду о христианском коммунизме, делает внутренний выбор в пользу общественного устройства, основанного на грехе.

Впрочем, говоря об эффективности того или иного способа производства, нельзя не упомянуть и о несомненных хозяйственных преимуществах кооперации. Это понимал ещё Свт. Иоанн Златоуст, говоря о том, что «разделение всегда производит убыток, а  единомыслие  и согласие – прибыль.» / 15а /  Социалистическая экономика, в основе которой лежит понимание народного хозяйства как единого целого, гораздо менее затратна. Неслучайно методы планирования, разработанные в СССР, стали затем применяться в западных промышленных корпорациях. / 15б / Так что, если бы население страны согласилось принять социалистический порядок, то его эффективность наверняка превзошла бы эффективность капиталистической системы. Исторически этого не произошло по-видимому только потому, что религиозный «базис» нашего общества (социализм) вступал в противоречие с его атеистической «надстройкой». В результате внутренняя деградация, непонимание высшим партийным руководством страны ценности собственного строя, смотрение в рот «просвещённому» Западу привели советский социализм к падению. Но с капитализмом всё обстоит гораздо хуже. Капитализм – это своего рода одержимость. Он создаёт непрестанную гонку, разрушая природу, нравственность, бесконечно раздувая «потребности», деля общество на враждующие классы, сталкивая народы земли в войнах за новые территории, порождая чудовищные извращения общепринятых понятий и устоев, тотальную технократию и ещё более тотальную власть денег. Поэтому такое общество в принципе не способно прийти к умиротворению и чревато саморазрушением. Оно может консолидироваться только на основе греха, когда все ради своего «благополучия» примут чудовищную диктатуру антихриста, пренебрегая своей собственной свободой и моральными принципами. Тогда как в обществе социалистическом, с его идеями жертвенного служения друг другу и обществу, присутствует подлинная свобода и мораль. Кроме того, стремясь из всего выколотить деньги, капитализм всё чаще предлагает людям вместо здоровой и натуральной пищи – химические суррогаты, вместо подлинной культуры – низкопробные фильмы и рок-музыку, вместо духовности – секс, и т. д.

Православные апологеты частной собственности, такие как например философ Иван Ильин, говорят, что иметь собственность – это врождённый инстинкт человека. Допустим, это так. Но есть и другие врождённые инстинкты – например, инстинкт продолжения рода. И если мы будем следовать этому инстинкту в ущерб заповедям Христовым, то мы начнём блудить направо и налево. В том-то и дело, что жена должна быть одна, своя, законная. За своей будущей женой мы ухаживаем, добиваемся её, а потом, уже в браке, продолжаем служить ей всю жизнь. Также и своё право на собственность надо доказывать ежедневными трудами. Например, дом надо иногда ремонтировать, прибирать, отапливать, проветривать, украшать на праздники и т.д. Любишь кататься – люби и саночки возить. Ответственный человек ещё сто раз подумает, заводить какую-то собственность или нет.  Кроме того, нажитым добром надо благоразумно распоряжаться, и прежде всего – творить милостыню нуждающимся, о чем многократно и многообразно говорят св. отцы. Что же касается инстинктов – то христианину должно быть ясно, что это низшие проявления человеческой природы, а руководствоваться надо высшими.

Логика описанных выше процессов (апостасия, попрание всех норм христианской морали) вполне закономерна. Грех сребролюбия, угнездившись в сердце Иуды, в конце концов довёл его до предательства им своего Божественного Учителя. То же самое происходит и в масштабах всей христианской цивилизации. Логическим завершением пути отступления от Божиих заповедей будет возникновение на земле общества, не только основанного на грехе, но и объявившего грех нормой. В этом мире Христу уже не будет места, и воцарится антихрист – «человек греха, сын погибели» (2 Фес. 2.3). И здесь интересно привести опыт социального анализа апокалиптического пророчества о Вавилонской блуднице (напомним, что так в Откровении называется столица антихристова Царства), проделанного Ф. В. Карелиным. Внимательно изучая текст Откровения, Карелин обращает внимание на следующие слова:

«Ибо купцы твои были вельможи земли, и волшебством твоим введены в заблуждение все народы» (Откр. 18.23).

«Вельможами Древнего Рима, — пишет Карелин, — были, как известно, крупные рабовладельцы, которые силами рабов вели интенсивное товарное производство в своих поместьях. В обществе феодальном вельможами были крупные землевладельцы, получавшие доход от сидевших на их землях непосредственных производителей. (При азиатском варианте феодализма, когда верховным собственником земли выступало государство, вельможами, наряду с крупными землевладельцами, оказывались и высшие чины государственной бюрократии.) И только в обществе капиталистическом подлинными вельможами земли становятся крупнейшие представители третьего сословия – купцы-капиталисты во всех своих дальнейших модификациях: промышленники, банкиры, финансисты». / 16  /

Таким образом, заключает автор, описанное в 18-й главе Откровения общество есть общество капиталистическое.  Совсем неслучайно (и об этом мы писали выше), что именно оно будет являться социальной базой антихриста. Тогда как социальной базой противостоящего ему Царства святых будет, очевидно, христианский социализм.

 

Аргумент 7. Люди различаются по своим личностным особенностям: одни из них коллективисты, другие – индивидуалисты. Как согласовать всеобщий коммунизм со стремлением отдельных людей к индивидуальной жизни и хозяйствованию? 

Ответ на этот вопрос очень прост: индивидуалисты могут жить и хозяйствовать отдельно. Не нравится коммуна – организуй себе на здоровье фермерское хозяйство. Но при этом имей в виду и духовную сторону проблемы: в общине спастись легче, чем в одиночку. Неслучайно и большинство монастырей у нас общежитийные, т.е. подразумевают совместное проживание и совместный труд. Одиночество могут вместить только очень редкие, исключительные души, имеющие особый дар Божий.

Очевидно и то, что, хозяйствуя отдельно, человек никогда не добьётся высоких экономических результатов. Если же, создавая индивидуальное хозяйство, христианин надеется на эксплуатацию других людей, он должен понимать, что самый этот помысл уже греховен.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

Итак, мы постарались рассмотреть основные аргументы православных людей против идеи христианского коммунизма. Разумеется, мы не претендуем на то, чтобы исчерпать эту тему полностью. Мы только наметили её основные контуры. Но даже проделанного анализа достаточно, чтобы увидеть: антикоммунизм значительной части православных христиан связан прежде всего с их доверием некомпетентным истолкователям Священного Писания и святоотеческого наследия, с подменой понятий, а также – с законной неприязнью православных к деяниям коммунистов-атеистов на нашей земле. Может показаться, что в наше время глобальных изменений на планете проблема примирения христиан и коммунистов уже неактуальна. Однако, это не так. На самом деле – это основная рана на теле нашего народа, которая продолжает кровоточить. Каждое поколение по-своему пытается разобраться в этой проблеме, но ответов не находит, а если находит – то лишь поверхностные. Между тем, как мы постарались показать, единственно верное решение этой проблемы – возврат коммунистов к вере отцов с одной стороны, и уразумение христианами правды коммунизма – с другой.

В своей работе «Библейские основы политэкономии и проблемы перестройки» Ф. В. Карелин, размышляя о Втором Пришествии, указывает на его Предтечу – Пророка Илию, которому надлежит «обратить сердца отцов к детям и сердца детей – к отцам их», дабы Господь «придя, не поразил земли проклятием» (Мал. 4.5-6). «Христианская Россия существует тысячу лет, — пишет далее автор, — коммунистическая – семьдесят два.  Христиане – отцы России, коммунисты – дети. Примирить Христианство и коммунизм – это и означает обратить сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их в сфере политэкономической.» / 17 / И только тогда перед Россией (да и перед всем миром) откроется истинный путь к Богу,  возникнет праведное общество – царство святых, которое будет противостоять силам антихриста.

Русские люди всегда жили и руководствовались прежде всего не материальными, но более высокими – духовными – императивами, мечтами и идеями высшего порядка. Это видно на протяжении всей русской истории, начиная с Преп. Сергия, который утвердил в самом сердце Русской земли обитель во Имя Пресвятой Троицы, «дабы постоянным взиранием на Божественное Единство побеждать страх перед ненавистным разделением мира сего» / 18 /, и вплоть до Ф. М. Достоевского, который говорил про «неустанную жажду в народе русском, всегда в нём присущую, великого, всеобщего, все народного, всебратского единения во Имя Христово.» Эту всенародную, хотя и не всегда осознаваемую жажду Достоевский назвал «нашим русским социализмом». /  19  /

Именно потому, что русские люди всегда больше думали о духовном, и ещё потому, что русская цивилизация всегда подвергалась мощным разрушительным воздействиям (тяжелейшие войны, идеологические и экономические диверсии, разрушение храмов и русской культуры, спаивание и моральное разложение русского народа посредством насаждения культа денег и порнографии, а в последние десятилетия – прямое разворовывание России под видом «приватизации») русский народ так и не сумел построить стабильное процветающее общество. Но главная причина этого – именно в тех страшных идейных крайностях, которые бросали русских людей то в одну, то в другую сторону, увлекая их с единственно верного – срединного, «царского» пути.

Многие из христиан в ответ на озабоченность своих братьев социальными вопросами любят повторять слова Преп. Серафима: «Стяжи дух мирен – и тысячи вокруг тебя спасутся». Но никакого противоречия этого призыва идее христианского коммунизма нет. Для бедных этот призыв означает смирение со своим жребием и терпеливое ожидание благих перемен в обществе, для богатых – смирение с евангельской правдой и отказ от частнособственнических стремлений вплоть до полной раздачи своего имущества. Впрочем, тут можно сказать и большее. Если во времена относительного благоденствия христиан на земле под сенью принявших на себя образ Креста Господня христианских государств мы могли строить различные планы, выбирать ту или иную концепцию развития, то сегодня история уже не предоставляет нам такой возможности. На Западе стремительно созревает царство антихриста, и если мы не будем делать ничего в противовес, антихрист неизбежно овладеет всем миром. Так что царство святых, основанное на началах христианского коммунизма, есть необходимое условие спасения человечества. Совершенно очевидно, что это царство как общественный институт будет отлично от Церкви. Почему? По той простой причине, что Церковь сама по себе не занимается материальной жизнью своих чад – не строит дома, не производит продукты питания, не издаёт законы, не судит преступников, не занимается научными исследованиями, не оказывает людям медицинскую помощь, не обороняет нашу землю от нападений, и т. д. Всё это – дело Христианского Царства. Церковь является духовным средоточием этого Царства, молится о Царстве и окормляет его духовно, но при этом сама не становится Царством, равно как и Царство отнюдь не становится Церковью. «И соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле.» (Откр. 5.10). Царство и священство – два дара Бога человеку, две стороны единой жизни во Христе, проистекающие из того факта, что человек состоит не только из души, но и из тела. «Асоциальным» христианам давно пора принять эту истину и не уноситься в небеса, а трудиться пока на земле, в соответствии с заповедью, данной первым людям.  В этом свете выглядит совершенно неверным утверждение иеромонаха Иова (Гумерова): «Христианский социализм» является опасной подменой Христианства – учения о Царстве Небесном – земной социальной утопией.» / 20 / Позволим себе поправить о. Иова: Христианство – это не столько учение о Царстве Небесном, которое во многом ещё непостижимо для нашего земного разумения, сколько учение о том, как этого Царства достичь. Поняв это, мы увидим, что «христианский социализм» является не подменой Христианства, а его необходимой частью.

 

КОНЕЦ И БОГУ НАШЕМУ СЛАВА. АМИНЬ.

Примечания

1)   Творения: в 2 т. / Свт. Василий Великий, архиеп. Кесарии Каппадокийской. – М.: Сибирская благозвонница, 2008-2009. (Полное собрание творений святых отцов Церкви и церковных писателей в русском переводе). Т. 1: Беседы  /Беседа 21. 865 – 1090 с.

1а) Указанного лозунга придерживался, например, в своё время известный патриотический деятель В. Н. Осипов.

2) М. В. Барсов Сборник по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия / М. В. Барсов – Том 2. – М.: Лепта Книга, 2006 г. – 832 с. / Третья Пасха. 3 – 377 с.

3) Н. В. Сомин «Право собственности в церковной оценке» (глава 5.4. «Об этическом аргументе») – chri-soc.narod.ru.

4) Там же.

5) Цитируется по книге Ф. В. Карелина «Теологический манифест (опыт евхаристического истолкования христианской истории)» — chri-soc.narod.ru. «Теологический манифест», глава 1.

6) Термин принадлежит Н. В. Сомину.

7) Пророчества Преп. Серафима о его предстоящем воскресение, а также свидетельство об обещании Божией Матери не допустить на территорию Дивеевской обители антихриста содержатся в книге:

«Летопись Серафимо-Дивеевского женского монастыря / под ред. Архиеп. Серафима Чичагова.

8) Ф. В. Карелин «Ответ на Отзыв (Апология «Теологического манифеста»)», раздел II. Христианство и марксизм. – http: // chri-soc.narod.ru /karelin. html.

9) Цитируется по статье Н. В. Сомина «Право собственности в церковной оценке», глава 3.1. – chri-soc.narod.ru.

10) Ф. В. Карелин «Царство святых, или два типа христианской государственности» — глава 3. «Львица Пророка Даниила» — http: //chri-soc.narod.ru /karelin. html.

11) Все святоотеческие высказывания процитированы нами по статье Н. В. Сомина «Право собственности в церковной оценке», раздел 3. – chri-soc.narod.ru.

12) Св. прав. Иоанн Кронштадтский. Творения. Дневник. Том VI. Спасение души. О скорбях и искушениях. – «Отчий дом», 2012 г.

13) К. Маркс, Ф. Энгельс «Манифест Коммунистической партии», раздел II: «пролетарии и коммунисты» — Издательство политической литературы, Москва, 1974, с. 39.

14) Слова старца Севастиана Карагандинского взяты с сайта pravoslavie.ru. К сожалению, нам не удалось найти первоисточник.

15) Эта мысль принадлежит Ф. В. Карелину.

15а) Цитируется по книге Ф. В. Карелина «Теологический манифест», глава 1 -  http: // chri-soc.narod.ru / karelin. html.

15б) Об этом смотри, например, статью Н. В. Сомина «Размышления по поводу «Размышлений»» — chri-soc.narod.ru, ruskline.ru.

16)  Ф. В. Карелин «Теологический манифест», Приложение 1: «Опыт социального анализа апокалиптических пророчеств о царстве зверя» — http: // chri-soc.narod.ru / karelin. html.

17)  Ф. В. Карелин «Библейские основы политэкономии и проблемы перестройки» («Самиздание», Москва, 1991 г.) Относительно тех слов, что коммунистическая Россия существует семьдесят два года, напомним, что это писалось в 1989 г.

18) Цитируется по книге: Флоренский П., свящ. «Троице-Сергиева Лавра и Россия», IV. – Сочинения в 4-х т. Т. 2. М.: 1996, с. 361.

19) Цитируется по статье Ф. В. Карелина «Царство святых, или два типа христианской государственности», раздел  l. «Константиновская государственность и «русский социализм»»- chri-soc.narod.ru / karelin. html.

20)  http: // www. pravoslavie.ru/answers/ 7134.htm.

 

Источник

Поделиться

Комментарии (2)

  • Ответить

    Цитата: " Аргумент 2. Христос отказался делить наследство братьев (Лк. 12.13-14). Значит, и мы не должны заниматься дележом, а должны принимать имущественное неравенство как данность, все наши помыслы устремляя к стяжанию любви к Богу и ближнему".
     
    Далее приводится блестящий вывод: "Он хотел, чтобы братья сами, полюбовно, решили между собой как им разделить наследство. Приказ Отца, конечно, имеет вес, но он в то же время породил бы зависть между братьями и ропот на Отца. Братья так и не смирились бы со своим жребием, и цель Отца – научить детей любви – была бы не достигнута.
    Слава Богу, что Он даровал нам свободу, даровал и разум для понимания Его благой воли, которой мы можем свободно следовать!".
    Если Он даровал свободу выбора и даровал разум для понимания Его благой воли, то это будет верно и при взаимоотношениях между членами человеческого общества. Нельзя же иметь свободу божественную и быть при этом рабом простых смертных?! Следовательно, свобода выбора, основанная на православных ценностях - это идеал общества. Порабощение одних людей другими - это тяжкий грех общества.  Поскольку разделение общества на бедных и богатых приводит именно к такому порабощению, то богоугодное устройство общества должно исключать его.  Само же рабство проявляется как в экономическом, так и в политическом аспектах его жизни.  При этом первое обуславливает второе и наоборот. Отсутствие рабства - это равный доступ всех членов общества к средствам производства, политической системе, образованию, медицинским услугам, культурным ценностям и т.д.  Другими словами, при устроении общества должен быть выбран такой экономический уклад, а также политическая система, которые исключали бы порабощение одних людей другими и были бы приближением к  богоугодному идеалу.
    Был ли он реализован в СССР? Надо признать, что была лишь не совсем удачная попытка достичь всего этого. Поиск такой организации общества, где была бы достигнута общественная свобода во всех аспектах жизни общества - это проблема построения социализма. Критерий свободы должен быть основан на  извечным (божественных) ценностях. Отклонение от них неизбежно приводит к рабству и всем грехам, сопутствующих ему. 
        
     

  • Кузнецова

    02 сен 2022

    Ответить

    Еще раз о пагубности крайностей... О резком социальном расслоении на совершенно успешных и мало чего имущих лучше "классика" не скажешь:
    Двух вещей я прошу у Тебя, не откажи мне, прежде нежели я умру:
    суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне,
    питай меня насущным хлебом, дабы, пресытившись, я не отрекся Тебя и не сказал: "кто Господь?"
    и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе.
    Нет, конечно,  и первое и второе помрачение разума достойно сострадания и милосердия. Только,  зачем же делать из этой ошибки (т.е. греха - в переводе на христианский) делать теорию "христианского социального неравенства".

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *