С.Бахматов. СВОБОДА КАК УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

62292_original


    Концепция устойчивого развития общества должна быть основана на здравом смысле. Главным понятием, характеризующим состояние человеческого общества, является философская категория свободы, которая в силу ряда причин пока не получила чёткого определения.

Неопределённость по отношению к этому понятию, а как следствие, — невозможность практического воплощения его в жизни общества, состоит в том, что философы (каждый в своё время) пытались определить его через другие столь же неопределённые понятия. Например, Спиноза, Маркс и другие, так или иначе, связывали понятие свободы с познанием необходимости, хотя познание таковой в реальной жизни субъективно для каждого индивида. Гегель также рассматривал свободу как диалектический синтез личной свободы и необходимости. Однако необходимость у него включала отношения господства и подчинения в обществе, что не имеет ничего общего со свободой. Что представляет собой такой синтез, видимо, хорошо было известно одному Гегелю. Возможно, что некоторые весьма одарённые люди в общих чертах догадывались, что стоит за этим определением, однако это обстоятельство никоим образом не сопутствовало тому, чтобы оно было принято всеми и использовалось в повседневной жизни. Кант же, следуя своей традиции отличаться от всех, придавал ей смысл, как свободе воли следовать внутреннему моральному закону, что также не добавляет определённости этому понятию. Внутренний закон индивида своим существованием обязан обстоятельствам, сопутствующим ему на жизненном пути. В качестве примера можно привести приверженность буржуазных либералов липовым буржуазным ценностям.

Сложность определения понятия свободы состоит в том, что для этого необходим двойной диалектический синтез, а не просто диалектический синтез, который подразумевает наличие диалектического единства всего двух противоположностей. Почему при определении понятия свободы возникает потребность в двойном диалектическом синтезе? Дело в том, что свобода подразумевает синтез личной свободы и общественной необходимости, а личная свобода, является синтезом бесконечной воли Бога-Творца и конечной воли индивида.

Рассматривая понятие личной свободы традиционно, как это делали стоики в древней Греции или философы-иррационалисты (Шопенгауэр, Ницше) в Европе, то, как детерминизм (полное отрицание свободы), так и волюнтаризм (полное отрицание детерминизма), можно прийти к выводу, что такой подход есть не что иное, как метафизические преувеличения, свойственные конечному человеческому разуму. С позиции мироздания личной свободы нет и всё детерминировано, с позиции человеческого разума личная свобода существует и выражается в свободе выбора, поскольку человек не знает и не может знать будущего во всей своей полноте. Эти два противоположных утверждения в качестве диалектического синтеза имеют как раз понятие личной свободы. Если даже субъект понимает, что всё жёстко предопределено мирозданием (Богом), то, не зная этого предопределения, но, имея выбор из нескольких возможностей, он будет следовать ему, занимая активную позицию. В этом воплощается воля индивида, так как есть выбор и активная позиция. Иисус Христос пришёл, чтобы дать людям ту активную позицию в этом выборе, которая соответствует Божественному Предопределению для человечества. Если же люди не следуют этой активной позиции, то правильный синтез не получается, а в качестве наказания они встречаются со злом во всём многообразии своего проявления.

Установки Иисуса Христа вносят ясность относительно свободы на личностном уровне. Это необходимо и достаточно для того, чтобы в обществе воцарилась свобода, однако при таком условии, что это становится правилом жизни для всех. Реализация свободы на общественном уровне требует дополнительно такой организации общества, где отсутствует доминирование кого-либо в чём-либо, поскольку далеко не все члены общества сразу будут готовы относиться друг к другу по-христиански. Здесь пришло время для второго диалектического синтеза, где в качестве единства противоположностей выступают уже личная свобода и общественная необходимость.

Перед тем как определить понятие общественной необходимости, надо сначала рассмотреть два других понятия, связанных с ним. Это понятия управления и доминирования (господства). Очевидно, что управление, отличается от доминирования тем, что первое (в отличие от второго) имеет обратную связь в виде контроля, что исключает доминирование. Контроль в общественных делах может быть эффективным только тогда, когда он пронизывает всю систему управления и имеет направление снизу вверх, а не сверху вниз или по горизонтали. Управляющее воздействие направлено от субъекта к объекту, а обратная связь всегда направлена от объекта управления к субъекту управления и представляет собой контроль. Поскольку контроль можно считать управляющим воздействием, то суперсистема, которую представляет собой человеческое общество, должна иметь такую структуру управления, где субъектами и объектами управления становятся все уровни власти, а приоритетом обладает самое нижнее звено, обеспечивая народовластие. Недопущение в обществе доминирования кого-либо в чём-либо требует контроля в виде демократических процедур на всех уровнях управления и во всех сферах деятельности. Под демократическими процедурами понимается стандартный набор, включающий периодическую выборность, надзор и отзыв в случае необходимости.

Чтобы было легче понять этот фундаментальный закон управления, нужно рассмотреть другую схему управления (ныне действующую  в обществе везде), где контроль направлен исключительно сверху вниз. В этой схеме высшее звено власти никто не контролирует. Это неизбежно приводит к полной деградации качества всей структуры управления. Примером может служить СССР, где ЦК КПСС, особенно Политбюро ЦК КПСС, никто не контролировал.
Система «сдержек и противовесов» в высшем звене буржуазной власти (так называемое разделение властей и контроль по горизонтали) ничего принципиально не меняет в лучшую сторону, поскольку те, кто находится сверху и господствует, будучи предоставленные самим себе, всегда имеют возможность договориться между собой о правилах доминирования. Элементарным примером могут служить сговоры монополий, которые не только договариваются между собой, но и с властями. Более ёмким примером служит само буржуазное государство, которое представляет собой идеальное наглядное пособие для изучения господства параллельных властей, основанного на буржуазном праве эксплуатации. Все четыре ветви власти «дуют в одну дуду», испытывая при этом чувство глубокого удовлетворения.

Отмечу также, что наивно пытаться определить свободу в обществе через пресловутые понятия «свобода для» и «свобода от», поскольку при этом никоим образом не затрагивается суть проблемы свободы. При этом можно с лёгкостью потонуть в потоке противоречий.

Синтез личной свободы и общественной необходимости заключается в правильном выборе структуры управления в обществе, что и будет воплощаться в понятии свобода как таковой. Здесь будет уместно привести изречение Иисуса Христа.

«Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моём, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными».

Иисус Христос призывал всех к личностной свободе через любовь к Богу и друг к другу. Если такая любовь возымеет место, то люди смогут так устроить свою жизнь, что каждый станет свободным в таком обществе.

Приведу пример, акцентирующий неразрывную связь между личностной и общественной свободой.
Французский буржуазный философ Жан-Поль Сартр, анализируя понятие свободы, приходит к печальному выводу. Он утверждал, что свобода выбора (личностная свобода) выражается лишь тогда, когда личность вынуждена выбирать из двух равновеликих возможностей, которые могут быть одинаково неудовлетворительными. Для доказательства этого утверждения приводит сюжет. Сын живёт со своей матерью и воспитан в почитании семейных ценностей. Началась война, и ему приходится выбирать, остаться с престарелой больной матерью или идти воевать. Если он уйдёт на войну, то будет мучиться, так как бросил мать, если останется с матерью, то будет испытывать угрызения совести, как предатель и дезертир.
Возражение Сартру заключается в том, что сын в такой ситуации принципиально не может сделать свободный выбор, так как выбор относительно его будущего сделан теми, кто развязал войну, то есть на уровне общества. Сын в таком случае будет рабом обстоятельств, каков бы выбор его ни был. Если же имеется свобода на общественном уровне не только в его стране, но и в других странах, то война станет невозможной и освободит людей от необходимости делать подобного рода выбор. Все войны развязываются из-за конфликта групповых интересов тех, кто стоит у власти в классовом обществе, а народы к такому ходу событий не имеют никакого отношения, однако становятся жертвами проводимой политики.  Личностная свобода сына (как христианина) диктует ему остаться с престарелой и больной матерью и не испытывать при этом угрызения совести, а отсутствие свободы на уровне общества лишает его такого выбора.
Поэтому общественная свобода предполагает наличие личной свободы и наоборот, личная свобода подразумевает наличие общественной.

К чему приводит наличие доминирования в обществе в отсутствии контроля?
В буржуазном обществе это приводит к крайне низким темпам экономического развития из-за экономических и финансовых кризисов с последующей стагнацией; к мировой экологической катастрофе вследствие неразумного использования природных ресурсов; к безработице и инфляции; к чудовищно несправедливому распределению доходов в обществе; к коррупции и кумовству; к формированию властной бюрократической системы и олигархии; к буржуазному праву, защищающему законами интересы капитала и власть имущих; к формированию духа потребительства через вездесущую рекламу; к двойным и тройным стандартам в политике; к мировому террору; к региональным и мировым войнам; наконец, к моральному разложению населения капиталистических стран.
При тоталитарном социализме по Марксу и Ленину этот список несколько короче, но главное в том, что такой социализм непременно приводит к реставрации капитализма со всеми его «прелестями» вследствие наличия в обществе группового доминирования (партии и партийного государства с его номенклатурой). Верные марксисты-ленинцы никак не могут понять, что при системе, реализованной в СССР с лёгкой руки Маркса и Ленина, нельзя создать того качества власти и всего общества, которое позволило бы решать те грандиозные задачи, которые они ставят перед собой. Задачи эти могут быть решены только в свободном обществе.  Отмечу также, что одна из главных утопий КПСС в СССР состояла в том, что человека будущего должна воспитать пропаганда ценностей строителя коммунизма, а в итоге, как известно, сами стали предателями своего же дела. Истина в том, что человека может воспитать только правильно устроенная жизнь с верой в Бога. Когда в обществе существуют условия для доминирования кого-либо, то это доминирование не только наступит, но и расширится, принимая при этом уродливые формы.

Подводя итог, можно сказать, что имеется насущная потребность в плане преобразования системы управления обществом, что соответствует построению обновлённого социализма, где структура управления такова, что в ней направление контроля осуществляется снизу и пронизывает всю систему управления до самого верха. Более того, вся «властная пирамида» должна полностью периодически обновляться, для чего в социалистическом обществе должен иметься мощный источник для такого обновления. Воплощение вышесказанного в действительность будет означать построение обновлённого социализма, основанного на народовластии.

1 комментарий

  • Сергей

    17 сен 2017

    Ответить

      Если в качестве центрального понятия этики взять понятие свободы, определённое мною в статье, то все остальные важнейшие понятия этики становятся легко определимыми.
    Например, справедливость - это распределение материальных ресурсов и политико-правовая система, которая сложится в свободном обществе, а мораль заключается в установлении такой справедливости в таком обществе.
    Однозначное определение свободы требует базиса для такого определения. В данном случае таким базисом являются отсутствие доминирования (господства) в обществе, а также общечеловеческие ценности, которые даны в учении Иисуса Христа.
    Любая другая попытка определения понятия свободы наивна, поскольку в ней будет отсутствовать базис, вернее, у каждого будет иметься свой базис.   
     
    Если кто-то пытается говорить о добре и зле, то встаёт вопрос, в чьей интерпретации? Обычно такой диспут в отсутствии оснований переходит к праздному соревнованию в красноречии, а когда у сторон заканчиваются аргументы, они переходят к более убедительным методам аргументации, которые в толковом словаре Даля получили название мордобой.         

Ответить Сергей Отменить

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *