Актуально

Где должна находиться столица России?

Тема переноса столицы России обретает с каждым годом всё большую популярность. Разговор об этом ведётся и на страницах прессы, и на научных конференциях, проникает и в высказывания политиков, причём самой разной идеологической ориентации – от Эдуарда Лимонова до Сергея Шойгу. Тем не менее, в практической плоскости эта задача действующей властью пока не ставится, хотя надо признать, что она явно превосходила бы по значению в качестве возможного «национального проекта» такие затратные и сомнительные с точки зрения их необходимости мероприятия, как Олимпиада в Сочи в 2014 г., будущий чемпионат мира по футболу в 2018 или, к примеру, саммит АТЭС во Владивостоке в 2012 г. (ради которого был построен мост на остров Русский).

Новая столица

Перенос столицы – явление в истории широко распространённое. Только за вторую половину XX века они осуществлялись в Бразилии, Пакистане, Танзании, Нигерии, Казахстане, Мьянме и ряде других, менее крупных государств. До этого столицы переносились в США, Канаде, Австралии, Индии, Турции. 7 раз столицы переносились в Польше, 12 раз – в Иране, 18 раз – в Китае. В настоящее время дискуссии о смене столиц ведутся во многих государствах, включая Китай, Японию, Индонезию, Иран, Аргентину, Венесуэлу, а также страны «ближнего зарубежья» – Киргизию, Таджикистан, Азербайджан, Грузию…

Необходимость таких шагов вызывается различными факторами: военно-стратегическими, угрозой природных катаклизмов, компромиссом между различными этносами или частями государства, перенаселённостью и исчерпанностью возможностей развития старой столицы, необходимостью освоения малонаселённых внутренних районов страны и т. д. (см., напр., Россман В. Столицы: их многообразие, закономерности развития и перемещения. М., 2013).

Не является исключением и история России, центр которой – если брать эпоху Древней Руси – переместился сначала с севера на юг (из Ладоги в Киев), затем на северо-восток (во Владимир и далее в Москву). И это далеко не полный список русских «стольных» городов Средневековья. Всем известен перенос столицы в Санкт-Петербург при Петре I и её возвращение в Москву в 1918 году. Таким образом, данная проблема ставится в нашей истории отнюдь не в первый раз.

Проблемы современной Москвы как столицы видны невооружённым глазом. Её население быстро растёт (и этот рост намного превышает тот, что фиксируется статистикой), причём на фоне депопуляции всей страны и в особенности этнически русских регионов, ближе всего прилегающих к Москве. Уже сейчас в московской агломерации сосредоточено не менее 20 миллионов человек, что составляет около 15 % населения страны. Например, с 1959 по 1989 г. население Москвы выросло с 5046 до 8769 тыс., то есть в 1,7 раза, а с 1989 по 2010 г. – до 11503 тыс., то есть ещё в 1,3 раза. И это по официальным, явно заниженным данным, и к тому же без учёта роста агломерации. В то же время население 14 крупнейших городов Российской Федерации, которые ныне входят в категорию миллионников, с 1959 по 1989 г. выросло в те же 1,7 раза, а с 1989 по 2010 осталось практически на прежнем уровне.

В Москве вращается непропорционально большая доля финансовых средств, её банки контролируют 85 % капиталов России. Её валовой региональный продукт достигает почти четверти ВНП России, хотя очевидно, что «физически» она производит несоизмеримо меньше благ. Москва, находящаяся на краю страны, является перевалочным пунктом для двух третей внутренних авиаперевозок и 80 % международных. Это можно сказать практически обо всех сферах жизни России. Таким образом, диспропорции в развитии, ведущие к гипертрофии роли центра, сдерживаемые при социалистическом строе, при капитализме резко обострились (что типично не только для России, но и в целом для стран периферийного капитализма – третьего мира).

Уже сейчас Москва близка к транспортному коллапсу, а ведь парк автомобилей продолжает быстро расти. Пробки скоро полностью парализуют движение по улицам столицы. Среднее время, необходимое москвичу, чтобы добраться до работы, превышает час (и это не считая работающих в Москве жителей подмосковных городов и других соседних регионов), что выше показателей всех мировых столиц.

Едва ли не единственный аргумент за сохранение столицы в Москве (кроме «дороговизны переноса») – её значение как исторического и духовного центра, так что смена столицы воспринимается чуть ли не как «кощунство». Но сейчас такое восприятие Москвы вытесняется (по сути, уже вытеснено) из общественного сознания представлением о «городе-паразите», центре бюрократии и крупного капитала, угнетающем всю страну. И этим она обязана именно своему статусу столицы, к тому же столицы государства, в котором господствует типичный «периферийный капитализм» – а значит, столица является лишь «перевалочным пунктом» для выкачивания из страны ресурсов в пользу стран «мирового центра». И чем дольше Москва будет оставаться в этом качестве, тем хуже к ней будет отношение.

Стоит напомнить, что в течение 200 лет – с 1712 по 1918 г. – Москва не была официальной столицей (последняя пребывала в Санкт-Петербурге). И именно в это время она получила признание как культурный центр, символическое «сердце» России, где бурлила русская общественная жизнь – в противовес чиновному и торговому Петербургу. «Москва… как много в этом звуке для сердца русского слилось!» – фраза, родившаяся именно в ту эпоху, когда Москва не имела столичного статуса. И наоборот, Ленинград-Петербург стал всеми любимым культурным центром в советское время, когда он лишился атрибутов столичности.

Так что не стоит опасаться снижения символической роли Москвы в случае переноса столицы на восток. Наоборот, освободившись от груза бюрократии и крупного бизнеса, она восстановит эту роль, оставшись центром образования, науки, культуры, религии. Тогда и Кремль, из которого будут выведены органы власти, станет общедоступным местом прогулок и культурных мероприятий и при этом сакральным центром исторической памяти (подобно, скажем, Новгородскому или Нижегородскому кремлям или Петропавловской крепости). Вывод столицы из Москвы позволит ей сохранить многие памятники истории и культуры, которые сейчас разрушаются из-за аппетитов строительного бизнеса.

Что касается расходов, то перенос столицы оказался под силу не только «богатой» Германии, но и «бедному» Казахстану, где в 90-е годы также звучали многочисленные голоса против «затратного» проекта. Сегодня, задним числом, решение Назарбаева одобряет подавляющее большинство жителей республики. В Германии при переносе столицы из Бонна в Берлин, отмечает В. Россман, «при значительно более высокой стоимости рабочей силы было потрачено 11 миллиардов бюджетных средств», а не 150 миллиардов, в которые этот проект в применении к России оценил бывший мэр Москвы Ю. Лужков.

***
Где же должна располагаться новая столица? Звучат высказывания, что «компактный» административный центр может быть размещён недалеко от старой столицы, то есть где-нибудь в Московской области или на территории так называемой «Новой Москвы». Такие переносы столиц в город-спутник имели место в Малайзии, Шри-Ланке, на Филиппинах. Но это едва ли можно считать выходом из положения, ведь новая «административная» столица станет лишь частью старого столичного мегаполиса, её строительство не уменьшит, а увеличит этот мегаполис, ещё больше загрузит дороги, увеличит транспортные потоки, ухудшит экологическую ситуацию. Она будет подобием загородного коттеджного посёлка, которые сегодня разрослись вокруг всех наших городов, только не с жилыми, а с административными функциями. Никакой разгрузки прежней столицы не произойдёт.

Да и в целом сохранение столицы на территории так называемого «Центрального» района вряд ли оправданно. В существующих границах России само название Центрального федерального округа звучит несколько абсурдистски, потому что он находится на западной окраине страны, да и для Российской империи и Советского Союза его едва ли можно было считать центром. Эта территория отдалена от основной массы населения, экономического потенциала, природных ресурсов. В наше время сохранение столицы в Москве лишь подчёркивает зависимый характер экономики страны, при котором столица находится поближе к конечному «потребителю» ресурсов, то есть Западу. Кроме того, она уязвима с военной точки зрения (да, пока непосредственный западный сосед – дружественная Белоруссия, но и с ней случиться может всякое).

Другая крайность – предложения перенести столицу на Дальний Восток (эту идею активно продвигает Ю. Крупнов и его «Движение развития»). Это ещё сильнее отдалит столицу от большинства населения страны и будет только способствовать сепаратистским тенденциям на «обделённых» окраинах. Дальневосточная столица будет ещё сильнее оторвана от национальной экономики и интегрирована в «мировой рынок», только не через Европу, а через АТР. Возвращение столицы в Санкт-Петербург также недопустимо: этот вариант совмещает негативные стороны и сохранения её в Москве (перегруженный мегаполис), и переноса на окраину. Столица должна быть не удалена от центра страны, а максимально к нему приближена.

Географически территория России состоит из двух больших массивов, традиционно именуемых «европейской» и «азиатской» частями страны (хотя, разумеется, к реальности эти названия не имеют отношения, поскольку Россия исторически не принадлежит ни к Европе, ни к Азии, а является самостоятельным евразийским субконтинентом; да и само существование такой общности, как «Азия», довольно сомнительно: в конце концов, что общего между Ираном и Японией?). Большая часть территории находится к востоку от Уральских гор, но большая часть населения (примерно в такой же пропорции) живёт к западу от него. Эти массивы сходятся в районе к востоку от Урала, где территория Казахстана выдаётся дальше всего на север. Таким образом, там расположена, образно говоря, «талия» России, перетянутая Уральским хребтом («Каменным поясом»). Перенос столицы в этот регион закрепил бы территориальное единство страны.

В существующих границах географическим центром России считается район озера Виви на плато Путорана (север Красноярского края). По методике Д. И. Менделеева определён также «центр населённости» России, то есть точка земной поверхности, в среднем ближайшая к месту проживания каждого из жителей страны. Со временем его местонахождение меняется из-за изменения плотности населения в тех или иных районах (двигаясь сначала с запада на восток, а теперь, увы, с востока на запад), и на данный момент этот центр находится в Республике Удмуртия.

Таким образом, желательно, чтобы новая столица была расположена в ареале между «центром населённости» и географическим центром, то есть в регионе между меридианами Ижевска и Красноярска. Причём Южная Сибирь слишком близка к границе, и для неё характерен гористый рельеф. Север же Сибири отличается суровым климатом и плохой транспортной доступностью. Так что фактически, говоря о «центральном ареале» России, следует опять-таки вести речь о пространстве вокруг Уральских гор, между реками Вяткой (на западе) и Иртышом (на востоке).

***
Вряд ли результативным станет перенос столицы в один из существующих крупных городов. В каждом из них существуют те же проблемы с перенаселённостью, пробками, экологическим неблагополучием, которые при размещении там столицы только обострятся. При этом надо учитывать, что в процессе перенесения столицы должен быть построен новый крупный район, в котором разместятся правительственные здания, министерства, парламент, суды (если не будет принято решения об их переносе в другие города, то есть о некоторой децентрализации и перераспределении столичных функций), иностранные посольства. Под этот район должно быть зарезервировано достаточно большое свободное пространство, которого в большинстве современных городов-миллионников нет.

Когда в качестве аргумента в пользу того или иного крупного города приводят наличие там уже сложившейся инфраструктуры (включающей в себя что угодно, от строительной индустрии до оперного театра), это скорее следует понимать как аргумент «против». Ведь всю эту инфраструктуру придётся в корне переделывать именно под столичные функции, на которые даже самый крупный областной центр не рассчитан. Впрочем, и строить город «в чистом поле» едва ли правильно: у столицы должны быть исторические традиции, архитектурное разнообразие, которое возможно лишь в городе, основанном достаточно давно, пусть и небольшом на данный момент.

Из числа российских миллионников более-менее подходят для роли новой столицы лишь два: Омск и Пермь. Оба эти города находятся в «центральном ареале» России, вытянуты вдоль рек – Иртыша и Камы – и по большей части расположены только на одном их берегу. На правом берегу Камы и левом берегу Иртыша находятся лишь изолированные друг от друга посёлки и жилые массивы, и, таким образом, имеется резерв свободных земель для строительства административного центра. Существующая городская застройка при этом не затрагивается, а становится периферийной, причём безболезненно и даже с некоторой пользой для себя (новый центр оттянет транспортные потоки). Кроме того, в обоих городах значительную часть застройки составляет частный сектор, который в случае необходимости можно постепенно заменять современной застройкой или парковыми зонами, сохраняя наиболее ценные фрагменты и памятники архитектуры.

В случае Омска столичный административный район должен быть помещён на левом берегу Иртыша, напротив центра города, на месте нынешнего аэропорта, который и без того уже много лет как планируют перенести. Город расположен в степи, на плоской и незаболоченной равнине, то есть имеет резерв для почти неограниченного роста. Впрочем, Омск как потенциальная столица имеет серьёзные недостатки – это близость к казахской границе и проблемы с водным балансом Иртыша. Пермь удалена от границы и находится на более стабильной с этой точки зрения Каме. Здесь новый центр также может быть построен напротив существующего центра и Мотовилихи (правда, тут может помешать болотистая почва). Другие российские города-миллионеры едва ли могут рассматриваться на роль новой столицы из-за географического положения, характера застройки или планировки.

К востоку от Урала возможным кандидатом на роль столица может стать Тюмень. Она находится в самом «узком» месте России, где Казахстан и Северный Ледовитый океан сближаются на наименьшее расстояние. Кроме того, это стык двух крупных регионов – Уральского и Сибирского (Тюменская область ныне относится к Уральскому федеральному округу, хотя в Советское время причислялась к Западной Сибири). Сам город расположен на западе области, вблизи границы со Свердловской областью. Таким образом, Тюмень с Тюменским районом могла бы быть преобразована в особый столичный округ (в статусе города федерального значения), а областной центр при этом переехал бы в Тобольск, что вдохнуло бы новую жизнь в этот старинный город, когда-то центр всей Сибири. Кроме того, был бы решён в ту или иную сторону вопрос «матрёшечного» статуса Тюменской области и входящих в её состав Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, которые ныне являются отдельными субъектами федерации и в то же время участвуют, к примеру, в выборах губернатора Тюменской области (то есть оказываются, как говорится, «равнее», чем прочее население России).

Тюмень в настоящее время ассоциируется с добычей нефти и газа, то есть «сырьевым» типом экономики. Но исторически это старейший русский город Сибири, основанный в 1586 году. Сюда же в 1885 году впервые в Сибири пришла железная дорога. Таким образом, Тюмень имеет символическое значение как город, связывающий Сибирь с Россией, а не только как центр нефтедобычи. «Сырьевая» экономика долго существовать не сможет, и города региона без смены статуса и экономического профиля превратятся в «города-призраки». Перенос же столицы в данный регион придаст ему новые силы для развития в «постнефтяную» эпоху.

В случае принятия решения о переносе столицы в Тюмень её новый административный центр может быть расположен к востоку от города, в излучине реки Туры, между несколькими небольшими озёрами. Конечно, это потребует значительных затрат на укрепление болотистых почв и противопаводковые мероприятия. После этого город сможет преимущественно развиваться на юго-восток, вдоль железной дороги по направлению к озеру Андреевскому. Нынешний центр превратится в западную окраину города, и его улицам не придётся справляться с ролью перегруженных центральных улиц столицы.

Кроме Тюмени из городов, лежащих к востоку от Урала, на роль столицы могли бы претендовать Шадринск, Каменск-Уральский и ряд других городов среднего и малого размеров. Сюда же можно добавить Тобольск, но он находится в стороне от Транссибирской магистрали, что затрудняет его транспортную доступность, а столица всё же должна быть максимально доступна для граждан страны.

***
Но столица может быть расположена и к западу от Урала, в этнически пёстром Урало-Поволжском регионе. Это могло бы, ко всему прочему, способствовать интеграции этносов и формированию в России единой политической нации. Именно там (конкретно, на территории Удмуртии, к югу от Ижевска) находится и «центр населённости» России, расположение которого при проектировании новой столицы надо обязательно учитывать.

Кроме уже упомянутой Перми из областных центров, подходящих на эту роль, можно назвать Киров. Географическое положение города очень удобно: он находится в 900 км к северо-востоку от Москвы, между такими крупными городами, как Нижний Новгород и Пермь, на стыке Транссибирской магистрали с ветками на Нижний Новгород и на Котлас (соединяющей город с северными регионами России). Кировская область представляет собой «Россию в миниатюре», она находится между такими макрорегионами, как «Центральная» Россия, Север, Урал и Поволжье, на пути из Москвы и Петербурга в Сибирь, соприкасается при этом с четырьмя национальными республиками (Татарстан, Удмуртия, Коми и Марий Эл).

Новая столица могла бы включить, помимо собственно Кирова и присоединённого к нему в 1989 году Нововятска, также соседние города – Кирово-Чепецк и Слободской, которые стали бы фактически промышленными и жилыми окраинами нового города (а также средоточием исторических памятников). Административный центр при этом должен будет возникнуть на правом берегу Вятки, между нынешними Кировом и Кирово-Чепецком. Правда, Киров находится за пределами того ареала между географическим центром и «центром населённости» России, о котором шла речь, то есть занимает чересчур «западное» положение.

Обратимся теперь к городам, не являющимся областными центрами. Можно рассмотреть, к примеру, территорию на востоке Татарстана, прилегающую к Елабуге, Набережным Челнам и Нижнекамску. Елабуга могла бы сыграть роль «старого города», где сохранилось некоторое количество дореволюционной архитектуры и историческая память о деятелях культуры – И. И. Шишкине, М. И. Цветаевой и др. Набережные Челны и Нижнекамск в этом «разделении труда» стали бы промышленными пригородами и отчасти «спальными районами», а новый административный центр разместился бы в пространстве между этими тремя городами, на правом берегу Камы. Из минусов этого варианта – наличие как раз на предложенной для центра территории национального парка «Нижняя Кама», которое может помешать строительству. Кроме того, расположение столицы на территории национальной республики, к тому же мусульманской, может вызвать сопротивление ряда сил, которые усмотрят в этом попытку «русификации».

Другой вариант в этом же регионе – город Вятские Поляны в Кировской области. Он находится на небольшом выступе территории области, вклинившемся между Удмуртией и Татарстаном, на железнодорожной магистрали Казань – Екатеринбург. Таким образом, глубоко вдаваясь в этнически пёстрый «национальный» регион, сам город и Вятскополянский район относятся всё же к «русскому» региону, что снимет остроту проблемы, о которой было сказано выше. Административный центр в этом случае мог бы разместиться на левом берегу Вятки, к северу от посёлка Красная Поляна и северо-западу от города Сосновка, которые вошли бы в новую столицу как городские районы. Название «Вятские Поляны» трудно для восприятия и едва ли подходит для столицы, имя которой будет постоянно на слуху, поэтому можно было бы предложить назвать новую столицу «Вяткой», что одновременно положило бы конец ведущимся сейчас разговорам о переименовании города Кирова, которые вносят дополнительный раскол в общество.

В то же время данный город находится в густонаселённом районе, слишком близко от Казани (120 км), Ижевска (145 км) и упомянутой Елабуги (менее 80 км), и размещение там столицы может привести к формированию перенаселённой агломерации, которая поглотит эти города (то есть произойдёт то, о чём говорилось в применении к возможному городу-спутнику Москвы), чего, конечно, хотелось бы избежать. Это отчасти относится и к предыдущему варианту (Елабуга – Набережные Челны).

Более подходящим «кандидатом» на роль новой столицы России мне видится город Глазов в Удмуртии. Он расположен на севере республики, на Транссибирской магистрали, на примерно одинаковом расстоянии от трёх крупных городов – Перми, Ижевска и Кирова. Фактически город лежит на стыке трёх больших исторических регионов – Урала, Поволжья и Русского Севера. Кроме того, именно в Удмуртии находится упомянутый выше «центр населённости» России, эта территория находится далеко от границ и в каком-то смысле представляет собой «ворота на Север», в менее освоенную часть России. Наконец, нельзя не отметить и определённую символику названия: «Глазов» – «глаз» – «зеница ока», своего рода сакральное средоточие власти.

Административные кварталы могут быть размещены к востоку от существующей городской застройки, между железной дорогой и рекой Чепцой (по своему положению относительно реки Глазов несколько напоминает Тюмень). К северу, на правом берегу реки, сохранится существующая рекреационная зона, а район жилой застройки появится к югу от линии железной дороги. Впоследствии Транссибирская магистраль может быть дополнена проходящей через Глазов меридиональной магистралью, ведущей, с одной стороны, на север – через Сыктывкар к Архангельску, а с другой – на юг, через Набережные Челны, Бугуруслан и Бузулук к Саратову и далее к южным городам России. Таким образом, Глазов окажется на пересечении основных транспортных магистралей.

Разумеется, Глазов как потенциальный столичный город не лишён недостатков. Первый из них – нахождение в черте города вредного производства – Чепецкого механического завода (ЧМЗ), который негативно влияет на экологическую ситуацию. Второй лежит в «эстетической» сфере – это крайне незначительное количество сохранившихся памятников дореволюционной архитектуры в городе (за исключением центральной площади), что обедняет восприятие жителей. Роль «старого города» фактически выполняет район «сталинской» застройки, прилегающий к ЧМЗ. Впрочем, вторую проблему можно в какой-то степени решить, если задаться целью воссоздать в новой столице утраченные в разное время памятники архитектуры Москвы и других городов России (такие как, например, Сухарева башня, иркутский Казанский собор и т. д.). Конечно, это будут лишь новоделы, но всё же они помогут жителям составить личное представление об архитектуре и исторической среде прошлых эпох.

Какое бы место ни было избрано для новой столицы, фактически это будет новый город: чиновники (а столица – это не только чиновники, это и наука, культура, высшее образование) повлекут за собой строительную индустрию, торговлю, сферу обслуживания, и даже если в городе не будут строиться новые промышленные предприятия, население его неминуемо вырастет на несколько сот тысяч. Сюда будет перенаправлена большая часть потока миграции (как внутренней, так и внешней), идущего ныне в Москву. В настоящее время строительство города может помочь решению проблем безработицы, к нему могут быть привлечены беженцы из Донбасса и с восточной Украины, которые и составят – наряду с местными жителями – костяк населения города. Это люди русского языка и культуры, идентифицирующие себя с русским народом. Поволжские этносы, особенно финно-угорские (в данном случае удмурты), также вполне русифицированы и на бытовом уровне не отличаются от русских в плане языка и культуры. Таким образом, трения между «местными» и «пришлыми» могут быть минимизированы – а работы при воплощении столь масштабного проекта хватит на всех.

Суммируя, можно сказать, что оптимальным местом для размещения новой столицы России должен стать Уральский регион с прилегающими к нему территориями Поволжья и Западной Сибири. А ещё точнее – «трапеция», вершины которой соответствуют городам Киров, Тобольск, Курган и Нижнекамск.

***
В группе Всероссийского созидательного движения «Русский Лад» в социальной сети «ВКонтакте» был проведён опрос на тему «Где должна находиться столица России?». В качестве вариантов предлагались: «Оставить в Москве», «Перенести в Санкт-Петербург», «Перенести в другой город Западной России», «Перенести в Урало-Западносибирский регион», «Перенести в Восточную Сибирь», «Перенести на Дальний Восток» и «Свой вариант». На момент написания статьи в голосовании принял участие 661 человек: разумеется, это вряд ли можно считать значимой статистической выборкой, но всё же цифры достаточно показательны.

За то, чтобы оставить столицу в Москве, выступило 48,87% опрошенных, то есть меньше половины, хотя этот вариант и получил относительное большинство. На втором месте оказались сторонники переноса столицы в Урало-Западносибирский регион – их 21,33 %. На третьем месте с 11,35 % – сторонники Восточной Сибири (но это можно объяснить высокой долей – также около 11 % – жителей Иркутска среди участников группы, которая первоначально создавалась как иркутская; правда, и доля москвичей в ней превышает их долю в населении страны – около 14 %). Санкт-Петербург поддержали менее 8 % проголосовавших, оставшиеся варианты оказались в аутсайдерах.

В комментариях к голосованию прозвучал ряд тезисов, некоторые из них хотелось бы привести.

Виталий Коржилов: «Столица – это не символ, это инструмент управления. Сегодня чиновники в Магадане уходят с работы, когда в Москве просыпаются. Столица должна быть в районе Урала, но севернее Омска. То есть где-то в районе Свердловска, Ижевска, Воркуты, Тюмени. Тогда с утра чиновники в столице работают с Востоком, после обеда – с Западом. Управление идёт в режиме, близком к реальному. Кроме того, это реальный шаг по развитию Сибири как главной кладовой страны. С оборонной точки зрения это тоже правильно».

Виктор Захаров: «Столица должна быть на Урале – в Челябинске или Екатеринбурге. Москва слишком погрязла в разврате, обюрократилась, потеряла рабочий авторитет, прокисла на взятках показной роскоши, чванства и дармоедства. Столицу нужно приблизить к рабочим регионам, хорошенько прополоскать и вытряхнуть всё лишнее».

Илья Жмакин: «Волгоград, ибо именно там было обращено вспять последнее нашествие с запада. Учитывая сегодняшнюю ситуацию и общий настрой – вполне символично. Если с точки зрения функциональности – то, возможно, куда-то подалее в Сибирь, дабы дать толчок развитию региона. С учётом возможной переориентации политики и экономики в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона – можно даже чуть подалее на восток. Если будет создан Евразийский союз – то может подойти Челябинск».

Григорий Ильин: «Думаю, для разрешения этого интересного спора нам следует обратить взор наш на нашего восточного соседа. Мудрый Назарбаев первое, что сделал, – перенёс свою столицу фактически из пределов исторического Казахстана – в этнически русский южносибирский город Целиноград и тем сохранил единство государства и заслужил почёт и уважение и своего, и чужих народов, и моё в т. ч. Вот если бы да кабы и наш государь был бы немного пограмотнее в вопросах государственного управления, он непременно перенёс бы столицу из пределов Эрефии, сузившихся сегодня до границ МКАДа и населённых в основном боярскими и олигархическими семьями и толпами всевозможных лакеев, на территорию очень далёкой от Москвы, обширной и чужой (и чем далее, тем всё чужее и чужее) для него страны – России. Если этого он не сделает сегодня, увы – завтра фактическое социально-экономическое разделение бывшего единого государства неминуемо превратится в разделение политико-правовое. При этом события на Украине могут показаться детской шалостью».

Стоит отметить, что, несмотря на то, что вариант «Оставить в Москве» оказался самым популярным и набрал почти половину голосов, в обсуждении его сторонники не проявили особой активности и не смогли привести серьёзных аргументов в поддержку своей позиции, за исключением затратности переноса и символического значения Москвы.

На сайте «Народная инициатива» (ni.kprf.ru) также было выдвинуто предложение о переносе столицы. В качестве возможных вариантов автор предложил такие города, как Красноярск, Томск и Нижневартовск. «За» предложение проголосовало 853 участника опроса, «против» – 307.

***
В завершение статьи должен отметить, что речь в ней идёт именно о современных, существующих на данный момент границах Российской Федерации. Разумеется, их ни в коей мере нельзя считать окончательными и незыблемыми. Более того, естественный ход событий должен привести к воссозданию на Евразийском пространстве единого союзного государства. В этом случае географическая конфигурация страны существенно изменится, и вопрос о переносе столицы – уже на новое место – возникнет вновь.

И тогда наилучшим местом для центра нового Союза станет Донбасс – южная территория, равнинная, с благоприятным климатом, с когда-то развитой промышленностью, ныне разорённая войной, а кроме того, геополитически «спорная». В качестве конкретного места можно указать, например, Славянск (здесь играет роль и географическое положение, и символика названия, и новейшая история города) или собственно Донецк, объединённый с Макеевкой (казалось бы, это противоречит тому, что говорилось выше о нежелательности размещения столиц в крупных городах, но надо учитывать, что Донецк состоит в существенной мере из частного сектора и к тому же частично разрушен войной и покинут значительной частью населения, что даёт возможность для его восстановления в новом качестве). Другой вариант – это Брянск, лежащий на «стыке» территории Российской Федерации, Украины и Белоруссии.

Но, ещё раз повторюсь, разговор о столице будущего союзного государства может носить пока лишь теоретический характер, что не лишает его определённой ценности. Пока на повестке дня должен быть поставлен вопрос о переносе столицы России в её существующих границах, и чем быстрее он из области отвлечённых рассуждений перейдёт в область практики, тем лучше для страны.

Павел ПЕТУХОВ

Поделиться

Комментарии (3)

  • Александр

    20 авг 2017

    Ответить

    Умные Политики во-время переносят свои хоромы в центр территории и развивают всю прилежащую территорию, и охраняют ее, а не только КРЕМЛЬ! Самый Молодой  сибирский город- Новосибирск! Назарбаев в свое время перенес свою столицу на Север. Тем самым, застолбил границы Казахстана надолго. А кто этого не понимает...?

  • Александр

    23 авг 2017

    Ответить

    Считаю правильным искать место в среднем часовом поясе. Там находятся Новосибирск и Красноярск. Но эти миллионники не стоит делать столицей. Лучше найти город с населением около 500 тыс. Там будет достаточно инфраструктуры для начала. Остальное появится со временем. Было бы желание!
     

  • Алексей

    10 мар 2018

    Ответить

    Всё будет по другому.
    Через 10 лет все поймёте

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы