Точка зрения

21579439717-1irwism-780x405 (1)Денис Грачев

Мертвое дело РПЦ

 

Ничто в мире не стоит на месте. Полного покоя и абсолютной стабильности, нет даже на кладбище. И там – копошатся черви, растёт трава, распадаются и перегнивают останки, а со временем исчезает и сам погост… Да и планета наша, в своём вращении вокруг солнца и одновременно вокруг своей оси – не останавливается ни на секунду. А если бы вдруг остановилась – это означало бы тотальную катастрофу.

Меняются формы ведения сельского хозяйства, виды транспорта, основы промышленного производства (когда-то кровью экономики был уголь, теперь нефть и газ, а лет через 50 люди, может быть, и вспоминать-то про нефть перестанут)… Когда-то невозможно было представить себе женщину на пляже в открытом купальнике. А скоро (относительно конечно) на пляжах будут загорать голышом…

То же самое касается человеческих идеологий. А так как религия либо идеология обычно являются фундаментом, базисом, платформой той или иной государственности – то с их деградацией и гибелью деградирует и гибнет государство, которое опиралось на них.

Например – почему рухнул Советский Союз?

Причин обычно называется много. Но самая главная из них в том, что к моменту этого обрушения советская идея, марксистско-коммунистическая доктрина умерла в мозгах и сердцах советских граждан. Не стало идеологии – не стало и того государства, которое строилось и развивалось на базе данной идеологии. Без единого выстрела рухнула могучая государственность, которая даже не дрогнула тогда, когда гитлеровцы рассматривали в бинокли Москву и Ленинград, рвались к Волге и поднимали свой флаг над Эльбрусом. Потому что в период гитлеровского нашествия, марксистско-ленинская идеология в душах советских людей была жива. А к 1991 году она умерла.

Почему гитлеровский рейх, отчаянно сопротивлялся до последнего – даже когда бои шли на улицах Берлина? Потому что она на тот момент была жива в душах немцев. Это. Разумеется, была плохая, людоедская идеология, но – живая. Поэтому рейх не падал, не умирал сам собой, его приходилось уничтожать ценой неимоверных усилий.

Почему огромная сверхдержава, созданная Александром Македонским, распалась сразу же после его смерти? Потому что единственным религиозно-идеологическим базисом, на который опиралось разноплемённое и разноязыкое лоскутное царство Македонского, являлось обожествление самого Александра. Да – он провозгласил себя Богом. И как только умер – рухнула такая религия, равно как и опиравшееся на неё государство…

Религия древних римлян застыла, окостенела в ее развитии, оставаясь архаичной, примитивной системой наивных мифов и суеверий. И римляне начали отшатываться от религии. Не то чтобы они превращались в богоборцев – они просто переставали интересоваться вопросами духовного развития, принимали чужую веру или ударялись в мистику. Римская элита, не стесняемая никакими моральными преградами, пускалась во все тяжкие – и тон в этом задавали сами императоры и их приближённые. Империю сотрясали мятежи, на её границы усиливался напор варварских племён…

 

Вот тогда-то явился в мир Иисус Христос, давший миру новое учение. Которое заключалось не в каких-то там новых словообильных доктринах, подкреплённых огромными трактатами-манускриптами – а в отказе от лицемерия, буквоедства, словоблудия, тупого следования канонам, в торжестве простоты, свободы, здравомыслия и справедливости.

Христос не стал напоминать и вдалбливать людям древние заповеди типа не укради, не убей, не возжелай жены ближнего твоего, и т.п.

Он свёл их в два, абсолютно простых и легко запоминающихся правила:

1) Возлюби Бога твоего;

2) Возлюби ближнего твоего.

И всё – больше ничего не надо. Если ты любишь (не боишься лютым страхом, а именно любишь!) Бога и ближнего – ты, соответственно, не убьёшь и не обворуешь и жену его не соблазнишь.

Про все многочисленные предписания Иисус сказал ясно и чётко: дух животворит, а буква убивает. И ещё: где Дух господень – там свобода.

Он демонстративно переступал через многие табу, в частности через запреты что-либо делать в субботу – подчёркивая, что суббота создана для человека, а не человек для субботы. Он совершенно не считался с социальным разделением, вплоть до того что, подавая пример, лично помыл ноги своим ученикам.

При этом Христос решительно пресекал попытки провозгласить себя каким-нибудь военно-политическим вожаком-предводителем. Он чётко определил разделение: Богу – Богово, а кесарю – кесарево. Политики этот человек избегал как огня и никогда никак не сотрудничал с властями. Равно как и с официальными священнослужителями.

Не было в проповедях Иисуса ни малейших намёков на то, какой должна быть одежда священнослужителей, какой формы должны быть храмы, какие уставы должны быть в монастырях или при каких условиях возможна канонизация того или иного человека. Не было у него ничего – ни про монашество, ни про иконы, ни про институт святых. Абсолютно.

Зато была постоянная проповедь свободы, освобождения от оков буквоедства, от пут лицемерия и бессмысленного слащавого религиозного словообилия.

Стоит ли удивляться тому, что проповедь Иисуса Христа (и затем его учеников) распространилась со скоростью лесного пожара в период засухи?

Разумеется, официальные священнослужители и политическая власть обрушились на адептов нового вероучения. Но в этой борьбе у полумёртвых, замшелых религий не было ни малейшего шанса на победу в долгосрочной перспективе.

 

Однако люди – есть люди. В большинстве своём, они не способны всегда быть на высоте. Духовный взлёт сам по себе — дело трудное и для многих людей малопредставимое. А уж постоянно пребывать в состоянии такого взлёта, всегда парить в поднебесье – это то, чего простым смертным просто не дано.

Иисус Христос создал прекрасное учение, выше которого ничего в мире пока не придумано. Но в том-то и дело, что оно слишком прекрасно, слишком высокодуховно – а потому в полном и чистом виде доступно лишь избранным единицам. Остальной массе, нужно что-нибудь попроще, подоступнее.

Со времени власть начала обрушиваться на христиан с репрессиями – но это еще было полбеды. Гораздо хуже стало, когда политики смекнули, что христианство становится такой силой, которую можно использовать в борьбе со своими противниками – если предоставить главным из христиан такие льготы-блага, которые раньше имело языческое жречество.

У христиан появились великолепные храмы, богатые и влиятельные священнослужители, утвердились всевозможные обряды, возникла обильная богословская литература. Христианство заняло место умирающего язычества – и унаследовало от язычников слишком многое…

 

К 1917-му году официальная РПЦ, стала просто-напросто одним из ответвлений власти. А священнослужители превратились в разновидность государственных чиновников. Разумеется, большинство русских крестьян и мелких ремесленников (то есть простого люда) воспринимали происходящее как должное. Их ничто не раздражало.

Но государственность держится не на поддакивающем большинстве, а на мыслящем меньшинстве – независимо от того, нравится это кому-то или нет. Поэтому когда большевики взяли РПЦ за жабры – у них всё получилось. Пусть и не без труда. Ибо Русская православная церковь не поспевала за общенациональным общегосударственным развитием.

Абсолютное большинство полубезграмотного крестьянско-ремесленного населения России, просто-напросто не осознавало вообще, во что именно и почему именно оно верует. Например думали, что Сретение – это банально встреча зимы с летом (то есть праздник весны) и не более того. Большинство из тех, кто называли себя христианами – отродясь не держали Библии в руках.

Да, белогвардейцы героически сражались на фронтах Гражданской войны – этого у них не отнять. Однако при всём том они пытались повернуть вспять колесо истории, которое уже провернулось. Пытались вернуть вчерашний день. А вчерашние дни не возвращаются – какими бы хорошими (или плохими) они ни были. Любая попытка вернуть на поля прошлогодний снег – заведомо обречена на провал.

Конечно, Ленин с Троцким строили на обломках России новую империю – но это было качественно, принципиально иное государство. Это был свежий, живой отросток от сгнившего ствола, от трухлявого пня прежней государственности – но ни в коем случае не сам сгнивший ствол или трухлявый пень.

И вот сегодня, сейчас, мы с вами наблюдаем возрождение… Ан нет – фигушки! Всего лишь попытку реставрации прежнего сгнившего ствола, трухлявого пня.

Если Юлиан Отступник пробовал возродить реформированное язычество в виде платонизма, то в нашу эпоху присутствуют попытки возродить именно и только ту самую Православную церковь, которая умерла в 1917-м году.

Это впрямь кошмарное зрелище – наблюдать за попытками воскрешения мертвеца…

 


Источник

 

Поделиться

1 комментарий

  • Ответить

    Цитата: "Он свёл их в два, абсолютно простых и легко запоминающихся правила:
    1) Возлюби Бога твоего;
    2) Возлюби ближнего твоего.
    И всё – больше ничего не надо. Если ты любишь (не боишься лютым страхом, а именно любишь!) Бога и ближнего – ты, соответственно, не убьёшь и не обворуешь и жену его не соблазнишь".
     
    Вот такой примитивизм в понимании христианства и приводим к кощунству и к отрицанию ценности веры как таковой. Если бы всё было так просто, то достаточно было этих двух строчек и закончить на этом.  В Евангелие мы видим раскрытие понятий Бога и любви к Нему, и только тогда заповеди Христа наполняются божественным содержанием. Именно этим Христос и занимался в своих проповедях. Однако чтобы понять их правильно, надо быть кристально честным как с самим с собой, так и с другими людьми, то есть выполнять главную заповедь Христа.  
     Протестанты исказили смысл учения до неузнаваемости и утверждают, что личное материальное преуспеяние есть свидетельство того, что ты избранник Божий, и вообще всё предопределено до рождения. Люди, которые так интерпретируют учение Христа, лгут себе и всем остальным. Всё это открывает дорогу для откровенного сатанизма и находится в полном противоречии с тем, о чем говорится в Евангелие.
    Учение Христа конечно, а жизнь во всех своих проявлениях бесконечна. Однако все правила общественного бытия, заложенные Им, применимы к этой бесконечности. Поэтому учение его никогда не устареет. Об этом очень хорошо написал А.С.Пушикин: "О, сколько нам открытий чудных
     Готовят просвещенья дух, И опыт, сын ошибок трудных, И гений, парадоксов друг,
      И случай, бог изобретатель..   
          

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы