С.Бахматов. РЫНОЧНО-САМОУПРАВЛЕНЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ XXI ВЕКА

72568

 

Философская идея социализма выдвигает в качестве цели и идеала развития общество, в котором отсутствует эксплуатация человека человеком. Фраза «отсутствие эксплуатации человека человеком» в понимании социализма — ключевая и означает реализацию социалистического принципа «от каждого по способностям – каждому по труду», при условии выполнении которого невозможно социальное угнетение. Несмотря на всю простоту и очевидность формулировки, этот принцип реализовать на практике чрезвычайно трудно, поскольку под этим подразумевается решение комплекса проблем во всех аспектах общественного бытия. По этой причине в претворении его в жизнь не смогли преуспеть ни марксисты-ленинцы, ни их последователи коммунисты и социал-демократы всех мастей. Дело в том, что общественная (общенародная) собственность на средства производства не гарантирует выполнения этого принципа, а является лишь необходимым условием его реализации. Для его воплощения в жизнь требуется решение ещё двух важных проблем: демократизации всей экономической жизни общества и создание принципиально новой политической системы.

Экономический аспект принципа «от каждого по способностям» предполагает экономическую свободу, которая гарантирует всем членам общества равные права и реальную возможность реализовать в течение своей жизни свой трудовой и творческий потенциал. Это означает, что индивид независимо от социального статуса семьи, где он был рождён, имеет возможность получить такое образование, которое захочет и будет способен осилить, а также последующее гарантированное трудоустройство, которое в полной мере соответствовало бы его образованию, личным и деловым качествам. Пытаясь воплотить на практике принцип «от каждого по способностям», мы неизбежно приходим к бесплатным для всех членов общества социальным благам: образование, медицинское обслуживание, а также духовное и культурное развитие. Гарантированное трудоустройство, соответствующее полученному образованию, а также личным и деловым качествам индивида, подразумевает свободу продвижения по «служебной лестнице». Свобода заключается не в том, что он может по собственному усмотрению занять любое место. Продвижение работника в профессиональном плане в данном случае определяется не отдельными лицами сверху (будь то начальник средней руки, директор, министр или президент), а рабочим коллективом. Социалистический рынок труда, организованный таким образом, должен обеспечить объективность в оценке всех достоинств индивида и исключить кумовство и коррупцию. Продвижение наверх может смениться и снятием с занимаемой должности, если работник не оправдывает доверие коллектива. Такое демократическое назначение на должности должно распространяется на всех, начиная с самых «низов» и кончая руководством. Если коллектив слишком большой, чтобы знать профессиональные и личные качества работника и принимать решение на его счёт, то такое решение принимается его непосредственным окружением.

Работник может сменить место работы, если ему кажется, что его оценивают несправедливо. Более объективного способа оценки достоинств работника не существует.

Наконец, если индивид обладает достаточным опытом, квалификацией и предпринимательскими способностями, то при наличии общественной необходимости в продукции или услуге, предлагаемой им, он должен иметь возможность по собственной инициативе за счёт общенародных средств организовать предприятие, руководство которого будет поручено ему. Этот руководящий пост он получает не пожизненно, так как всё будет зависеть от его личных и деловых качеств, которые будут оцениваться рабочим коллективом. Если им довольны как управленцем, то он будет руководить предприятием столько, сколько захочет.

Демократическое самоуправление подразумевает не только выборность при распределении должностей, но и осведомлённость работников по всем вопросам деятельности предприятий, то есть должна быть обеспечена прозрачность деятельности предприятия (производственные вопросы, бухгалтерия, планы, перспективы и т.д.). Организованный таким образом социалистический рынок труда снимает противоречие между уравнительной и распределительной «справедливостью» и приводит к справедливому распределению доходов. Каждый член общества при этом получает доходы по заслугам, которые определяются как его собственной деятельностью, так и оценкой его достоинств рабочим окружением, а не отдельными начальниками сверху.

 

Принцип «каждому по труду» ещё сложней в своей реализации, поскольку подразумевает объективную оценку ценности производимого блага, а также вклада каждого работника в процессе его производства.

Марксистская теория трудовой стоимости вместе с централизованным планированием экономики не может в принципе решить эту задачу. Дело в том, что меновая стоимость товара (общественно необходимые затраты) и его потребительная стоимость (полезность) в условиях рынка (в отличие от плановой экономики) неразрывно связаны между собой и являются двумя аспектами одного сущего (ценности товара). Производитель какого-либо товара, прежде чем произвести его на свет, принимает решение о целесообразности наличия его на рынке, то есть, будет ли меновая и потребительная стоимость соответствовать друг другу. Если такого соответствия нет, то этот товар просто не появится на рынке. Например, если бы золото не обладало потребительной стоимостью на рынке (антикоррозийные свойства и как драгоценный металл), то его добычи не было бы, даже если добывать его было очень легко.

При централизованном планировании экономики решение о запуске производства какого-либо товара принимается отдельными людьми в министерствах и ведомствах без учёта требований рынка, а полки магазинов и склады при этом могут быть забиты никому не нужной продукцией. Кроме этого при централизованном планировании имеется тенденция к созданию монополий, что приводит к отсутствию конкуренции между предприятиями и диктату цен на продукцию. Всё это приводит к диспропорциям в плановой экономике.

Чем сложнее экономический процесс, тем труднее руководить им сверху, поскольку невозможно оперативно получить полную и достоверную информацию о нуждах общества. Рынок же оценивает дефицит продукции, затоваренность, инновации и мгновенно реагирует на все изменения рыночной конъюнктуры, минимизируя при этом потери и обеспечивая дальнейшее развитие.

Было бы ошибочно считать, что планирование – всегда зло. В некоторых случаях плановое хозяйство эффективнее рыночного. Когда цели экономической деятельности предельно ясны, то концентрация финансовых, людских и материальных ресурсов позволяет достичь желаемого результата быстрей. Например, оборонную промышленность, инфраструктуру, фундаментальные науки, образование и т.д. лучше планировать централизованно. Грандиозные успехи СССР в 30 — 70г.г. прошлого столетия связаны с командно-административной системой, при помощи которой страна была способна на быструю индустриализацию, победу в войне, быстрое восстановление из руин и даже на мировое лидерство в отдельных направлениях экономической деятельности. После восстановления страны возникла необходимость инновационного развития, но в этом аспекте плановая экономика значительно уступает рыночной. Рыночная экономика лучше приспособлена для инновационного развития при производстве широкого спектра товаров и услуг, поскольку конкуренция, спрос и предложение в условиях сбалансированного рынка позволяют объективно оценивать производимые блага. Планирование имеет смысл только для общегосударственных задач, обеспечивающих интересы общества в целом, но в бюджетных организациях и предприятиях также должен быть организован социалистический рынок труда, а не система назначений сверху.

Распределение по труду имеет ещё один важный аспект. Даже если общий доход коллектива предприятия будет объективен, то его надо ещё справедливо распределить между всеми участниками. В плановой экономике СССР этот вопрос решался посредством штатного расписания, тарифов, ставок, спущенных сверху, а также кумовством, принадлежностью к КПСС и местом в её иерархической структуре, карьеристскими способностями и т.д.

Естественно, что в таких условиях работник чувствовал себя оторванным от результатов своего труда. Выполнение плана премировалось, но сам план формировался (не без помощи директоров) таким образом, что выполнение его было формальным делом, а премия становилась постоянным довеском к постоянной зарплате, никак не зависящим от производительности труда. В плановой экономике нарушается связь между трудом и стимулом к труду, которая в рыночной экономике естественная и неразрывная.

Подводя итог, можно сказать, что реализация социалистического принципа «от каждого по способностям – каждому по труду» требует рыночной организации экономики на основе общенародной собственности на средства производства, демократического управления предприятиями, демократического распределения должностей, а также научно обоснованного распределения доходов. Ясно, что в СССР этот принцип не был реализован, а значит, не было и настоящего социализма.

 

Современные концепции социализма, к сожалению, ничего нового не предлагают. Большинство из них полностью отрицают рынок, а вместо него, как и у Маркса, предлагается централизованное планирование экономики, что является идеальным условием для обюрокрачивания управленческой верхушки и формирования управленческого класса, который, в конечном счёте, неминуемо подчинит себе экономически и политически всё общество. Помимо экономической несвободы, опять предлагается пресловутая «жвачка» духовного воспитания всего населения. Если «воспитанием» займутся люди у власти, то это будет духовной несвободой, которая опять приведёт общество к порабощению во всех аспектах.

Только социалистический рынок труда может быть единственным и беспристрастным судьёй, а также воспитателем тяги к духовности, образованию и творчеству, поскольку представляет собой общественные отношения, способствующие формированию этих ценностей у людей. Воспитание личности, как в семье, так и в общественных организациях в этом случае станет естественным дополнением, основанном на личном примере, а не в форме приказов, запретов и морализирования, часто не имеющего ничего общего с окружающей действительностью, если общественные отношения при этом негармоничны.

 

Воплощение социалистического принципа в жизнь – всего лишь один аспект социалистического общества. Политическая система также должна полностью измениться. Партийная политическая система представляет собой одну из форм вырожденной демократии, которая обслуживает интересы буржуазного общества. Никто ведь в здравом рассудке не поставит знак тождества между партийным функционером и полноценным представителем народа.

При такой политической системе к власти открыта прямая дорога казнокраду, цинику, нацисту и т.д., если он в совершенстве овладел искусством демагогии.

Конечно, к власти из партии может прийти и порядочный человек, но это дело случая, а не самой системы. Поскольку низовая демократия отсутствует, то партийный функционер становится публичным политиком, минуя «сито» демократического отбора снизу, а далее включается пропагандистская машина и манипуляция массами. По сути дела, «массы» голосует за того, кто сам себя выдвинул для руководства обществом. Это было верно в Испании, гитлеровской Германии и в СССР. Также верно сейчас и везде.

Это объясняется тем, что «низовая демократия» и классовое общество принципиально несовместимы. В бесклассовом обществе в партийной системе нет никакой необходимости. Более того, она будет служить препятствием для демократического развития. Это стало одной из основных причин краха социализма в XX столетии: буржуазная (партийная) форма правления привела в соответствие с собой экономическое устройство. Классовая структура общества в СССР не была преодолена. В качестве новых классов появились партийная номенклатура и все остальные.

Политическая система в социалистическом обществе должна иметь своим источником не партии, а общественные организации и объединения, сформированные на демократических принципах, то есть на выборной основе при полном и полноценном представительстве всего народа. Сама политическая система (исполнительная и представительная власть на всех уровнях) должна быть устроена так, чтобы исключить возможность возникновения потенциальных центров доминирования в обществе, то есть выборность снизу, контроль руководства снизу, отчётность руководства вниз, возможность отзыва по результатам проверки снизу, обязательная периодическая сменяемость. Демократизация экономики и глубокая политическая реформа коренным образом сменит парадигму формирования элиты общества.

Духовная свобода в социалистическом обществе по тем же причинам обеспечивается демократическим самоуправлением (на всех уровнях) во всех культурных, образовательных, научных и общественных организациях.

 

Заключение

Концепция рыночного самоуправленческого социализма XXI века не имеет ничего общего с социализмом XIX — XX века, основанного на учении Маркса, а также с «демократическим социализмом» современных социал-демократов, отвергающих социализацию средств производства. Если в учении Маркса игнорируется глубокая политическая реформа и демократизация всей экономической жизни общества, без чего невозможно построение социализма, то последние подорвали саму основу его, утверждая, что общественная собственность на средства производства более не должна ассоциироваться с социализмом.

Бескровная революция возможна, когда в обществе появляется новый экономически господствующий класс, который постепенно прибирает к своим рукам государственный аппарат, а потом переделывает его полностью на свой лад и становится господствующим политически и духовно. Таким образом, из класса господствующего де-факто, он превращается в класс господствующий де-юре. Такое возможно при переходе от феодального строя к буржуазному, поскольку концентрация средств производства и национального богатства происходит в руках буржуазии. Мирный переход от буржуазного строя к социалистическому, мягко говоря, затруднителен, поскольку средства производства и экономическое господство в обществе принадлежат буржуазии.

По этой причине Маркс делал вывод о принудительной национализации средств производства, которая бескровно пройти не может. Насильственная национализация буржуазной собственности неизбежно требует установления диктатуры, которая приводит к тоталитаризму, что затрудняет дальнейшее развитие общества. Более того, вместо бесклассового общества вновь появляется общество, разделённое на классы: господствующая партийная бюрократическая номенклатура и все остальные. Рано или поздно этот господствующий класс неминуемо закрепит своё господство де-юре, что и произошло в 90г.г. прошлого столетия в СССР.

Возможность эволюционного перехода от капитализма к социализму Маркс не заметил. При этом собственность у буржуазии не отнимается, но создаётся новый класс на основе социалистического экономического уклада, который постепенно вытеснит буржуазный уклад экономически без установления диктатуры. В этом случае не надо экспроприировать частную собственность, отменять рынок, вводить государственное централизованное планирование экономики и т.д. По мере развития социалистического сектора и проявления его преимуществ перед частным сектором возможен выкуп по рыночным ценам и на добровольных началах частной собственности в общенародную собственность. Постепенная демократизация экономической жизни общества создаст необходимые предпосылки для проведения полноценной политической реформы.

Что касается так называемой концепции «демократического социализма», получившей распространение во второй половине XX века и отрицающей необходимость социализации средств производства для построения социализма, то наивно полагать, что этический социализм может созреть в недрах общества, в котором существует господствующий класс. Господство экономическое всегда сопровождается господством политическим и духовным. Поскольку при частной собственности на средства производства экономическое господство буржуазии не только сохраняется, но и со временем становится ещё более разительным, то нет никаких условий для каких-либо положительных изменений в области этики.

Маркс, видимо, очень хорошо понимал это. Но сам Маркс — плоть от плоти дитя буржуазного общества и не смог избавиться от буржуазного подхода в этом вопросе, также как и его последователь Ленин. Классовое общество построено на насилии (экономическом, политическом, духовном), поэтому и избавиться от него предполагалось при помощи насилия. Правильное решение — создание класса в рамках буржуазного общества, который вытеснит буржуазию экономически с последующей политической реформой, что означает создание социалистического самоуправленческого экономического уклада в условии рыночной экономики.

 

Здесь уместно будет отметить, что существует распространённое заблуждение в том, что государственная и общенародная собственность тождественны. На самом деле, надо различать три вида собственности на средства производства: частная, государственная и общенародная. Все остальные формы собственности сводятся к ним. Кооперативную или акционерную собственность часто называют коллективной, считая её неким шагом вперёд в деле обобществления средств производства и демократизации экономической жизни. Всё же надо признать, что такая собственность — всего лишь одна из разновидностей частной собственности и имеет, хоть и в сглаженной форме, все её недостатки.

Это видно из следующего примера: допустим, что коллектив работников создаёт за счёт средств государственного фонда развития новое предприятие с последующим выкупом в свою собственность. Выкуп будет осуществляться за счёт отчислений из будущей прибыли предприятия, при котором очевидно доли платежей у работников предприятия будут разными, так как доходы у работников разные (например, уборщица и директор). Это приведёт к тому, что как в процессе выкупа, так и после завершения его право собственности будет у всех различно, а значит, и реальная власть и доходы будут зависеть от этой доли собственности, а это подрывает демократический принцип управления и принцип «каждому по труду». Даже если представить себе, что будет достигнута договорённость, что доли при выкупе будут одинаковыми (многие посчитают несправедливым), то проблема всё равно не решается. Предприятие – живой организм, поэтому имеется текучесть кадров и как следствие — работники, которые вообще ещё не участвовали в выкупе предприятия. Если же предположить, что им будет предложено выкупить свою долю в предприятии единовременно в момент принятия на работу, то это сведёт на нет принцип экономической свободы, при которой экономическая деятельность не должна зависеть от стартового капитала. Считать, что они, не выплатив своего пая, будут иметь права на предприятии равные правам полноценных владельцев – верх наивности.

Кроме того, у кооперативной собственности есть ещё один глобальный изъян. Создав новое предприятие, коллектив будет вынужден на многие годы (если ни десятилетия) «затянуть ремни», так как из будущей прибыли придётся отчислять средства не только в виде налогов, но и на выкуп предприятия. Если представить себе, что это относится ко многим кооперативным предприятиям, вынужденным делать то же самое, то это будет угнетать потребительский спрос в стране в целом, а как следствие – стагнация экономики с последующим кризисом, разорением предприятий, инфляцией и безработицей, то есть появится всё то, от чего намеревались избавиться. По сути дела, подобные явления по той же причине возникают и при капитализме, когда потребительский спрос угнетается из-за несправедливого распределения доходов. Большая часть прибавочной стоимости (в денежном выражении) изымается капиталистами из реального сектора экономики, что в масштабах общества для поддержания спроса на товары и услуги требует денежной эмиссии и агрессивного кредитования населения, а это в свою очередь рано или поздно приводит к перекредитованию и стагнации экономики, а также к последующему финансовому и экономическому кризису. Регулятор, конечно, пытается сгладить эти процессы своей денежно-кредитной политикой, но, как все мы знаем, тщетно.

Общенародная собственность не подразумевает дальнейшего выкупа и кардинально отличается как от государственной собственности, так и групповой (кооперативной или акционерной). Собственность на средства производства становится государственной, если предприятием управляет государство: задаёт план производства, назначает цену продукции, спускает сверху штатное расписание, назначает на руководящие должности и т.д. При этом формируется непотопляемая номенклатура, которая и является хозяевами страны, а как представители государства становятся опосредованными собственниками.

Собственность становится общенародной в условиях рыночной экономики, если все эти функции передаются в ведение рабочего коллектива. При этом не происходит отчуждения коллектива работников от средств производства, несмотря на то, что в прямой (групповой) собственности они не находятся, поскольку их доходы напрямую зависят от этого источника. Наконец, такая собственность подразумевает демократическое распределение всех должностей и доходов на предприятии, без которых невозможно формирование качественной управленческой элиты, как в масштабах предприятия, так и в стране в целом. Это полностью меняет парадигму социальных отношений в обществе. Отношения распределительной справедливости, как известно, требуют участия, по меньшей мере, трех людей, каждый из которых действует для достижения одной цели в рамках организованного сообщества. Один из этих людей, распределяющий, является «начальником»». В условиях социалистического рынка труда распределяющим является не начальник, а коллектив. При капитализме такого быть не может, так как субъективное решение о занимаемой должности и доходе любого индивида на предприятии принимает его хозяин/начальник. Более того, сам хозяин/начальник занимает своё место не в результате рыночных процессов на рынке труда, а априори как обладатель/ставленник капитала. То же самое можно было отнести и к советскому бюрократическому социализму, где роль собственника/хозяина играла непотопляемая партийная номенклатура. Только при таком псевдо социализме положение дел ещё более усугублялось полным отсутствием рынка товаров и услуг, без чего невозможна объективная оценка производимых благ, а также полноценное инновационное развитие экономики. Это в той же степени касается и государственной собственности при капитализме. Именно на этом основывается миф о так называемой неэффективности общественной собственности, и наоборот, эффективности частной собственности, правда, при этом забывают добавить, что собственность в данном случае не общественная (общенародная), а государственная. Справедливости ради надо отметить, что при современном капитализме рынка труда практически нет, а рынок товаров также оставляет желать много лучшего, поскольку он почти полностью монополизирован, а государство (вместо того, чтобы бороться с этими явлениями) полностью попало под влияние транснациональных корпораций. И это не удивительно, так как всех их объединяет общая и безграничная любовь к денежным знакам, а государство в таких условиях не слуга народа, а ставленник капитала.

 

Известная проблема взаимоотношений индивида и государства при социализме должна решаться диалектически. Государству, как это не парадоксально звучит, предстоит сыграть очень важную роль в деле освобождения личности. Рыночный самоуправленческий социализм не может быть построен, а также функционировать без его участия. Только такое государство должно быть построено на подлинно демократической основе. Демократия при этом будет пронизывать «всю толщу общества» и, соответственно, изменится парадигма формирования в обществе представительной и исполнительной власти на всех уровнях. Только тогда государство и сможет стать слугой народа, а не его господином.

Можно сказать, что социалистический рынок труда — душа социализма и своего рода естественный отбор управленческой элиты, а распределительная справедливость при этом осуществляется не собственниками или начальниками, а именно им, что и должно обеспечить максимально возможную объективность при распределении всех должностей и общественных благ.

Попытки осуществления рыночного социализма в своё время в странах восточной Европы потерпели крах не только по причине противостояния этому процессу со стороны партийной верхушки СССР. Во-первых, там так и не был реализован социалистический рынок труда, то есть в лучшем случае демократическим путём выбирались только директора предприятий. В этом случае выбранный директор может отгородиться от рабочего коллектива своим непосредственным окружением (ставленниками) и, используя пресловутый административный ресурс, опять станет «непотопляемым». Во-вторых, не было обязательного фонда развития предприятий, и вся прибыль расходовалась на зарплаты работникам. С такими просчётами нельзя построить рыночный социализм, а можно только скомпрометировать его. В-третьих, такому процессу потребуется значительно большее время. В-четвёртых, (и это самое главное) не была проведена политическая реформа, которая означает уход от партийной политической системы и разгосударствление экономики.

Рыночный социализм — супер рыночная система, которая охватывает как рынок товаров и услуг, так и рынок труда, реализуя при этом свободу, справедливость и мораль в экономической сфере деятельности на уровне всего общества, а поэтому обеспечит ускоренное развитие всего общества, направленное на гармонизацию социальных отношений и процветание.

Поскольку при таком социализме полностью меняются социальные отношения (наполняются подлинным смыслом такие понятия, как коллективизм и альтруизм), то это создаст ту необходимую социальную среду (духовную и политическую), при которой может быть реализован ноосферный социализм В.И.Вернадского, что необходимо для самого существования человеческой цивилизации в обозримом будущем.

 

Сергей Бахматов. 2014

 

Комментарии (13)

  • forester

    01 июн 2015

    Ответить

         Всё хорошо. Общенародная собственность, социалистический, свободный от монополизма, рынок, сочетаемый с квалифицированным государственным планированием необходимых областей хозяйства, действительно должны привести к справедливой, честной, достойной жизни.
         Но для этого должны быть готовы члены общества, как рядовые, так и находящиеся у власти и больших денежных мешках, что всегда одно и тоже.
        Готово ли общество к предлагаемым переменам? 
         Готово, но по моему разумению, очень небольшая его часть, истинно православных.
        Автор говорит о бескровном переходе к описанному устройству общества. Очень хочется чтобы так. Но как это подготовить? И как осуществить?
       Проблематично. И даже не столько потому, что олигархи и госчиновники не хотят терять ни власть, ни деньги. Глубоко порочная атмосфера в обществе, искуственно нагнетаемая власть придержащими, именно с целью удержания власти, препятствует обновлению, очищения общества, очищению от мерзостей капитализма, и как правильно показал автор, его родного брата, номенклатурного псевдосоциализма. Порочная среда непрерывно будет рождать всё новых и новых рабиновичей и чубайсов, вместе с сердюковыми.
       Революция совершенно необходима, но революция в душах людей прежде всего. 
    Как совершить её? Это грандиозная задача.
    Но пока она даже не поставлена. Хотя, не так. Эту задачу поставил перед человеком Иисус Христос, но мы, и прежде всего, наши пастыри, формально относимся к этой, жизненно важной, прежде всего, для души, задаче.
        Готовить надо эту революцию, эволюционный путь очевидно опоздает - жизнб на Земле кончится, допущение этого - самый смертный из всех грехов.

  • Сергей

    01 июн 2015

    Ответить

    Эволюционный путь, как правило, короче революционного. К тому же революция часто заводит туда, куда никто не хотел, а жертвы на алтарь уже принесены. Я думаю, что путь должен быть таким: разрабатывается концепция нового общества (логически и этически выверенная); на её основе формируется политическая сила, способная прийти в парламент; далее начинается работа по претворению её в жизнь (на законодательном и  исполнительном уровне). Большого сопротивления со стороны оппозиции вряд ли стоит ожидать, поскольку напрямую их интересы не затрагиваются, а это всё-таки выход из тупика, в котором оказалось всё общество. Такая программа действий есть не что иное, как компромисс для всех, поэтому возможна эволюция в выбранном направлении.

  • forester

    01 июн 2015

    Ответить

        Уважаемый Сергей!
    Вы описали благоприятный сценарий, который возможен, но возможен при, но единственно определяющем условии - православном самосознании подавляющего большинства народа.
        Причём я, и не только я, считаю, что соблюдение обрядов Православной Церкви важно, но не всегда возможно, и не всегда определяет православное самосознание.
         Недавно отметили 70-летие Великой Победы. Много ли среди героев-победителей, очистивших мир от грязи фашизма, было воцерковлённых людей? 
    Малый, очень малый процент. Ну никак я не могу признать у них отсутствие православного сознания. Встречал на своём жизненном пути корыстолюбивых церковных служителей, обряды тщательно блюдящих. И признать их Божьими людьми ну никак нельзя. А вот мусульман с православным сознанием встречал.
        Революция в душах отлична от политического понятия революции и она должна быть и есть быстрее эволюционного преобразования душ.
        Такая революция была в истории на 33-м году от Рождества Христова.
       Необходимо подобное. Времени нет.

  • Сергей

    01 июн 2015

    Ответить

    Я не стал бы целиком и полностью полагаться на православное самосознание народа, хотя, конечно же, у настоящего социализма и православия должно быть много общего. Дело в том, что понятие социализма несколько шире религии и помимо духовной сферы включает в себя ещё экономический и политический аспекты жизни общества. Устройство экономической жизни общества является определяющей для политических и духовных ценностей народа как целого, поскольку именно в ней принимают участия практически все граждане. Поэтому социалистический рынок труда, устроенный правильным образом, позволит всему обществу приблизиться в духовности к идеалам православия, так как подразумевает такие отношения между людьми, которые будут способствовать этому.
    Церковь в капиталистическом обществе или любом другом классовом обществе также  несёт в себе следы его несовершенства, по крайней мере, - в отдельных её представителях. Но она также может и должна сыграть свою положительную роль в деле социалистических преобразований своим призывом к миру и согласию в обществе. 

  • Cttepan

    02 июн 2015

    Ответить

    Как автору, так и комментаторам, следует временно отодвинуть от себя Библию,  взять в руки учебник Политэкономия и хотя бы в общих чертах ознакомиться с законами производства материальных и духовных благ. 

    Пока этого  они не сделают, как впрочем и все остальные теологи, ВСЕ их разглагольствования  о достижении блага народного в рамках христианско-православного социализма являются пустым звуком. Аминь!!!

  • андрей

    02 июн 2015

    Ответить

    Да простит меня Сергей – ничего не могу сказать по поводу его идеи о рыночном социализме. С первого взгляда – вроде бы все хорошо, однако вспоминаются пережитые и выборы директоров и так называемый «хозрасчет» перестроечной эпохи. И вспоминается он мягко говоря с тяжелым чувством глубокого разочарования, даже большего, чем при «уравниловке»… Не обижайтесь, Сергей, очень приятно, что вы думаете и переживаете о нашем общем будущем, но мне кажется, что нужно прежде всего изменение в душах людей – а это очень долгий и трудный процесс…
    А вот леснику – браво!
    «Революция совершенно необходима, но революция в душах людей прежде всего.  Как совершить её? Это грандиозная задача. Но пока она даже не поставлена. Хотя, не так. Эту задачу поставил перед человеком Иисус Христос, но мы, и прежде всего, наши пастыри, формально относимся к этой, жизненно важной, прежде всего, для души, задаче.     Готовить надо эту революцию»... «Причём  я, и не только я, считаю, что соблюдение обрядов Православной Церкви важно, … но  не всегда определяет православное самосознание… Революция в душах отлична от политического понятия революции…  Такая революция была в истории на 33-м году от Рождества Христова.    Необходимо подобное»…  Абсолютно с этим согласен, на все сто процентов!

  • Сергей

    02 июн 2015

    Ответить

    Андрей, спасибо за сочувствие)) Я и не думал обижаться. Могу только добавить, что революция в душах людей никогда не произойдёт спонтанно без соответствующей организации общества. В условиях капитализма мы видим всю глубину его падения в нравственном отношении, и это падение будет продолжаться вплоть до мировой войны, которая будет последней в истории человечества.
    По поводу выборов "красных директоров" и хозрасчёта могу сказать, что всё это не имело ничего общего с социалистическим рынком труда или вообще с рынком, поскольку проводилось в условиях плановой экономики и под руководящей ролью всесильной КПСС. Другими словами, из всего действующего в стране корпуса директоров коллективам предприятий предлагалось их выбрать формально. Что изменилось? Потом эти директора отгораживались от рабочих коллективов своими ставленниками и по-прежнему оставались «непотопляемыми». Кроме этого сами рабочие коллективы оставляли желать много лучшего: рабская зависимость подавляющего большинства работников от управленческой "элиты" (партийной номенклатуры) делали абсолютно невозможными демократические выборы. Демократия требует соответствующей культуры, которой не было и в помине в советском обществе. 
    Социалистический рынок труда подразумевает оптимизацию сообщества (снизу доверху) на основе метода "проб и ошибок", где изначально принимают участие все и на равных основаниях. Естественно, что такой процесс потребует времени. Быстро только кошки родятся)) 

  • андрей

    04 июн 2015

    Ответить

    Сергей!
    Думаю, что все  участники данного сайта, разделяющие мысль о необходимости построения в России социализма, независимо от его конкретного понимания каждым из нас (рыночный, плановый, христианский, научный, русский и т.д.) должны чувствовать внутренние единство друг с другом, заключенное в слове «социализм». Именно в этом – мы едины, мы братья. И когда наступит нужный момент – мы должны все вместе выступить единым фронтом за защиту социалистических идей! А в остальном, я думаю, мы сможем постепенно найти наилучший вариант для всех. Ведь именно для этого, как я понимаю, и создан этот сайт.
    Сергей, буду рад прочитать Ваши новые статьи на этом сайте!

  • Сергей

    04 июн 2015

    Ответить

    Правильно, Андрей! Надо объединяться. Только есть принципиальная проблема, которая состоит в том, что КПРФ пока не может или не хочет идейно реформироваться, но отвлекает собой львиную долю протестного электората. Почитайте её программу, ничего нового там не найти. Там нет никакой "работы над ошибками".  Ещё одного провала идея социализма не переживёт и она будет похоронена на долгие времена.

  • forester

    07 июн 2015

    Ответить

      Да, Сергей, ещё одного поражения социализм не переживёт. Но, должен уточнить ситуацию, не переживёт не только социализм, но и земная цивилизация.
       Общество потребления при капитализме ведёт, даже толкает, мир к катастрофе. Сначала духовной, которая местами уже состоялась, далее - к физической. И только реальный социализм может предотвратить эту катастрофу. Но реальным может состояться только православный социализм, социализм имеющий реальное положительное духовное содержание. Как показала история нашего социализма бездуховность неизбежно приводит к вырождению, буржуазно-номенклатурному.
      Так что, Сергей, экспериментировать с видами социализма мы не имеем право.
       И, выходит на первый план вопрос:"Кто(что) будет организующей силой?"   Как Вы верно заметили, КПРФ самоустранилась.
       У меня есть думка об этом(извините за украинизм), но пока, не на долго, воздержусь.

  • Сергей

    08 июн 2015

    Ответить

    Если настоящий социализм восторжествует, то не будет никакой разницы православный он или католический. Все эти рассуждения о вселенской миссии какого-либо отдельного народа абсолютно беспочвенны.
    Просуществуй капитализм в нашей православной среде ещё пару десятков лет, и наше общество ничем не будет отличаться от западной цивилизации.
    Вопрос для всех народов мира стоит теперь так:  либо самоутверждение человечества через полноценное и гармоничное развитие во всех аспектах человеческого бытия, либо самоликвидация. 

  • forester

    08 июн 2015

    Ответить

        Сергей, если внимательно перечитать наших славянофилов, особенно Ивана Киреевского, то почва для, не избранности, нет, а духовного просветительства для других народов, появится.
       А в остальном - полностью с Вами солидарен!

  • Сергей

    09 июн 2015

    Ответить

    Со славянофилами я соглашаюсь в том, что вероятность начала строительства обновлённого социализма в нашей стране выше, чем в какой-либо другой стране, поскольку мы меньше всех оторвались от своей тысячелетней традиции в духовном и идейном плане. Но этим преимуществом надо ещё суметь воспользоваться.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *