Н.Сомин. О СОЦИАЛИЗМЕ И ЦАРСТВЕ БОЖИЕМ

24158_600

 

Со времен «перестройки» и до наших дней льется нескончаемый поток помоев на социализм. Причем — как на советский социализм, так и на социализм вообще. И в этом потоке заглавную роль играют наши православные христиане. «Сатанизм»,  «вавилонская башня», «крысятник», «православие и коммунизм несовместимы», «слово «социализм» придумал масон Пьер Леру» — такая вот дешевка слышится со всех сторон. И многие серьезно думают, что топча социализм, они тем самым защищают православие. Поэтому возникает необходимость оправдать социализм перед лицом веры. И заодно обобщить те мнения, которые  высказывают православные защитники социализма.

И начать, конечно, надо с Нового Завета — этой безусловной основе христианства.

 

I.

В самом начале Деяния апостольские свидетельствуют, что Христос перед Вознесением давал повеления апостолам, «в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием» (Деян.1,3). Запомним — о Царстве Божием. После же Пятидесятницы, которая была через десять дней по вознесении, и в которой все апостолы получили Духа Святого, Петр произнес пламенную проповедь о Христе, и в результате крестилось около трех тысяч человек. И все они, «пребывая в преломлении хлеба и в молитвах» (Деян.1,42) тут же образовали коммуну: «Все же верующие были вместе и имели всё общее.   И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Деян.2,44-45). Евхаристия и общность имуществ — вот основы этого нового общества верующих.

И чтобы не было соблазна подумать, что это — проходная тема, автор Деяний (евангелист Лука) продолжает ее в 4-й главе: У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее.  Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их.  Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного  и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду  (Деян.4,32-35).  Св. Иоанн Златоуст так комментирует этот фрагмент:

«Не словом только, но и силою они засвидетельствовали о воскресении (…) И не просто силою но — велию силою. И хорошо сказал: благодать бе на всех, потому что благодать — в том, что никто не был беден, то есть, от великого усердия дающих никто не был в бедности. Не часть одну они давали, а другую оставляли у себя; и (отдавая) все, не считали за свое. Они изгнали из среды себя неравенство и жили в большом изобилии, притом делали это с великою честию.»/IX:113/[1]. И не только Златоуст -.другие святые отцы с восторгом и огромным энтузиазмом приветствуют жизнь в иерусалимской общине -.Василий Великий, Киприан Карфагенский, и еще многие. Причем приветствуют они именно тот коммунистический строй, который установили в общине апостолы, разумеется, понимая, что сделали эти верные ученики Спасителя во исполнение Его заветов.

 

II.

Попробуем еще раз вникнуть, что же произошло. Господь проповедует ученикам о Царстве Божием. И естественно, что ученики, исполнившись в Пятидесятнице Духа Свята, с великим энтузиазмом принялись воплощать то, о чем их учил Христос — принялись воплощать Царство Божие! Причем, воплощать, конечно же, как их учил Христос. И что же это означает? А то, что Царство, после того, когда оно сойдет на землю, будет характеризоваться двумя основными чертами — верой в Бога и общей собственностью как гарантом любви между людьми — именно это показали нам апостолы в своей великой попытке построить Царство! И заметим: Царство Божие именно на земле. Вот оказывается какие «хилиасты» эти апостолы! Как же так? — только что получили благодать Святого Духа и сразу же начали возводить вавилонскую башню. Стало быть, отнюдь не вавилонскую башню с намерением «сделать себе имя», а совершенно противоположное — построить общество, максимально приближенное к Царству Божиему, сколь это возможно на земле. А благодать только подтвердила правильность их решения. Иоанн Златоуст об этом приближении к Царству говорит так: «Это было ангельское общество, потому что они ничего не называли своим» /IX:73/.  Ведь место обитания ангелов — Царство Божие. А вот и прямое указание: «Итак, земля была уже небом, по (их) жизни» /IX:121/. То есть по их жизни на земле члены иерусалимской общины уже обитали в Царстве Небесном!

И прежде всего целью апостолов было показать характерные, существенные черты Царства, а именно веру в Бога и общность имущества! Поэтому именно эти черты будет иметь Царство, после окончательной победы над злом, после того, как оно спустится на землю. А то, что это произойдет, недвусмысленно свидетельствуют 21 и 22 главы «Откровения св. Иоанна». Телесное не упразднится, но будет преображено, а Царство воплотится в виде прекрасного и грандиозного города — Нового Иерусалима

В итоге  неизбежен вывод, что общность имуществ сродни Царству. Или иначе  —  коммунизм, коллективизм в любви  является необходимой характеристикой  Царства Божьего. А значит, порожденный христианством коммунизм выражает одну из важнейших сторон христианской веры.  И об этом сказано не где-нибудь, а в Новом Завете. А значит — для всех и на все времена. И более того, поскольку коммунистический завет Христа дан всем двенадцати апостолам, то это означает, что он дан не отдельной общине, но всей полноте Церкви.

Сказанное можно сформулировать более кратко: «коммунизм является образом  и подобием Царства Небесного на грешной земле». Мы в дальнейшем будем называть это положение  царствоподобием коммунизма. Дело в том, что этот тезис имеет в православной социологии такое же фундаментальное значение, как и тезис о богоподобии человека: «человек есть образ и подобие Божие» в православной антропологии. Тезис царствоподобия решает вопрос о добре и зле в социальных отношениях: Сам Бог желает, чтобы люди жили совместно в условиях общности имений. Златоуст об этом говорит так: «для нас предназначено скорее общее, чем отдельное, владение вещами, и оно более согласно с самой природой» /XI:705/, т.е. согласуется с замыслом Божиим относительно всего мироздания

Во избежание недоразумений и специально для любителей обвинять автора в желании построить рай на земле, укажем, что образ и подобие, разумеется, не означает тождества, но указывает на присутствие в образе некоторых существенных свойств оригинала.

Два признака Царства Божьего дали нам апостолы: 1) веру в Бога с евхаристической трапезой и 2) общность имуществ. Оба необходимы, но вера все ж таки стоит на первом месте. Как показал в своих работах о. Сергий Булгаков, социализм может существовать как в атеистическом  обличье, так и в варианте христианского социализма, о котором он всегда положительно отзывался. О капитализме наши русские философы говорили иначе. Несмотря на, казалось бы, безразличное отношение капитализма к вере, Н. Бердяев отчеканивает: «капитализм есть практический атеизм».  Таким образом, коммунизм без веры и не может быть мыслим — так научили нас апостолы. Социализм, как показала история, может быть как атеистическим, так и с верой в Бога. Капитализм же в своей сущности веру отвергает. При  капитализме  лишь отдельные индивиды, вопреки обществу, могут достичь веры. В итоге получается, что коммунизм реализует два апостольских признака Царства, также как и православный социализм. Атеистический (советский) социализм  реализует лишь один (второй) признак, а капитализм — ни одного.

Если коммунизм является идеальной целью, полностью достижимой только в Царстве, то  социализм ориентирован на падшее человечество. Ибо надо иметь в виду, что заповедь царствоподобия дана Господом несмотря на грехопадение — ведь грешный человек все равно остается образом Божиим, окончательно не потерявшим стремление к Царству и потому способным построить его образ на земле, пусть и несовершенный. Социализм не пытается установить на общественном уровне любовь (хотя и не препятствует этому), а добивается достижения справедливости (разумеется, не абсолютной). Это дает возможность  распространить социализм на большие общества типа многомиллионной страны.   Между коммунизмом любви и социализмом — дистанция, и значительная. Но духовно обе эти формации основаны на общей собственности и увеличивают солидарность между людьми. И потому социализм тоже царствоподобен, хотя и являет более слабое подобие, ориентированное на реализацию в условиях грешной земли.

Божественный промысел введения социализма как промежуточной ступени к коммунизму Царства видится в необходимости подготовить падшее человечество к жизни в Царстве Божием. Как говорил св. Ириней Лионский, «достойные постепенно привыкают вмещать Бога». Конечно, Господь судит индивидуально. Но грехи (или добродетели) каждого человека во многом воспитываются обществом. Особенно это относится к грехам общественным, т.е. грехам, присущим всему обществу, ибо ответственными за эти грехи, тем не менее, являются отдельные индивиды, и тем самым общественные грехи тоже подпадают под Суд Божий.

Наконец, следует указать, что, создавая общину, апостолы не кинулись учреждать холдинг и предлагать акции (хотя тогдашнее иудейское общество в принципе к этому было готово), а реализовали совершенно другую, противоположную социальную модель — коммунизм. Это означает, что в капитализме нет черт Царства Божия, он не царствоподобен. Наоборот, полная противоположность капитализма и коммунизма говорит о том, что капитализм — общество сатаны. И более того, между коммунизмом и царством мамоны в истории всегда будет противоборство. Но об этом в следующем разделе.

 

III.

Как преодолеть дистанцию между социализмом и коммунизмом? Некоторые теоретики социализма считали, что это произойдет через поступательное движение к светлому будущему на основе гуманизма. Христианство же смотрит на дело гораздо глубже. Оно исходит из факта падшести человека, которое не позволяет человечеству спокойно  восходить по ступеням нравственного общественного преображения — на определенном этапе восхождения падшесть человека приходит в противоречие с высотой нравственных заповедей, в результате чего общество либо разваливается, либо омертвевает под действием насильно вбиваемой идеологии, что в конце концов тоже приводит к распаду.

Но «человекам это невозможно, Богу же все возможно». Противоречие преодолевается путем радикального разделения человечества на «овец» и «козлищ». Праведный и справедливый суд Божий отделяет «сынов тьмы»  от праведников, которые способны образовать общество, достойное жизни в Царстве. Другого способа нет. Но это произойдет только «в конце времен», а до этого человечество испытает тяжелейшие скоби: «Ибо в те дни будет такая скорбь, какой не было от начала творения, которое сотворил Бог, даже доныне, и не будет» (Мк.13,19). Почему так? Конечно, не исключены и причины, связанные с грубой борьбой цивилизаций. Но думается, что главная причина в другом: весь исторический процесс вплоть до Второго Пришествия будет  проходить в борьбе между капитализмом и социализмом. Эта борьба, начавшаяся в XIX веке и продолжавшаяся с переменным успехом весь XX век будет идти и дальше, и конечно же, будет сопровождаться  общественными скорбями: революциями, контрреволюциями, войнами…

«Как, — скажет читатель, — войны? Это ужасно! Уж лучше победивший капитализм, но мирный, при котором можно спокойнее молиться и воспитывать детей».  Конечно, хорошо бы мир. Только в случае окончательной победы капитализма, этого массового убийцы душ, подавляющее число населения духовно погибнет. И ясно, что на это Господь пойти не может; Он не попустит такому развитию событий, как не допустил в начале XX века «фукуямовского» исторического сценария, а дал возможность большевикам осуществить свою социалистическую программу. Поэтому скорби неизбежны, но они будут носить очистительный характер, предваряя второе Страшное Пришествие Христово. Катастрофический характер будущей истории, как представляется, изображен в Откровении Иоанна в виде грозных картин снятия семи печатей, трубящих Ангелов, семи чаш гнева.  А то, что борьба будет с переменным успехом, показывает эпизод падения вавилонской блудницы, в которой многие толкователи небеспричинно видят финансовую систему капитализма.

Ну, а какова роль социализма в этом процессе? Роль двоякая. В периоды господства капитализма социализм будет играть роль идеальной цели. В периоды же победы социализма он будет реально избавлять человечество от навязанных капитализмом грехов. Об этом следует поговорить подробнее.

 

IV.

Одним из самых тяжелых грехов человечества является любостяжание, жажда богатства. Св. Иоанн Златоуст считал любостяжание самым распространенным грехом:

«До самых облаков достигает пламя этого костра (страсти к деньгам — Н.С.), и сушу и море обнял огонь этой печи. Никто не тушит этого пламени, а раздувают все, как те, которые уже пленены, так и те, которые еще не пленены, чтобы быть плененными. Каждый может видеть, как все, и мужчина и женщина, и раб и свободный, и богатый и бедный, каждый по своим силам, день и ночь несут бремя, доставляющее великую пищу этому огню, бремя не дров и хвороста (не таков этот пламень), но душ и тел, неправды и беззакония. Именно этим обыкновенно поддерживается такой пламень. Богатые никогда не оставляют этой безумной страсти, хотя бы овладели всею вселенною, и бедные стараются сравняться с ними, и какое-то неисцелимое соревнование, необузданное бешенство и неизлечимая болезнь объемлет души всех». /III:482-483/.

Причем Златоуст различает в этом грехе личный уровень — сребролюбие — и общественный уровень, который он называет мамоной: «Этот недуг (хищение и любостяжание — Н.С.) объял всю вселенную, обладает душами всех, — и, поистине, велика сила мамоны!» /VIII:509/. Под мамоной Златоуст понимает устроение общества, в котором все обусловлено деньгами. Сейчас, в период господства капитализма, социальная власть мамоны особенно сильна. Собственно капитализм, провозглашая свободу частной собственности, дает полную свободу мамоне и по сути дела отождествляется с ним.

Как обуздать мамону? Если личный уровень этого греха может быть некоторыми людьми побежден покаянием  и деланием противоположной добродетели, т.е.милостыни, то против общественного уровня греха, против маммонизма милостыня оказывается бессильной -  она не может изменить социальный строй. Поэтому единственным противодействием мамоне остается социализм. И действительно,  внедряя в жизнь принцип общественной собственности, он  подрывает саму основу маммонизма. А поскольку личное и общественное тесно связаны, то уничтожение маммонизма на общественном уровне ведет к победе (пусть и неполной) над личным сребролюбием.

Борьба с мамоной — главное в социализме. Но есть и другая сторона. Она заключается в достижении справедливости. Разумеется, справедливости не абсолютной, поскольку полная справедливость называется правдой Божией и является прерогативой только Бога. (Впрочем, любая общественная добродетель в этом мире может быть достигнута лишь отчасти).  Но дело в том, что при капитализме справедливость в принципе не может быть достигнута, ибо сам институт частной собственности несправедлив — он дает преимущества, и немалые, собственнику.  Иное дело социализм — запрет частной собственности (на средства производства) устраняет это препятствие к достижению справедливости. Впрочем, обе добродетели тесно связаны, ибо несправедливость по большей части имеет причиной маммонизм.

Специально отметим, что советский социализм и остановил мамону и построил общество социальной справедливости. Это означает, что и он царствоподобен. И это несмотря на его очевидные недостатки (государственный атеизм). Надеюсь, что о советском социализме мы поговорим более подробно, но уже в другой статье.

 

V.

В заключение хочется сказать вот о чем. В каком же идиотском положении находятся все эти антикоммунисты и антисоветчики! Ведь чем злее они ругают социализм, тем дальше они уходят от Царства Божьего. Увы, они не увидели в социализме главного — царствоподобия. И самое печальное, что список антисоветчиков длинен, и в нем присутствует не только фарисеи и откровенные тролли, но и люди приличные, которые, может быть, и видят реальные недостатки той или иной реализации социализма, но вот главного положительного момента так и не разглядели.

Жаль их. Но зато радостно за православных ревнителей социализма. Они, конечно же, тоже видят недостатки, но сердцем чуют и  царствоподобие социализма и коммунизма. И через достоинства социализма раскрывают образ Царства.

Прислушаемся же к их аргументам.

 

 


[1] Ссылки на св. Иоанна Златоуста даны по  изданию: «Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, Архиеписко­па Константинопольского, в русском переводе», тт. I-XII. С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1894-1911.

 

 

Источник

Комментарии (2)

  • Сергей

    22 дек 2018

    Ответить

    Можно согласиться с автором практически во всём, кроме отдельных несущественных положений. Сосредоточусь лишь на различиях. Первохристианская община была возможна лишь в малом сообществе людей, однако это станет образом и будущего общества. Обоществление и разделение труда, связанные с индустриализацией породило урбанизацию и большие государства. Большинство людей поневоле живут в мегаполисах, где возникает зловещее отчуждение между людьми. Капитализм отживает свой век, и это связано с научно-техническим прогрессом, так как частная собственность на средства производства потеряет всякий смысл в условиях почти полной автоматизации и роботизации процесс производства материальных благ и услуг. Человечество на пороге реализации холодного ядерного синтеза, который даст практически неограниченный источник энергии малых габаритов, дешёвый и совершенно безопасный.  Я клоню к тому, что мегаполисы через некоторое время уйдут в небытие как нечто ужасное в истории человечества. Информационные технологии позволят практически всем работать удалённо на дому и очень незначительное время. Человечество распределится равномерно по всей территории Земли, живя в на природе в собственных домах, обустроенных всем необходимым . А это опять возвращает человечество к "общению малого круга".  
    Когда я  после вынужденного долгого отсутствия на даче выезжаю туда, то попадаю в обстановку "коммунизма". Все соседи делятся с радостью всем, что вырастили собственным трудом, приглашают в гости и проявляют участие.
    Мне думается, что долгой борьбы между капитализмом и социализмом не будет, так как,во-первых,  социализм - это то, к чему человечество идёт объективно. Во-вторых, будучи построенным правильно хотя бы в одной стране, он будет служить хорошим примером для мирового сообщества. Ведь почему в мире нет социалистических революций? Пока общество не знает, как правильно прийти к социализму, и Церковь в лице худших представителей её, к этому приложила руку. 

    • Ответить

      Браво автору и Сергею! Однако основная причина всего и вся в том, что сегодня даже сказки перестали читать, а автор отправляет к Библии. Да спросите возле церкви или мечети любого верующего, или просто пришедшего на праздник церковный, читал ли он свою священную книгу, то получите скорее скомканные ответы. Даже попы не читают ее, а им просто сверху проповеди пишут для народа. Религия сегодня нужна только для политиков, чтобы голоса избирателей побольше привлечь. Ради этого они и сами крестится ходят, да еще чтобы рядом с президентом их показали. Время такое сегодня, а вот Сергей пишет о проекте "Венера" Жака Фреско, ну так он уже умер так и не увидев ни одного города будущего из своих мечтаний. Некому сегодня строить такие "голубые города", да и зачем, если молодым проще снова ходить с факелами да громить витрины после футбольных матчей. Им сегодня побольше лайков надо собрать в соцсети, чтобы рекламу там разместили и деньги перечислили из этого, ими созданного, НИЧЕГО!!! Вот и будущее их будет из этого НИЧЕГО, да они пока об этом не знают. Убогие, что с них взять! Увы!

Ответить Владимир Владимирович Отменить

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *