Точка зрения

middlesmall_B84D18B11EBCA68EАлександр Леонидов

Идеология 22-го века? 

 

Многие читатели уже обратили внимание, что ручейки знаний в газете «ЭиМ» сбегаются в одном направлении, в сторону формирования такого универсального матричного знания, которым для XX века стал марксизм XIX века. Теперь марксизм очевидно устарел, его «реалии» оказались ложными, осыпались, под ними обнаружились более фундаментальные реалии социального бытия. Но вот беда: люди никак не могут эти реалии, отчётливо ощущаемые, рационально изложить в описании.

 

Практика у нас давно уже пост-марксистская, а теория – либо марксистская, либо того хуже: архаично-домарксистское, клипово-бессвязное мышление зоологической твари (основная заслуга марксизма – он изложил социальные реалии связно, показал их всеобщую взаимосвязь и диалектику взаимодействий).

Но что же за реалии мы ощущаем всеми фибрами и всей кожей в жгучем дыхании пост-марксистской социальной реальности? Неужели мы снова откажемся от океанских плаваний ПОЛИТЭКОНОМИИ, чтобы снова барахтаться, как наши либералы, в лужицах микроэкономик и знахарских сборниках примет — «экономиксах»?

Мы попытаемся приоткрыть завесу ПОЛИТЭКОНОМИИ 22-го века, при условии, что мы верим в прогресс, верим, что 22-й век не будет веком шкур, дубин, каменных орудий и всестороннего регресса человечества.

+++

Мы в многочисленных аргументациях отвергли прежнюю материалистическую ограниченность приоритета средств производства, классовой теории и т.п.

Мы убедились, что человечество движется не от орудия к орудию, а от убеждения к убеждению.

Движение людей направляется сплочёнными группами единомышленников и никакой предопределённости (кроме, может быть, высшей, непостижимо-мистической) тут нет. Человечество вовсе не обязательно развивается.

Оно может развиваться. Может тысячи лет пребывать в застое всех форм быта, как современные племена Амазонки и африканских пустынь. Оно, наконец, может деградировать, и не только ситуационно (что признавал и Маркс) – но и стратегически, необратимо. То, что мы несколько веков последовательно восходили от примитивных форм техники к более совершенным – вовсе не закон, а случайность.

Если принять очевидность, что цивилизация – это определённое вероисповедание, а не нагромождение механизмов и памятников, то человечество движимо той группой единомышленников, которая окажется сильнее и убедительнее.

Людей могут увлечь большевики, зовущие к новым формам быта, могут увлечь ельциноиды, зовущие к старым формам быта, людей могут увлечь «изломисты» — мечтой о диком «халифате», наркоторговцы, зовущие в «страну грёз», прочь из этого мира и т.п.

Особенность христианской цивилизации в том, что много веков одна и та же группа единомышленников управляла людьми и вела их в определённом направлении. Говоря совсем кратко – от звериной стаи к апостольской общине (что породило, в том числе, и социалистическую идею, чуждую за пределами христианской цивилизации).

Потом в этой группе господствующих настроений начался кризис ценностей, кризис приоритетов, разного рода расколы (включая и гуманистический «атеизм» – подлинный атеизм не может быть гуманистическим, он отрицает человека, как ничто, как случайный пузырь на квашне).

Надлом идеологических ценностей произвёл и надлом социальных, экономических тенденций. Последовательное развитие сменилось рывками, кульбитами, кругами и нелепыми зигзагами, как у корабля, за руль которого борются несколько рулевых, отнимая управление друг у друга.

Объективно говоря, цивилизационным пиком был сталинизм – система предельного напряжения всех факторов прогресса науки, техники и социальности, в которой, однако, была червоточина атеизма. Далее червоточина расширяла прореху, практика неизбежно конвергировала с «символом веры» (а им был дарвинизм). В итоге мы получили обрушение многовековой цивилизационной конструкции (крах СССР – не только крах СССР, это крах веры в лучшие начала в человеке, апологетика худших, звериных качеств и свойств человеческой натуры: мол, «увы, как ни печально, человек не может жить по-людски, у него получается жить только по звериному»).

Неудивительно, что развенчав коммунистическую веру (как девиантную форму христианской) – либералы (торжествующие паразиты исторической ткани) без всякой паузы или остановки принялись крушить и собственно-христианский базовый ствол цивилизации.

Присмотревшись, мы увидим, что либералы отрицают в коммунизме НЕ ВСЁ. Они последовательно вычленяют из советского «символа веры» всё, связанное с православным наследием советского уклада, но бережно сохраняют всё, что было вкраплено «сверх и помимо»[1].

+++

Общая логика говорит: если распад есть расчленение, то созидание и творчество – есть синтез.

Расчленяя – разрушаем, сочленяя – творим и совершенствуем.

Это – базовое правило, что в технике, что в философии, что в быту. Человек, который построил второй дом рядом с первым – имеет два дома, а человек, который разрушил свой дом, не имеет больше ни одного.

Мы имеем очевидно-плодотворные ветви цивилизации, которые дали величественные плоды: Христианство и СССР. Значит, совершенно очевидно, что будущее – за сочетанием этих ветвей.

Только тот, кто сумеет их сочетать в гармоническое и диалектическое единство – сможет восстановить цивилизацию, развитие и связать распавшуюся связь времён.

Приведу простой пример. Если хорошие результаты показал авиационный транспорт и водный транспорт – что разумнее? Создать единое для них министерство транспорта, которое будет рационально распределять между ними грузы? Или уничтожить одну из перспективных линий – потому что якобы это нужно второй (каким боком авиации нужно уничтожение пароходов?!).

+++

Сочетание тысячелетий христианского (и вообще, монотеистического) наследия с блистательными, но краткими годами советского наследия – как сочетание марафонского бега со спринтерским.

Нам нужны и скорость, и сохранность бегуна. Никого не порадует, если бегун выложится до смерти, и умрёт на финише. Однако и как черепаха плестись бегуну негоже…

Современное олимпийское движение без проблем включает в себя и бег на длинных дистанциях, и бег на коротких. Точно так же идеология 22-го века (если он будет веком прогресса) – обязана включить в себя христианское и советское наследие.

+++

Говоря проще: нужно взять советское наследие, марксизм, и при великом уважении к ним – почистить их от посторонних цивилизации ядовитых примесей. Если человек любит своих родителей – то он ненавидит рак, убивающих их изнутри.

Точно так же и советский патриот, и чуждый старообрядческого начётничества христианин обязаны ненавидеть внутренние опухоли своих учений.

+++

Но как? Что взять в 22-ой век, а что оставить музеям старины? Ответ нам даст ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ, которая, изучая историю, находит во всех эпохах общие черты развития и общие черты деградации.

Конкретика меняется. Но основные узлы очевидны. Человек античности имел сходные с нами проблемы в области различения Добра и Зла.

+++

Вообще – на протяжении всех обозримых тысячелетий – у человека есть три мотивации. Только три. Не более, чем три. Они, конечно, косметически корректируются в каждую эпоху, но совершенно явственно выпирают отовсюду, что бы мы не изучали.

Первая мотивация: инфинная (заинтересованность вечными ценностями)

Вторая мотивация: локально-капсульная (замкнутость на своё личное время и пространство, игнорируя всё, что за их пределами)

Третья мотивация: патологическая. Это совершение бессмысленного безобразия, вредящего как вечным ценностям, так и локально-эгоистичным интересам человека.

Вот, собственно, и вся история. Есть люди, которые работают на всех, на всё человечество, увлечённые археологией, астрономией, составляющие послания далёким потомкам, чтящие давно ушедших предков. Вершина и средоточие всей это открытости бесконечности – идея Бога.

Такие люди – теоретически говоря, инфинные. А практически говоря – ХОРОШИЕ.

Любой хороший человек (это даже дети понимают) – думает не только о себе, и не только личный интерес преследует. Иначе его бы не назвали хорошим человеком. Он был бы плохим человеком по бытовому определению.

А по научному определению – человеком с деинфинизированной психикой. Изъяли идеи вечности и всеобщей взаимосвязи из головы – получили вместо человека хищного зверя (или травоядного барана).

Ну, и никуда не денешься от обилия сумасшедших, социопатов, маньяков. Их поведение не инфинно и не эгоистично, оно вообще за пределами логической последовательности.

+++

Итак, заострим внимание на пройденном: инфинитическая мотивация есть осознанная человеком линейная бесконечность перспективы, предполагающая актуально-бесконечное будущее.

Она предполагает последовательность и преемственность деятельности между людьми одного поколения и между людьми последовательно сменяющихся поколений. Каждое действие инфинного человека – это СТАДИЯ. Она наследует предыдущей стадии и передаёт свои наработки по наследству следующей стадии.

Это и есть линейное развитие, устремлённое в бесконечность.

Если отказаться от бесконечности, от постоянной злободневности вечных ценностей (перечитайте ещё раз, тут нет противоречия) – то бесконечную перспективу придётся замкнуть. Не оттого, что по злобе, а просто само собой, автоматически так получится.

Сказать – «я смертный, кратко-живущий, меня не интересуют наследие предков, археология, астрономия, далёкие потомки и вообще всё, что связано с взглядом в бесконечность».

Отсюда возникает ЛОКАЛЬНО-КАПСУЛЬНАЯ ЗАМКНУТОСТЬ человеческих мотивов и мыслей, всего, что диктует поступки. Локально-капсульная замкнутость останавливает прогресс. Начинается максимально-комфортное расположение человека в кратком времени и на маленьком пятачке пространства. Такая позиция, что очевидно теоретически и ярко иллюстрировано практикой, иссушает и истощает социальную среду.

Эгоист, думающий только о своём личном пространстве и личном времени, отпущенном лично ему – заколачивает двери в бесконечность Вселенной и обрезает Время с двух сторон: датой своего рождения и предполагаемыми сроками своей смерти.

Для такого человека нет ничего до него и нет ничего после него – в самом прямом и грубом смысле слова.

Нетрудно понять, что речь идёт о двух разных Вселенных: одна бесконечна во времени и пространстве, моделируемая в геометрии прямой линией, лучом, разомкнутой системой координат и т.п. Вторая вселенная — локально-капсульная, как гроб или бочка.

Между человеком инфинным, который является единственной движущей силой прогресса и цивилизации, и человеком локально-капсульным, являющимся паразитом на теле цивилизации (он ест то, что есть, и не создаёт того, чего нет) историк без труда обнаружит третий тип.

Третий тип, обильно представленный историческими материалами – социальный безумец, человек со сломавшимся аппаратом рацио.

Он не порождает метафизического социализма, вложенного в осевую суть прогресса, как инфинный человек (связанный с самоотречением во имя Вечного[2]). Он не порождает и метафизического капитализма (эгоцентричного рвачества).

Социальный безумец – это не восходящая бесконечная линия бегуна, и не замкнутый круг, по циклу вечно возвращающий человека к началу бега. Социальный безумец – это мутные, сумрачные мозги, заставляющие человека хаотически метаться по непредсказуемой ломаной траектории, которая, в общем итоге – и никуда не ведёт, и никуда не возвращается.

Привяжите карандаш к пятке сумасшедшего, который бегает зигзагами, разными углами, то взад, то вперёд, это и будет историческая траектория СОЦИОПАТОВ.

+++

С чем это связано? Есть только две логики, создающие аппарат рассудка, то, что называется у юристов «быть в здравом уме и твёрдой памяти». Одна логическая система – оформившийся окончательно в Средневековой философии РЕАЛИЗМ, вторая – противостоящий ему НОМИНАЛИЗМ.

Реализм, признавая общие понятия (универсалии) – признаёт и главное из обобщений – Всеобщность. Он в процессе классификации восходит от множеств к Единому (Богу), а отсюда – постигает актуальность Вечности и Бесконечности.

Только это и ничего кроме этого делает крысу человеком, направляет его по бесконечной последовательно-преемственной лестнице прогресса, выстраивает парадокс долгоживущей цивилизации у краткоживущих людей.

В самом деле, как же может цивилизация существовать, скажем, 2 тыс. лет, если точно известно, что НИКТО, начинавший путь 2 тыс. лет назад до наших дней не дожил?! Ведь это же парадокс (доя номиналиста)! Объяснение парадокса – в преемственности, последовательности, стадийности прогресса: люди передают потомкам себя в виде наследия, и каждое поколение, обогатив это наследие своим даром, направляет его дальше.

Только так и можно объяснить парадокс – что ВСЕ первые носители цивилизации вымерли, а цивилизация (состоящая из них) жива-здоровёхонька, да ещё и развиваться изволит!

Номинализм – учение о ложности всяческих обобщений – «не нуждается в гипотезе Бога»[3].

В номинализме нет прямого отрицания Бога, в нём – недоказуемость Бога средствами разума. То есть, может быть, Бог есть, а может, его и нет, но «он сам по себе, а я сам по себе».

 

При такой позиции замыкание номиналиста в локально-капсульную вселенную становится практически неизбежным. В силу определённых инерций воспитания оно может случиться не сразу – но по прошествии определённого срока обязательно случится. Всё высшее, связанное с Вечностью, будет умом отринуто. И не как «плохое», а просто как «неистинное» и «недоказуемое».

На выходе получаем Чубайса и «приватизацию»…

«Я не то, чтобы враг каким-то там вечным египетским пирамидам, но я должен прежде всего позаботиться о себе, о своих личных интересах».

«Потом – когда у меня всё будет тип-топ, я может быть, позабочусь и о пирамидах, и о фундаментальной физике, и о космических исследованиях…»

Это – распространённый самообман. Такого, чтобы «всё» у человека было «тип-топ» не бывает.

Нельзя включить инфинитику («всё» – значит, всеобъемлющее) в локально-капсульные пространство-время («я» не есть «мы», «они»).

Постоянно будут довлеть ЛИЧНЫЕ проблемы – или с личными деньгами, или с личной безопасностью, сменяя друг друга.

+++

Но к чему это я всё так подробно излагаю? Чтобы подчеркнуть: крыса не безумна. Она может показаться вам противной, неприятной, отвратительной, но она не безумна (если, конечно, не сошла с ума, что и с крысами бывает).

У крысы своя логика, достаточно стройная, позволяющая этой альтернативной человеку форме жизни выживать миллионолетиями.

Разум, в который попала инфинная составляющая – превращается в человеческий. Разум, из которого изъяли инфинные интересы – превращается в крысиный.

Крысиный разум не обязательно слабее человеческого. Если сравнить разум человека-младенца и разум взрослой опытной крысы, то крыса с отрывом будет лидировать. Доказано, что мышление взрослой вороны находится на уровне интеллекта 5-летнего ребёнка, то есть 4-летний малыш интеллектуально слабее вороны.

Теоретически крысиный разум может вмещать в себя любое количество знаний, эрудиции. Другое дело, что в крысиной модели интеллекта все знания замыкаются на «я» — служат личной сиюминутной выгоде или выбраковываются, как бесполезные.

Не количество знаний, не объём памяти делает человека человеком. Человека человеком делает способность к инфинным мыслям – способность понимать и принимать категории вечности и бесконечности.

+++

Локально-капсульная модель вселенной в голове прекращает прогресс, останавливает историю, замыкает смену поколений в безликий цикл бесконечных и бессмысленных повторов.

Локально-капсульная модель вселенной (гроба или бочки мироздания) ликвидирует человека-Творца и формирует человека-крысу (через конвергенцию с психическими процессами у крысы).

Но локально-капсульная модель вселенной в общем и целом РАЦИОНАЛЬНА, в ней сохраняется адекватность понимания причинно-следственных реакций. Здесь нет очевидной суицидальности социопатологий, вытесняющих в свихнувшемся мозге идеологии[4].

Что касается социального безумия, то оно напрочь лишено рассудочных начал, способности к анализу и объективным измерениям.

Анатомически социопатология (идеология вымирания) складывается из похотей животных, неосмысленных инстинктов и каких-либо утративших логику обломков жизнеспособной идеологии.

Например, самоубийство жителей острова Пасхи складывалось из животной жажды вождей доминировать – и идеологической фабулы строить огромные статуи-головы. Зоологическая жажда доминирования не могла ни остановить, не объяснить процесс этого строительства, погубившего в итоге всю растительность острова.

+++

Отсюда базовое понимание трёх состояний социопсихики – коллективного разума, который создаёт общество и всякое дело в обществе:

-Линейное, бесконечно-разомкнутое, преодолевающее преграды в движении, преемственное и последовательное движение в избранном направлении.

-Круговое, цикличное движение по оболочке замкнутой в пространстве и времени капсулы, отрицающей и вечность времени и бесконечность пространства, и единоначалие Вселенной, и вечную жизнь (соразмерное с вечным небытием вечное бытие).

-Хаотически-изломанное движение из ниоткуда в никуда, вдохновляемое и мотивируемое социальным безумием, утратой логического аппарата и способности к самоанализу, метода поставновки целей и объективной оценки достижения целей.

+++

Только нам выбирать: быть ли наследниками Сергия Радонежского и Юрия Гагарина? Но для этого нужно верить в бесконечность, и стремится в бесконечность (православная вера и космический полёт).

Или же нам быть наследниками племени людоедов «ням-ням»[5] - в котором ничего нового на протяжении тысяч лет не происходит, а просто каждый стремится хапнуть лично себе побольше, порой для этого сожрав соседа?

Нетрудно увидеть даже скептикам, что чубайсова приватизация столкнула нас на уровень «ням-ням» и их психологии в самом прямом и буквальном смысле слова. Так что в словах автора нет преувеличения.

Или же – ТРЕТИЙ ВАРИАНТ, который в современном мире наиболее вероятен – угробить человечество, воплотив в его последние годы всемирный дурдом, с разнонаправленным, хаотичным движением (свобода в либерализме), бессмысленными метаниями психопатов из стороны в сторону, всеядностью «толерантности» и «мультикульурализма», равноправия овец с волками?

Выбирать, повторяю, только нам.

Мифические марксовы «производственные отношения» никуда нас из ямы не выведут, как не вывели они ни в какой капитализм племена дикарей Амазонки. Никакой борьбы классов нет, и никогда не было – а есть борьба идей и настроений.

Мы – группа единомышленников, исповедующих… ЧТО?

Ответ на этот вопрос, читатель, и будет ответом на вопрос о будущем человеческой цивилизации…

 


[1] Например, ультра-либеральный теоретик распада А.Никонов открыто пишет: «единственное, что было в советской практике хорошего – то, что гоняли попов». От этого наследия Никонов не отрекается, как и другой разложенец-теоретик, А. Невзоров, призывающий взять из советской борьбы с религией всё эффективное, что в ней было.

[2] В педагогике классическим афоризмом для учителей на все времена стал призыв поэта Н. А. Некрасова из стихотворения «Сеятелям» (1877), обращенного к «сеятелям знанья на ниву народную»: «Сейте разумное, доброе, вечное». Нетрудно доказать, что определения «разумное» и «доброе» в данном случае – синонимы определения «вечное». В самом деле, если мы говорим о временном, о том, что уйдёт в никуда без следа – то оно может быть приятным, комфортным для человека, но разумным или добрым – нет. Основное свойство Разума – противостояние Смерти, бесследному исчезновению – для чего Разум не только принял религию, но и изобрёл письменность, мумификацию и т.п. Добро же обращено ко всем, значит, в бесконечность поколений. Если Добро обращено не ко всем – тогда оно есть локальная, частная выгода, а не Добро в философском смысле термина.

[3] Тезис взят из знаменитого диалог Наполеона с Лапласом. Наполеон: Великий Ньютон всё время ссылается на Бога, а Вы написали такую огромную книгу о системе мира и ни разу не упомянули о Боге! Лаплас: Сир, я не нуждался в этой гипотезе. Два великих учёных, но один РЕАЛИСТ, а другой НОМИНАЛИСТ. То есть они оба не безумцы, у них есть своя логика – у каждого. Развивая логику Лапласа номиналист наших дней Сергей Капица говорит о религии и Патриархе: «Бог? Я, как и Лаплас, не нуждаюсь в этой гипотезе. Я могу рассуждать о Боге как о явлении культуры, но считаю, что наше непонимание тех или иных вещей не означает наличие Бога».

[4] Идеология – логия, утверждающая жизнь и жизнелюбие в той или иной форме. Социопатология – идеология смерти, или логия, отрицающая жизнь и жизнелюбие в той или иной форме.

[5] НЬЯМ-НЬЯМ – не выдумка сатириков, а реальное первобытное дикое негрское племя в Африке, на границе гос. Конго; людоеды. (Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка.- Чудинов А.Н., 1910).

А. Леонидов-Филиппов

 

 

Источник

1 комментарий

  • Сергей

    24 сен 2017

    Ответить

    Цитата: "Есть только две логики, создающие аппарат рассудка, то, что называется у юристов «быть в здравом уме и твёрдой памяти»".
    На мой взгляд, автор вообще лишён какой-либо логики. Какой-то сумбур горячечный. Всё началось с названия "Идеология  22 века".  Почему тогда не 25 века?

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательные для заполнения *

Рубрики

Авторы