Н.Александров. ВОЗВРАТ В ИМПЕРИЮ ИЛИ МЕНТАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

438_600

 

В истории я вижу Глобальную Ментальную Программу. По типу Гегеля – идет ее саморазворачивание. Чтобы увидеть это, нужно совершать многократную «челночную операцию» перехода от конкретности отдельных фактов к высотам философии истории. Я попробовал множество других альтернативных гипотез, кроме гегелевской, они слабее. Точнее говоря, они более частные. Поэтому говорю заранее, в моем понимании этапы истории а) закономерны, и б) обусловлены этой невидимой для нас программой саморазворачивания. Саморазворачивания чего именно – судить не берусь, но вижу проявленность этой программы на материале генезиса менталитета (ментосферы). Кому интересно подробнее, полистайте мои книги и статьи на АТ. И просто говоря, мне все равно, что там саморазворачивается – не нашего ума это дело, как говорил Остап лошади.

 

ЦИКЛ МЕНТАЛИТЕТА КАК ИННОВАЦИОННЫЙ ЦИКЛ

Когда я писал последнюю книгу о Богданове, меня не оставляла мысль о том, что я пишу ее о будущем, а не о прошлом. Слишком много аналогий вертелось в голове, но это потому, что я привык мыслить инвариантами.

Вот схема, которая стоит передо мной и возникает всякий раз, когда я думаю о будущем. Она не просто напоминает инновационный цикл, она в каком-то смысле является нормальной схемой всякого человеческого действия.

К Александрову1

Рис 1. Вертикальные горизонтальный инновационные процессы.

Но это в экономике, а между тем эту же схему можно представить расширенно, как схему противоречия, где есть две стороны:

К Александрову2

Рис. 2. Понимание инновации как взаимопроникновения сторон.

Она применима к любой деятельности. А далее в разных вариантах можно описать шаги этого процесса. Возьмем интересующий нас вариант цикла деятельности в обществе.

Шаг 1. Поиск на уровне Идеи. Он возможен, если сама Идея уже включилась в менталитете, но еще не выражена.

С рациональной точки зрения это выглядит как поиск нового мысленного конструкта (схемы) в надсистеме.

На самом деле – я так думаю – это всегда только настройка на актуальную Идею, которая уже есть в менталитете. Поэтому обязательно есть ряд «дублеров», которые находят ту же идею рядом во времени.

Поэтому основная мысль такая: организующую Идею нельзя придумать, ее можно только выразить, транслировать. Живая ментальная идея – это то, что сегодня доминирует в ментальной программе человечества. У нее есть признак – она сильно энергетизирована и потому в ней есть «агон», это идея, воспламеняющая чувства.

 

Шаг 2. Внедрение Идеи (мыслительного конструкта) в общественное сознание – теперь это организующее понятие. Здесь она превращается в цель для начавшегося цикла и, когда оестествится в людях, – она становится их жизненной программой, смыслом жизни, сверхценностью, их мотивами поведения и деятельности. Теперь общество будет саморегулироваться, относясь к этой Идее как картине мира и как к эталонной норме. Здесь велика роль образных утопий, своеобразной фантастики, а отсюда – искусства, которое формирует образ будущего, СМИ и СМК. В сфере образов задаются нормы, эталоны и герои. Таким способом Идея превращается в актуальную культуру данного цикла.

 

Шаг 3. Запуск исполнительной машины (автомата исполнения). Это машинный этап, особенно актуальный в ХХ веке, где весь диапазон от мегамашины цивилизации до машинизации человека был тщательно рационализирован и спроектирован.

 

* * *

Что касается конкретного общества, нас, то ситуация в ментальном цикле напоминает гумилевский пассионарный вброс энергии. Только Лев Гумилев его рассматривает на энергетическом уровне (биосфера заряжает этнос), а мы на вышеописанном уровне инновационной схемы и по поводу менталитета. Ее, эту же схему, использует и П. Сорокин в своих трех циклах. Все начинается с доминирования Идеи, а заканчивается доминированием материи (как сейчас).

Основная проблема неуправляемой истории – это подавляющая инерционность общественного сознания в цикле: 99% времени (длительности ментального цикла) люди живут на автомате, исключая из своей жизни сам момент принятия решения о картине мира (история поиска и выражения Идеи становится священным мифом и строго охраняется элитой). Но чтобы жить потом на автомате, необходимо на самом начале цикла заложить идеологию и нормы последующей жизни. «Идеология» в данном случае – это упрощенное название некой актуальной ментальной целостности, картины мира и целей данного общества (сообщества). А в области менталитета – еще и ценностей.

А дальше – самое важное – с этого момента люди больше «не думают». Они теперь отчуждены от Идеи, поскольку идет цикл реализации. Люди должны быть уверены, что с их коллективной идеей – картиной мира – все в порядке и она способна их сплачивать. Тут Идея превращается в Догму.

Все бы ничего, вот только циклы истории сокращаются. И еще идет постоянная конвергенция, которая позволяет сравнивать состояние дел и уровень жизни в разных обществах. Вот почему на первом этапе цикла (выбор вектора и запуск машины общества) постоянно применялся и применяется один и тот же прием «самоизоляции», «железного занавеса» и т.п. В своей теории государства, на основе которой построена «шведская модель» современного общества, основатель геополитики Р. Челлен говорит об этом как о необходимости – протекционизм и закрытость нужны обществу на этапе становления.

 

АЛЬТЕРНАТИВИСТИКА

Что будет, если.

Возьмем случай с Богдановым и Лениным. Что было бы, если бы богдановское понятие культуры было принято в качестве организующей Идеи? Ответ следующий: не понадобилось бы создавать религию ленинизма-сталинизма. Была бы саморазворачивающаяся идеология, где развитие человека является главной ценностью, а сменяемость форм общественного устройства – главным признаком общества. Такого развивающегося человека не купить на дешевку «потребительства». Да и с товарным изобилием дело обстояло бы совсем иначе – развитый человек есть творец и творческий потенциал народа был бы на порядок выше. Это ресурс особого рода, но он был проигнорирован.

Соотношение между элитой и массой в этом случае было бы другим. Прежде всего, качественно другим.

Такая идеология, как динамичная живая Идея, не только способна видоизменяться, она сама требует непрерывных изменений – это суть ее саморазвития. То есть, такая ментальная Идея жила бы в цикле своей естественной жизнью, ей не нужны были бы рациональные симулякры и имитации.

Перед смертью Плеханов постоянно спрашивал: может мы рано начали пропаганду марксизма в России? Он уже видел в реальности, что произошло нечто совершенно другое, чем то, за что он всю жизнь боролся. Возникла имитация, где идея Маркса была использована как ширма. Нетерпеливый ученик сорвал недозревшее яблоко.

Что произошло в реальности? На это место (ментально организующего целого) был водружен рациональный симулякр, мыслительный конструкт. Проект прогрессорства: возьмем власть, а там все исправим. Удача Ленина-Сталина состояла в том, что на этапе доминирования «МЫ» он совпадал с ментальным основанием российского народа (нации) – а это 30 лет. На этом разбеге мы в космос выскочили. А далее симулякр этой рациональной идеологии рассогласуется с естественным течением менталитета – уже возникло равновесие «МЫ и Я», а у нас все еще пели «жила бы страна родная – и нету других забот». Звоночки прозвенели в середине 60-х, а к олимпиаде все было кончено: двоемыслие и двойная мораль поразили страну как болезнь и она вошла в стагнацию. Когда спрашивают – почему в перестройку никто не вступился и не выступил против развала Союза, ответ прост: его больше не было в наборе жизненно важных ментальных ценностей. Доминировало и поныне доминирует «Я». А оно не пойдет воевать за выдохшиеся лозунги – мертвые рациональные симулякры марксисзма-ленинизма начала 30-х.

Недавно я пересматривал «Романс о влюбленных», который мне очень понравился в юности. И увидел то, чего не видел тогда: фальш лозунгов и возникший надлом. А это общество начала 70-х, с виду вполне благополучное и в расцвете сил. И уже пустое.

Но разве нет живого эгрегора российского народа? Есть, на том и держимся пока. Но скрепы, удерживавшие сначала Российскую империю, а потом и Союз нерушимый – они были рациональными.

 

ГЕОПОЛИТИКА КАК ПРОЕКТИРОВАНИЕ

Тут вопрос геополитики, а она с ментальным миром имеет очень сложные взаимоотношения. Особенно в ХХ веке. Геополитика – это как раз рациональное проектирование, она производит такие же организационные симулякры. Поэтому Сталин ее запретил – она конкурировала с его проектом. Зато у Гитлера никакого другого проекта под рукой не оказалось – геополитический проект Третьего рейха был таким же рациональным симулякром, как наш марксизм-ленинизм с его идеей мировой революции – тоже геополитической в своем роде – предельной.

Кстати, чем больше я преподаю геополитику, тем больше убеждаюсь, что она производит рациональные симулякры – и ничего более. И лучше всего они работают у наций, а не у народов: поскольку нации сконструированы рационально. Например, у американцев: как заложил свой симулякр адмирал Мэхен, так они и идут в его фарватере по сей день. У них однородность разного связана рациональными нормами, а не культурными.

А наши сложности состоят в том, что наша империя является рационально (геополитически) организованным конгломератом национальных государств и этнически однородных территорий, не доросших до состояния государства. Неразвитость местной элиты не давала оторваться этим государствам при царизме, а затем и при социализме. Она и носила и носит в ментальном смысле средневековый характер. Все попытки последних 30 лет быстро вырастить национальные государства на постсоветском пространстве кончились просто тем, что они стали сателлитами других геополитических сил, а вовсе не цветущими национальными государствами или конфедерациями. И многие политики, особенно с юга, теперь задумываются о возвращении в лоно геополитической империи, где им жилось куда безопаснее. Вопрос только в отсутствии нового имперского проекта. Бывшая периферия империи даже готова поддержать такой проект, на него появился запрос. И этот проект, как ни грустно это осознавать, опять будет рациональным геополитическим симулякром. А это грозит повторением все той же ошибки – отсутствием учета ментальной цикличности. Интересы «МЫ» могут вскоре ментально зарезонировать с подобными проектами, и тогда начнется очередное подавление «Я» – единица вздор, единица ноль.

Но ситуация у России уже другая. И состав населения, и ресурсы. И еще, что даже странно в сравнении с ситуацией век назад, – почти нет проектов. Мертвое политическое поле.

Некому применять на себя доспехи империи.

Это настораживает. Тут историческими аналогиями не обойтись.

 

ПРОБЛЕМА БУДУЩЕГО

В чем проблема? Как превратить цикл «вброс – исполнение – кризис (исчерпание)» в непрерывность. В линию. А лучше – в расходящуюся (дивергентную) спираль. Очевидный прием: уменьшением размера циклов.

Но для этого нужна сверхцель, которая накрывает общественные циклы любой длительности.

Способ – непрерывное генерирование Идей. Чего хотели деятели Пролеткульта и других течений 20-х годов: превратить всех в творцов. Но просто генерирование идей не имеет самостоятельной ценности – это только верхняя часть противоречия. А нужна еще и нижняя часть – сверхгибкая система реализации идей в материи. Просто циклы должны быть короче, а множественные проекты – идти параллельно друг другу. Ничего этого в начале 20-х не было. И нужно было это строить едва ли не с нуля. И строилось.

Работающую систему мы увидели в форме развитой инновационной экономики – она была и у нас в своем варианте, но только в локальных областях. По тому же принципу были устроены машины ротации всякого рода «звезд» в западной массовой культуре (инновационной машине культуры) и машина видимой ротацию элит во власти (хотя на деле это все чаще напоминает имитацию такой ротации).

Культурный консерватизм средневековых имперских образований – он противоположного типа. У нас если некто занял место в элите, то оттуда только ногами вперед. Всю жизнь смотреть на Кобзона как-то не очень хочется, но закон есть закон – всякая новая элита в любой сфере стремится стать наследственной аристократией. И приходится вслед за поколением любимых актеров 60-х смотреть на их детей на экране и в театрах, что куда менее интересно. И в политике – все тот же «железный закон олигархии» и т.п. Те, кто насмешливо просили в начале 90-х «партия, дай порулить», так руля и не получили. При власти все те же, только костюмы у них другие и дворцы отреставрированы турками.

Поэтому – ну можно восстановить в каком-то виде империю, если сильно постараться. Но империя есть всего лишь цивилизационная машина, а не ментальная Идея. И царская, и советская империи были по происхождению феодальными. Что показывает и сегодняшний их остатыш. Кругом одни сеньор-вассальные отношения. И чем ближе к югу, тем прочнее эта тенденция. А уж в столицах. Ну да ладно.

Итак, основная проблема ближайшего будущего – необходимость перехода от этой средневековой консервирующей тенденции к инновационной ротации. Если этого не будет, финита ля комедиа. Борьба с коррупцией в феодализме есть нонсенс.

Желание воскресить Сталина или Ленина в политическом отношении понятно: во-первых, новой империи нужны ключевые герои, а во-вторых, они все еще присутствуют в менталитете народа. На это можно опираться, собирая политическую энергетику. На противоположном фланге ничего подобного по масштабу так и не возникло, не в кого верить. Поэтому либералы заняты «десталинизаций» и прочими де-. Тем самым они оказывают немалую услугу противоположной стороне: как шутили в советское время, цензура у нас заменяет рекламу.

 

АКТУАЛЬНАЯ МЕНТАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Новая Идея уже включилось в менталитете. Она «искрит» как сгущенное грозовое облако. Это растущее будущее отбрасывает тень и к нам.

Что нового она содержит? Чем ближе к нашему времени, тем сильнее ментальная Идея накрывает всю Землю. Она содержит образ Человечества как целого. Но черты этого будущего человечества – особого субъекта истории – не похожи на предыдущие локальные проекты имперского типа. Ни на красный проект, ни на коричневый, ни на глобализм с мондиализмом. Никакая идея порабощения других здесь не выживет. Только идея кооперации и планетарной интеграции в целое. Только идея развития Человека, а не закрепощения его или усекновения чего-то в нем или уменьшения численности людей.

Итак, условия задачи для проектировщика: требуется спроектировать планетарное Человечество, состоящее внизу из новой единицы – развивающегося Человека. Между ними возможна иерархия неких общностей, пусть даже самая сложная, но это вопрос пока второй. Куда важнее описанная пара Человечество-Человек.

И второе условие – это отсутствие доминирующего общества, супердержав и суперрелигий как планетарных доминант.

Настройка на резонанс с этой актуальной Идеей уже имеет варианты. Отклик (интерпретация) идет в рамках тех четырех типов менталитета, которые укоренились на определенной территории (мы писали про это не раз). Эти условно «зональные» типы менталитета исторически развились неравномерно – одни общности на их основе живут уже в постиндустриальной стадии, другие в средневековой и почти первобытной. Но налицо интеграция, пока что стихийная – и это не ментальная интеграция, а цивилизационная. В Германии, скрепя сердце, строят мечети для приезжих, а в Индии – атомные подводные лодки. Китай претендует на мировое лидерство, в том числе и идеологически, и так далее. Какие-то части системы истории не доиграли свою роль до конца и будут стремиться к историческому лидерству – это неизбежно. Отсюда понятно, что цикл перехода к полной интеграции будет сложным, но ясно одно – оставшийся этап до конца конвергентной истории уже очень невелик. Говорят, от силы полвека, хотя говорить о цифрах в истории я бы поостерегся.

При этом никто даже не ставит вопроса о ментальной интеграции. Напротив, самоизоляция культурного типа всеми мыслится как нечто необходимое, сохраняющее идентичность. Да и как именно помыслить себе интеграцию того, что уже есть целостность, картина мира. Кстати, связанная с топикой, с территорией. Все так, и тем не менее: историческая задача русских состоит в том, чтобы это проинтегрировать и создать новую целостность. Писал же об этом Данилевский. Брался же за это Лев Толстой. А оба они жили в вершинный период 19 века буквально параллельно с Марксом. И если угодно, у них одна и та же Идея Будущего. Может стоит прислушаться?

В последние 30 лет мы так мило раскрыли свои объятия навстречу и Западу, и Востоку, что скоро останемся вовсе без цивилизации. Не пропадать же этому историческому порыву даром. Хоть какой-то прок.

Переход в новое состояние можно промоделировать в вариантах с разными доминантами и способами соединения частей в целое. Интересная задачка для геополитической аналитики. Но куда интереснее для культурной и ментальной аналитики и проектирования.

Если задача сборки Человечества в целое ясна, то дальше понадобится рациональная мыслительная конструкция, проекты устройства Человечества. На этом единственном основании – Человечества как единого целого, а не на локальных доминантах. Победа в близком будущем какого-либо одного локального основания (типа менталитета) может только отодвинуть необходимый шаг в истории – но ненадолго. Противостоять программе ментальной истории локальными проектами уже невозможно. Попадешь под локомотив истории.

Отсюда вывод: следует проявить самое бережное отношение к культуре Человечества, рассыпанной в его истории, как к материалу такого проекта. Никаких «утопий» будущего нет – все это конструкты, строившиеся из возможностей своего времени, но это – прорывы человеческого духа. Степень проникновения (приобщенности к актуальной сегодня идее) у них разная, но стоит начать делать такую сборку, как внутри нее проявятся свои закономерности, не видимые пока. Это работа для нашего поколения, и никто другой ее сделать не сможет.

Возвращаясь к временам столетней давности, когда русские марксисты использовали идеи «социалистов-утопистов» для конструирования своего проекта, мы видим, что они делали в общем ту же работу. И мало кто знает, что именно они тогда наработали – поскольку все это потом отмели и запретили в 30-х. А стоит присмотреться, это была работа очень умных людей своего времени.

Я не думаю, что эта группа тогда была единственная на планете. Можно найти немало и других попыток. Это опыт мыслительного проектирования и он вне идеологий. А критерий отбора простой – работает он на построение Человечества, или нет. Работает он на развитие человека, или нет.

Такова основная ментальная проблема проектирования будущего.

 

ВОЗВРАТ В ИМПЕРИЮ ИЛИ МЕНТАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

Противоречие ситуации для нас состоит в том, что на пороге новейшего цикла истории мы должны выжить геополитически. И вариант возврата к империи – хоть в каком виде – кажется едва ли не единственным. Мы уже согласны даже на новую красную империю, хоть во главе с монархом, хоть с государственной религией и китайской по типу экономикой и т.п. Бредовая эклектика, но она пользуется спросом. Поскольку есть отклик, резонанс.

Но так ли это? Идея возврата, идея возрождения, всегда первоначально организующая. Поскольку лучшее в том, что было, можно как бы и руками пощупать – материализованность прошлого всегда убедительна и потому иллюзорна. А принять абстракции сверхновых идей – это идти по воздуху, «аки по суху». На вариант Ленина с абстракцией коммунизма можно было согласиться в совсем уж отчаянной ситуации очевидного обрушения общества и страны. И к тому же рядом было множество альтернативных проектов, из которых большевики брали части и лозунги, ничуть не стесняясь эклектики.

А сейчас? Проектов нет? Море! Но их отличие от проектов вековой давности – они не вызывают никакого ментального резонанса. Не будоражат эмоции людей, не звенят в ментальном воздухе. Например, либеральный проект, который нам насаждали 30 лет, перекрыв кислород в СМИ и СМК буквально всем прочим силам в стране. Он не просто ментально мертвый, он и пахнет соответственно. Козе понятно, что он выступает ширмой для другого проекта, который самореализовался у нас в натуре. Но разве от этого легче? Мертвое и есть мертвое. Очередной симулякр, к тому же импортированный и из другого менталитета, и из другого времени. Это уже рассыпающаяся мумия.

Есть пока только пара-тройка идей нужного уровня. Среди них уважаемый мною ноосферизм. Но у него пока тот же недостаток: он ментально не резонирует с массой, не возбуждает общественных эмоций. Он разумен и нейтрален. И главное – он нейтрален по отношению к миру ценностей, в нем нет этой необходимой части. Это Идея, но не Идеология.

А нужен агон! Страсть, пассионарность, готовность умереть за эту идею.

Поэтому кроме задачи ментальной интеграции в ее мыслительной части, нужен а) поиск универсального набора ценностей нового Человечества и б) выражение его на языке ярких образов и больших страстей.

Меня пугает, что нет утопий. Никто не пишет свою «Красную звезду», не предлагает миру посмотреть на себя глазами будущего. Все как раз наоборот, сплошной поток антиутопий. Или фэнтези, который обволакивает как медовая паутина и утаскивает деток в мир виртуальных игр.

Интереса ради я просмотрел всю кинофантастику. Особенно подробно – за последних лет 30-ти. Поток катастроф, причем все более и более однообразных и все более убогих по мысли и сценарию. Нас пытаются убедить, что западное технотронное общество и индивидуализм – типа крепкого орешка с битой в руках – всех спасут. Этим «героям» шоу уже просто откровенно лень – «ладно, я пошел в очередной раз спасать мир».

Ни одного позитивного образа будущего. Все направлено на сохранение статус кво. А что сохранять-то? Мир бандитов и нарокобаронов?

Я пару раз пытался смотреть советскую «Туманность Андромеды» – тоска зеленая. Бездарно. А между тем это был очень хороший роман своей эпохи, великий роман. Но времена те прошли. Новые времена на дворе.

Поэтому найти способ выражения будущего Человечества – задача для гения. На фоне рушащихся миров, стрелялок с мордобоем и ливней детективов с эротикой заставить засиять эту идею – надо обладать новаторскими мозгами и пламенной душой. Таких людей мало.

Но много ли было таких людей раньше? Горький и Богданов сделали для нашей революции едва ли не больше, чем Маркс с Энгельсом, ну уж не меньше.

Поэтому для начала надо правильно поставить вопросы и определить задачи. Я пробую, как вижу. Не претендуя на истину в последней инстанции.

Иначе случится то, к чему нас готовит поток ментальных фекалий западной массовой фантастики: апокалипсис. Ему может противостоять только агон – жизненная сила, страсть жить, страсть творчества, противостоящая смерти или осмертению.

В глубине русского народа она явно поднакопилась. И этот вулкан на грани взрыва можно канализировать в ту сторону, для которой он и был предназначен историей: как народ и нация мы появились, чтобы исполнить роль объединителей человечества.

На меньшее не стоит соглашаться.

 


Н.Н. Александров, Возврат в империю или ментальная интеграция // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.18152, 23.08.2013

 

 

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0012/001d/00122525.htm

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *