Точка зрения

hfg34Дмитрий Глуховский

«Я не хочу в это верить»

 

Идет спецоперация по денацификации Украины, освобождающая от нацистских батальонов Харьков, Мариуполь и Николаев. Операция проходит по плану и была бы уже победоносно завершена, если бы нацистские боевики не брали в заложники мирных жителей. Они подрывают жилые дома и больницы вместе с украинскими женщинами и детьми, чтобы обвинить во всем российские войска – потому что иначе поток денег и вооружений с Запада остановится.

И кстати Россия не нападала на Украину, а была вынуждена нанести упреждающий удар, потому что всего через шесть часов Украина напала бы первой. К тому же Киев разрабатывал атомную бомбу, чтобы применить ее против Москвы, а в секретных лабораториях на Украине американцы создавали боевые штаммы коронавируса, поражающие только русских и распространяемые перелетными птицами. И вообще Украина – лишь поле боя между Россией и США, на котором решается судьба будущего мироустройства.

Как можно поверить в этот бред, который полностью извращает реальность, выдавая черное за белое? Как можно называть очевидного агрессора миротворцем, когда существуют тысячи документальных свидетельств агрессии? И тем не менее именно этот бред является официальной позицией России. И многие в ней в него поверили.

Разрыв прошел через миллионы семей – старшее поколение принимает похожую на фотографический негатив картину мира, до хрипоты споря и ссорясь со своими молодыми родственниками, для которых подлог и вранье очевидны. Путинская пропаганда, которая ответственна за психоэмоциональную подготовку и оправдание братоубийственной спецоперации, оказывается невероятно эффективной, даже когда ее ложь, казалось бы, должна резать глаза любому.

Чем это объяснить? Не одной же легковерностью российского телезрителя! В конце концов в России все еще существует Интернет, где каждый может найти правду о событиях на Украине, посмотреть ей в глаза, если захочет, не так ли?

Но эта правда искореняется всеми возможными способами. Если вы будете искать новости об Украине из России, вы вообще не увидите слово «война». Дело в том, что оно, как и любая информация о положении на фронтах, отличающаяся от заявлений пропагандистов, отныне – уголовно наказуемо. Пятнадцать лет в тюрьме за «распространение сведений, порочащих действия российской армии». Три года за антивоенные призывы.

Даже «Новая газета», чей редактор только что удостоен Нобелевской премии мира, вынуждена вымарывать слово «война» из своих заголовков. Почти все остальные критически настроенные медиа и неподконтрольные власти социальные сети запрещены и заблокированы. Россияне все больше оказываются закупорены в герметической среде, куда нет доступа правде.

 

Но дело не только в этом. Видео бомбежек, фотографии раненых и убитых просачиваются сквозь мембрану цензуры. Однако факты, снимки и свидетельские видео оказываются не важны. Оказывается, ими можно пренебречь, можно усомниться в них, или дать им другое объяснение – уложив их в диаметрально противоположные толкования. Именно это имеет первостепенное значение. Воображаемый мир имеет над людьми куда большую власть, чем реальность.

Победа в Великой Отечественной далась советскому народу чудовищными жертвами: погибли не менее двадцати миллионов человек, жертвы были буквально в каждой семье. Оплаченная кровью родных, война и Победа стали сакральны. Путинские идеологи решили превратить ее в источник своей легитимации, изображая Путина и его окружение наследниками победителей.

В частной жизни абсолютное большинство россиян совершенно бесправны и беспомощны перед государством, которое внедряет им верноподданническое, а не гражданское сознание. У людей существует огромный запрос на элементарное самоуважение, на чувство собственного достоинства – но путинский режим зиждется именно на подавлении человеческого достоинства, на политической апатии и чувстве выученной беспомощности. Людям подсовывают имперский шовинизм, выдавая его за патриотизм.

Власть неспособна улучшить жизнь россиян, народ несчастен и озлоблен, нищ и запуган; его терзает ощущение бесцельности и бесперспективности жизни, которая с каждым годом становится хуже. И даже если люди в глубине души понимают, кто ответственен за их беды (не Зеленский же и не Байден, в самом деле, гадят у них в лифтах!) им не хватает смелости признаться в этом даже себе самим.

Пропаганда предлагает комфортный и воодушевляющий миф, который позволяет им примириться со своим существованием. Надо только отринуть факты, поверить, что Великая Отечественная не заканчивалась никогда и продолжается по сей день. Что нынешнее поколение россиян тоже причастно к великим подвигам своих предков, память которых нам нельзя предать. Ощущение всеобщей причастности к великой исторической миссии играет невероятно важную психотерапевтическую функцию – особенно в стране, где почти никто всерьез не верит в бога.

 

У людей наконец-то появляется ощущение смысла жизни, возможность ощутить гордость за свою страну. Это становится важным эрзацем чувства самоуважения в повседневности. Пусть и не вставая с диванов, но они уже как бы тоже и ведут войну за свою правду, и даже жертвуют чем-то на этой войне, ощущая падение уровня жизни из-за западных санкций. Больше того, консолидированный ответ Запада на российское вторжение вырывается пропагандой из контекста и подается как агрессия США и их союзников, которые хотят ослабить и развалить Россию – как и твердил все эти годы Путин.

Да, это не реальность, это героиновый морок, но героин дарит эйфорию, и забвение, снимает боль.

Пытаться переубедить уверовавших в праведность «специальной операции» на Украине невероятно сложно: ведь если признать, что там что-то не так, что нам противостоит не отдельный националистический батальон, а весь украинский народ, значит – признать и самого себя соучастником. Утратить чуть ли не единственную уже опору, позволяющую не провалиться полностью в душевный мрак. Признать реальность означает потерять уверенность в том, что ты являешься хорошим человеком – краеугольное чувство, совершенно необходимое для жизни. Принять чувство вины и ответственности за соучастие в неправедном. И тогда ведь придется назвать свою сторону – стороной зла, своего правителя – тираном. А это требует отваги уже совсем другого уровня – потому что или выталкивает тебя из дома на отчаянную и скорее всего обреченную борьбу, или заставляет признаться себе в собственной трусости.

Путинская пропаганда заманила нас в жуткую ловушку. Поймав нас на крючок имперской ностальгии, дав ощущение сопричастности к великой исторической миссии, она на самом деле делает народ причастным к самым злым делам. И чем больше прольется крови, тем сложней будет людям поверить в правду, полностью не потеряв себя.

И все же я уверен, что этот момент настанет. Его боятся и в Кремле, иначе зачем ему было бы запрещать все источники информации, которые называют войну войной.

Но в современном мире правду не заблокируешь. Тысячи убитых солдат рано или поздно вернутся домой в чёрных пластиковых мешках. Десятки тысяч приедут с фронта и расскажут своим семьям, то о чем сейчас нельзя писать.

Ужасной будет цена за то, чтобы просто поверить в реальность. Но я хочу верить, что мы однажды найдем в себе силы, чтобы посмотреть правде в глаза.

 


Источник

 

Поделиться

1 комментарий

  • Ответить

    Цитата: "Поймав нас на крючок имперской ностальгии, дав ощущение сопричастности к великой исторической миссии, она на самом деле делает народ причастным к самым злым делам. И чем больше прольется крови, тем сложней будет людям поверить в правду, полностью не потеряв ".
    Когда борьба с нацизмом была злым делом? Может быть, считает, что не надо было проливать кровь и в борьбе с фашистской Германией?  По его мнению, нет на Украине нацистов и фашистского государства тоже нет. Не было восьми лет обстрелов жителей Донбасса и Луганска, не было 14 тыс жертв этих обстрелов, не было Одессы, где сожгли заживо мирных жителей, не было репрессий и политических убийств. Ничего у него не было. А это всё было! И это требует того, чтобы уничтожить нацизм на Украине и фашистское государство. Не нравится автору название спецоперация. Так этим как раз показывается, что она относится не к народу Украины, а к неонацистами. Если бы была война, какой она была с фашистской Германией (с ковровыми бомбардировками в городах), то она закончилась бы за пять дней. 
     

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы